Лента новостей

02:21
Трамп планирует проконсультироваться с юристами по поводу закрытия Twitter
02:18
"Аэрофлот" перестанет допускать на рейсы пассажиров без масок и перчаток
02:15
Военную колонну ЛНА выдали за ЧВК "Вагнер" без доказательств
01:48
«Тип-16».Вытесняя гусеничные танки
01:42
Что такое Южно-Атлантическая магнитная аномалия и почему это опасно для всех
01:12
Украинский генерал: COVID спутал Путину карты, провалив «масштабное вторжение» на Украину и Прибалтику
01:09
ЛДНР включили в план децентрализации Украины
01:06
Яценюк пытается вернуться во власть при поддержке США
01:00
Сирия новости 28 мая 22.30: беспорядочная стрельба боевиков в Африне, Турция заявила о нейтрализации 3 членов РПК в Ираке
00:57
Малькевич предложил КПРФ побороться за электорат, взяв в депутаты Викторию Боню
00:42
Исторический уровень долговой нагрузки россиян приведет к смене кредитной политики банков
00:15
В Ленобласти разработают план постCOVIDного восстановления экономики
00:12
Власти Удмуртии рассказали, на что регион потратит федеральную дотацию
00:09
Способное достроить «Северный поток — 2» судно возвращается в Мукран
00:06
Россельхознадзор оценил объемы поставок продукции «Млековиты» в Россию
00:00
Немецкие СМИ сообщили о приостановке исследований гидроксихлорохина
23:57
Трамп рассказал детали указа о регулировании соцсетей
23:54
Трамп допустил возможность рассмотрения вопроса о закрытии Twitter
23:51
Трамп объяснил, почему он не удаляет свой аккаунт в Twitter
23:21
CNN: Трамп пригрозил закрыть социальные сети
23:18
Fox News: CNN встал на сторону погромщиков в Миннеаполисе, потому что любит сеять расовую вражду
23:15
Das Erste: США лидируют по числу жертв коронавируса — но ослабляют ограничения
23:06
Главный критик Александра Лукашенко о планах борьбы с белорусским президентом
23:00
В Госдуме призвали отказаться от пенсионной реформы и снизить пенсионный возраст
22:51
Объяснилась остановка газа по трубопроводу Ямал-Европа
22:48
Проект века под угрозой: «Cилы Сибири» не хватит на Китай
22:45
«Лучше отдайте прямо сейчас»: эксперты дали советы обладателям кредитов
22:39
Мощную атомную субмарину «Князь Владимир» назвали новым словом
22:36
"Сдача Донбасса - в интересах пармезанов на госслужбе"
22:35
Россия оказалась впереди планеты всей – Ледоколы «Росатома» и Балтийского завода не имеют равных
22:33
Лисовский назвал обвинения Данкверта во взятке "истерикой Польши"
22:09
Политолог Самонкин назвал митинги во время пандемии темным пятном на репутации КПРФ
22:06
Муратов заявил, что "Новая" не станет устраивать публичных мероприятий из-за ареста Азара
22:05
За что Конгресс США придумал наказать китайских негодников
22:03
Украина может стать полем боя США и Китая
21:58
Новый секретный корабль России может угрожать американским авианосцам без оружия
21:42
США исчерпали рычаги давления на Китай, проиграв битву за Гонконг
21:33
Видео: первое боевое применение самолета Як-130
21:00
В киевской маршрутке на проспекте Бандеры мужчина угрожал пассажирам оружием
21:00
Вишневский не видит Победу, но видит «корону»
20:57
Дубинский и Ткаченко отказались возглавить Киевскую область, претендуя на кресло мэра столицы
20:54
Путин приказал правительству подготовиться к осенней катастрофе
20:51
Пушков: Украина планирует для Донбасса не особый статус, а его зачистку
20:48
Червоненко и Вятрович обменялись любезностями в прямом эфире
20:45
На Украине министерства растут как грибы после дождя
Все новости

Архив публикаций

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


Мировое обозрение » Аналитика » Худрук МХАТа рассказал о «конфликте» с Дорониной, премьерах и шампанском

Худрук МХАТа рассказал о «конфликте» с Дорониной, премьерах и шампанском


Эдуард Бояков

Эдуард Бояков известен российским театралам давно и не понаслышке. В свое время он был директором фестиваля «Золотая маска», руководил театром «Практика», занимался другими сценическими проектами. А в конце 2018 года он встал во главе Московского художественного академического театра (МХАТ) имени Горького. Это событие всколыхнуло театральный мир, вызвав множество споров как эстетического, так и политического рода. Многие из них не утихают и по сей день.

Корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с новым худруком о жизни его театра и творческих планах. 

Связь с прошлым, взгляд в будущее

Когда в театр приходит новый руководитель, зрителя в первую очередь волнует возможное изменение репертуара. Смена худрука в МХАТе, на постановках которого выросло несколько поколений москвичей, не стала исключением. Без преувеличения можно сказать, что без этого театра невозможно представить русскую культуру, и это делает болезненными любые реформы в нем. 

ФАН поинтересовался, что же изменится в театре при Боякове. 

— Эдуард Владиславович, планируется ли сохранение классического репертуара МХАТа? 

— Безусловно. Мы обязаны сохранять связь с репертуарной политикой отцов-основателей театра, в том числе с тем, что МХАТ представлял собой во время Великой Отечественной войны и сразу после нее. Мы реконструировали спектакль Немировича-Данченко 1940 года. Важным был и период до раскола 1987 года, когда театр возглавлял Ефремов. Это было время, когда МХАТ снова стал актуальным театром, поскольку после войны был некий застой и на первый план выходили другие московские театры. Потом настала эпоха Дорониной, достаточно неравномерная: эти 30 лет были разными…

Эдуард Бояков

Все периоды жизни МХАТа необходимо осмысливать, это наш долг. Любой серьезный театр должен мыслить себя в историческом контексте. Но надо понимать: мы не музей, не театр исторической реконструкции. МХАТ никогда не был театром классического наследия в буквальном смысле этого слова.

— А как насчет совсем недавней, постсоветской истории?

— В 1990-е годы, после распада Советского Союза, появилась необходимость в создании альтернативы западническому либеральному культурному проекту. И МХАТ стал оплотом патриотизма и консерватизма — в отличие от МХТ им. Чехова, «Сатирикона», «Ленкома», того же «Современника». Я говорю это без оценок, как факт. Это было политически осмысленно, но эстетически, повторю, МХАТ никогда не был «домом традиции». Ровно наоборот: МХАТ всегда был местом, где ведется постоянный поиск современных драматургов. 

Возможно, мой ответ покажется парадоксальным, но традиция МХАТа — это авангард! Это поиск ярких, актуальных, острых драматургов. Такими, безусловно, были для своего времени Горький, Чехов, Булгаков, Гельман, Розов. Все они были очень яркими, необычными, радикальными драматургами. Поэтому мы должны продолжать линию постоянного поиска новых имен, новых драматургов. С другой стороны, наследие накапливается, и мы не можем просто взять и забыть про Станиславского и Немировича-Данченко, про Чехова и Горького. 

У нас огромные планы. Мы восстановили «Синюю птицу» Метерлинка и Станиславского. Это принципиально другой спектакль по духу, хоть он и соответствует принципам исторической реконструкции. Мы восстановили «Три сестры» в постановке Немировича-Данченко. Мы будем восстанавливать «Вишневый сад», поставленный несколько десятилетий назад, с декорациями Серебровского. Мы будем делать новую постановку Горького «На дне» в режиссуре Андрея Кончаловского. Это все и есть наша работа с наследием… Сейчас моя голова занята всем этим. 

Сцена из спектакля «Вишневый сад»

— Чем еще порадуете театралов?

— Ожидается премьера большого музыкального спектакля по музыке Дунаевского режиссера Ренаты Сотириади, много лет проработавшей с Юрием Любимовым. Декорации к этой постановке делает крупный сценограф Борис Краснов. Будет много музыки, будет настоящий военный оркестр Воздушно-космических сил. На сцену выйдут оперная дива Елена Терентьева, звезда «Таганки» Ирина Линдт, привлечены наши лучшие актерские силы.

Готовится премьера спектакля «Некурортный роман» — это наша совместная работа с «Зимним фестивалем» Юрия Башмета. Там будут задействованы и наши актрисы: Лариса Некипелова, Лидия Кузнецова, Анна Галинова, Лиза Базыкина, и приглашенные: Алика Смехова, Алиса Гребенщикова, Ирина Линдт. Это основанный на документальном материале, на записанных интервью очень женский спектакль, в котором будет семь женских судеб. Это радикальная драматургическая техника — verbatum. Пьеса сочинена драматургом Еленой Исаевой и еще несколькими авторами, работавшими с нею в команде. 

«Слово о полку Игореве» в постановке Игоря Ларина — и такая премьера тоже вскоре ожидается: спектакль почти готов. 

Кроме того, собираемся скоро сыграть премьеру совершенно потрясающего, если говорить о театре, материала — «Житие Петра и Февронии», муромских святых, покровителей семьи и брака. Это история любви для детей и взрослых, для семей, рассказ о супружеской верности и дьявольском искушении. Ставит спектакль режиссер Сергей Глазков.

Очень важна для нас работа — я надеюсь, в этом сезоне состоится и эта премьера — спектакль «У премьер-министра мало друзей» по пьесе Святослава Рыбаса о Столыпине. Святослав Юрьевич — крупнейший историк, автор биографии Столыпина, Сталина, Си Цзиньпина, других крупнейших исторических фигур. На главную роль приглашен Эдуард Флеров. Я много жду от этого спектакля, надеюсь, это будет исторический мостик из начала XX века в наше время. 

Вот такие у нас планы. И естественно, чтобы сыграть новые спектакли, что-то будет списано с репертуара. Но у нас отношение к спектаклям Станиславского, Немировича-Данченко, Беляковича и Дорониной очень внимательное и деликатное. Безусловно, эти эпохи в нашем репертуаре будут представлены. 

Как видите, нас никак нельзя обвинить в том, что мы не отдаем дань традиции.

Эдуард Бояков

С Татьяной Дорониной конфликта нет

До того как МХАТ возглавил Эдуард Бояков, театром много лет руководила Татьяна Доронина. Для огромного числа театралов она, по сути, олицетворяла МХАТ. Наверное, поэтому смена руководства была драматичной, сопровождалась тревожными предчувствиями — даже несмотря на то, что Доронина театр не покинула: она занимает должность почетного президента, а также возглавляет художественный совет.

В беседе с ФАН новый худрук МХАТа развеял некоторые слухи, до сих пор будоражащие театральную общественность России.

— Как удалось уладить конфликт с Татьяной Дорониной? Много было на эту тему разговоров, разного рода спекуляций...

— Конфликта как такового с Дорониной не было. Было раскачивание ситуации со стороны небольшой части коллектива — это 20–30 процентов состава, не больше. Эти актеры не захотели работать с новыми нагрузками, в новых условиях, с новой дисциплиной. Так получилось, что нескольких человек я уволил за алкоголь. 

Дисциплина в театре хромала, это факт, в этом признавались и сами актеры. Они писали мне в личку, что не хотят выглядеть стукачами, но когда работаешь на утреннем детском спектакле, а от партнеров несет перегаром, то смысл профессии ставится под серьезное сомнение. Все это было в театре… 

Кроме того, в последние годы было очень мало и премьер, и репетиций. Были спектакли, где актеры играли по десять лет и за все это время ни разу не репетировали по-настоящему. 

Татьяна Доронина

Это была непростая ситуация, при всем уважении к наследию Татьяны Васильевны, к ее пути… Я отдаю себе отчет, что ее руководство с 1987 по 2018 годы — важнейшая эпоха как в истории МХАТа, так и в жизни всего русского театра. Это была невероятная история консервации, осуществленной Дорониной. Именно консервации! Театр был закрыт для критиков, закрыт для исследователей-театроведов, в театре фактически не работали приглашенные актеры, режиссеры и драматурги. В этом эстетическом и антропологическом эксперименте были и свои безусловные плюсы, и минусы. 

Приход нового худрука всегда влияет на настроения труппы: в ней, как правило, возникает какая-то группа недовольных. Вот и сейчас она возникла и начала всячески раскалывать труппу, воздействовать на Доронину, рисовать апокалиптические картины «гибели русского традиционного театра». Большинство из этих артистов давно уже не выходили на сцену в серьезных ролях, но есть в этой группе и серьезные профессионалы; мне жаль, что они противопоставили себя коллективу. 

Сегодня расширяется репертуар, растет количество зрителей. До этого театр десятилетиями не выезжал на серьезные гастроли — а в этом году мы посетили Калининград, Ставрополь, Железноводск, Симферополь, Севастополь, Брянск, Кострому, Ярославль… Совершенно удивительная география русских городов, многие из которых, например Кострома, никогда в своей истории не принимали МХАТ! Это потрясающий опыт, потрясающие эмоции и впечатления, которые получает театр. Об этом мы, конечно, информировали Доронину. 

— Что происходит в МХАТе сейчас?

— Все встало на свои места. Мы с Татьяной Васильевной общаемся через ее помощника, я передаю ей когда записки, когда письма. Поздравляю с праздниками, присылаю записи премьерных спектаклей. Мы ее ждем, надеемся, что она выздоровеет и вернется на сцену. Вот, по сути, и все, потому что нет предмета конфликта. 

До последнего времени мы жили в совершенно невероятном репетиционном графике. До начала эпидемии случалось, что не хватало репетиционных площадок — это в нашем-то огромном театре. Мы одновременно репетировали 5–6 спектаклей! И люди, которые начали этот скандал, противопоставили себя не просто мне, а всему театру. 

Эдуард Бояков

Шампанское, книги и архитектура

Как известно, театр начинается с вешалки. Но где он заканчивается? Ответ на этот вопрос не столь очевидный, как может показаться. 

Очевидно, что любой театр — нечто большее, чем здание, где специально обученные люди показывают представление за деньги. Театр — это мир, в котором все имеет значение, где даже незначительная вещь способна разрушить тонкую театральную атмосферу. Не стоит забывать, что история театра началась с магического действа, а не с попытки развлечь людей. 

ФАН расспросил Боякова о тех деталях, из которых складывается сегодня цельная реальность МХАТа.

— Многих заядлых театралов беспокоит не только репертуар, но и ассортимент в буфете. Как известно, театральный буфет — неотъемлемая часть самого театра… Скажите, вернется ли в МХАТ шампанское?

— Его не было в МХАТ много лет… Нам очень часто задают этот вопрос. Могу порадовать зрителей — да, шампанское появится!

— Неожиданно в книжной лавке МХАТа не оказалось книг Захара Прилепина. С чем это связано? 

— Видимо, сказывается моя ненависть к Прилепину как к писателю и товарищу (смеется). Оказалось, что его книги раскупаются с невероятной скоростью, и, действительно, был эпизод, когда эти книги у нас закончились. Сейчас они снова есть. 

— В последнее время в МХАТе помимо собственно спектаклей проходят лекции, перформансы и другие мероприятия. Означает ли это, что происходит частичное переформатирование театра в какое-то иное культурное пространство?

— Так ведь современный театр как раз и является мультифункциональным культурным центром! Нашим критикам стоит обратиться к истории МХАТа. Не надо слишком уж глубоко погружаться в документы, в летописи, чтобы разобраться в вопросе. Об этом написано очень много, в том числе Станиславским и Немировичем-Данченко. 

Здание МХАТа им. Горького

Какой невероятный бульон, какой творческий букет был в МХАТе, какое обилие форматов! В театре работали потрясающие архитекторы, художники, хореографы, композиторы. Здесь устраивались целые семинары, посвященные, например, творчеству Айседоры Дункан. Это были не просто встречи, но курсы, посвященные ее творчеству. Дункан, современная хореография, свободный танец и психологический театр Станиславского — что между ними может быть общего? А на самом деле именно из этих сочетаний, из этого творческого столкновения и рождался уникальный стиль МХАТа. 

МХАТ буквально с первых своих лет, с первого сезона заявил о себе не просто как о театре, но как о культурном центре. Это очень важно знать и осознавать. Лекциями, перформансами, концертами в рамках проекта «Открытые сцены МХАТ» мы просто возвращаем историческую традицию, восстанавливаем те правила, которые были во времена Станиславского и Немировича-Данченко. И это никак не противоречит репертуарной политике, потому что спектаклей мы теперь играем больше, и зрители на них приходит больше. 

— А само здание — подвергнется ли оно переустройству? Или если ремонт и ожидается, то его результаты привыкший к любимым стенам зритель вряд ли заметит?

— Пока мы ничего не перестраиваем, а просто потихоньку, деликатно перенастраиваем здание. Его архитектор, Владимир Степанович Кубасов, впервые за много лет оказавшийся здесь, сперва был очень расстроен, а потом очень обрадовался. Увидев, что мы сделали, он похвалил нас. Мы открыли пространства! 

Было очень много хлама. Окна были заставлены — целые пролеты не пропускали свет. Все это противоречило элементарной архитектурной логике. Понятно, что Кубасова это очень злило… Когда мы открыли пространство, оно засверкало, оно стало совсем другим. Сейчас мы продолжаем эту деликатную работу, которая открывает нам исторические интерьеры. Надо понимать, что здание — уже в истории: совершенно точно придет время, когда его признают памятником. 

Заодно это подготовка к большой реконструкции, которая начнется через несколько лет. Она на повестке, и мы к ней готовимся. Про сроки я пока ничего не могу сказать, но это не 2021 год, потому что мы даже не начали работать над проектом, сейчас ведутся предпроектные исследования. 

Это будет серьезный проект, серьезная технологическая начинка. Это будет нечто абсолютно новое! Но я могу уверить наших зрителей: я сделаю все чтобы облик здания, архитектурный шедевр брежневской эпохи, был сохранен. 

Константин Богомолов

Богомолов: чужая игра

Одним из наиболее спорных современных режиссеров является Константин Богомолов. Его спектакли требуют запретить, их пытаются срывать общественные активисты. То, что создает на сцене теперешний глава МХАТа, — полная противоположность работам худрука Театра на Малой Бронной. 

Отношения в творческой среде — пласт особый, полный интриг, противоречий и неожиданных союзов. ФАН поинтересовался у Эдуарда Боякова о его отношении к скандальному коллеге. 

— Как вы относитесь к творчеству Богомолова? Поддерживаете ли с ним отношения — человеческие, творческие?

— Человеческих отношений у нас нет. Его творчество, конечно, мне известно. К его спектаклям я отношусь по-разному. Большинство спектаклей Богомолова, которые я видел, мне не близки. Это такая постмодернистская игра, основанная на перевертыше, на повторяющихся провокативных приемах. Мне это не близко и не интересно. 

Тем не менее, у Богомолова есть некоторые работы, которые для меня неожиданно сложились в достаточно качественное высказывание. Прежде всего, это спектакль петербургского БТД «Слава» по поэтическому канону соцреализма — пьесе Виктора Гусева. Пьеса в стихах была написана в 1936 году, это был суперхит того времени — текст был поставлен как в главных театрах страны, так и во всех самодеятельных студиях. 

Я не знаю, насколько сознательно Богомолов выбрал этот материал и чего он хотел изначально, но, ставя этот спектакль в БДТ, он настолько глубоко погрузился в сталинский материал, что получилась действительно очень глубокая — одновременно и историческая, и актуальная — постановка. Получилась история человеческих связей, отношений между матерью и сыном, между мужчиной и женщиной. Отношений, которые были обычными для наших дедов и матерей. 

Но эта история глубже, чем конкретная политическая риторика, и даже глубже, чем конкретный художественный соцреалистический метод. Произошла очень интересная штука: актрисы и актеры БДТ оказались настолько крутыми, что эта поэзия, этот высокий стиль неожиданно вышел очень искренним, очень гуманистическим, они присвоили его. 

Этот спектакль Богомолова мне понравился. Но чаще всего я с ним не резонирую. 

Эдуард Бояков

Донбасс в ожидании Данте

В 2014 году Новороссия стала точкой притяжения не только добровольцев и политических активистов со всего света, но и деятелей культуры. За прошедшие шесть лет в Донецкой и Луганской народных республиках побывало множество самых разных персонажей: от известных рок-исполнителей до писателей, по чьим книгам снимаются блокбастеры. В Донецке и Луганске, в десятках небольших поселков все эти годы шли концерты, презентации, чтения, лекции. Критики уже говорят о полноценном литературном процессе, выросшем из конфликта в Донбассе.

Посещение Донбасса Эдуардом Бояковым несомненно стало событием в театральной жизни региона. В беседе с ФАН он рассказал о своем глубокого личном отношении к событиям в Новороссии и о профессиональных планах, связанных с этой землей.

— Расскажите о своих проектах в Донбассе: получили ли они развитие?

— Незадолго до гибели лидера Донецкой народной республики Александра Захарченко мы договаривались с ним о встрече. Я послал ему предложения, он хорошо на них отреагировал. Я делал в Донецком театре большой поэтический вечер, часто ездил туда к Захару Прилепину. Со смертью Захарченко эта связь, к сожалению, оборвалась. Но я готов продолжить работу. Я достаточно часто общаюсь с Аней Ревякиной (известная донецкая поэтесса, член Союза писателей России. — Прим. ФАН). Мы договаривались о том, что я скоро приеду в Донецк. 

— Если не секрет, что именно планируется сделать? 

— У меня нет какого-то конкретного проекта. Мы сделали важный поэтический спектакль с Прилепиным по собранной им книге стихов современных авторов. Какого-то нового проекта пока нет. Мы приезжали в Донецк с актрисами Вероникой Пономаревой и Ларисой Бравицкой, с художником Антоном Беликовым, который, кстати, делал молельную комнату в гостинице, где квартировался батальон Прилепина. Я еще несколько раз приезжал, чтобы встретиться с коллегами по театральному цеху. 

Захар Прилепин

Но я ведь туда езжу не столько как профессионал, сколько просто как человек, как гражданин. Я понимаю, что это — часть Русского мира. Я чувствую, что мне там нужно регулярно бывать… И я не брошу связи с этой землей. Тем более на фоне того, что происходит со страной и миром в связи с эпидемией. 

В эти дни я все время думаю о том, что в Донбассе режим самоизоляции длится уже пять с лишним лет — и со значительно более страшной статистикой погибших детей и взрослых. С невероятными гуманитарными обстоятельствами: от комендантского часа до театральных премьер и спортивных состязаний… Все это пропущено сквозь совершенно сюрреалистическую оптику.

— В начале прошлого года в одном из интервью вы сказали, что появления постановки о событиях в Донбассе пока не планируется, потому что не написано достойной пьесы. Поменялось ли что-то с тех пор?

— То, что я читал, меня пока не утешает. Андрей Бабицкий и многие коллеги мне настоятельно рекомендовали один текст — пьесу Алексея Куралеха, которая получила призы на драматургических фестивалях. Я встречался с самим драматургом, но что-то не сложилось… 

Пока не могу сказать, что есть текст, который меня увлек бы. Одно дело — хотеть или даже мечтать о такой работе, другое дело — держать в руках текст. Ведь нельзя поставить пьесу в МХАТе потому лишь, что она про Донбасс. Это невозможно, я никогда себе такого не позволю. Это будет нечестно, это будет пошло, это будет профессиональным предательством. Никому это не нужно: ни Донбассу, ни МХАТу.

Нужно ждать, искать действительно большой текст. В принципе, существует поэма Ревякиной «Шахтерская дочь», которую я считаю выдающимся поэтическим текстом. Но все-таки это — поэтический текст. Я думаю, как можно его поставить…

Эдуард Бояков

Мы говорили с Аней, она была бы рада, если бы я сделал этот спектакль. Но пока я не нахожу ни денег, ни ключей к этому тексту. Может быть, мы поставим это на Малой сцене. Как это сделать, я знаю, но уверен, что это будет пронзительная история. 

Но в целом, Донбасс ждет своего летописца — своего Данте или Вергилия.


Автор: Наталья Макеева


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник



Похожие публикации для статьи "Худрук МХАТа рассказал о «конфликте» с Дорониной, премьерах и шампанском"


Напишите ваш комментарий к статье "Худрук МХАТа рассказал о «конфликте» с Дорониной, премьерах и шампанском"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх