Лента новостей

22:01
«Трибунал по бывшей Югославии — ошибка России»
21:57
Россия возвращается на Ближний Восток
21:52
«Жандарм» не справился с ролью
21:44
Россия поймала попутный ветер
21:39
Американцы запутались в своем вранье про Сирию
21:36
Союз распался, «совок» остался
21:33
Командировка на войну в один конец
21:30
Украина: греть Европу или себя?
19:08
Путин наградил орденом Мужества военных медиков, погибших и пострадавших в Сирии
19:08
СМИ: боевики Джебхат ан-Нусры запросили эвакуацию из Алеппо
19:07
Индекс ММВБ впервые в истории превысил 2200 пунктов
19:04
Сделка по «Роснефти» знаменует новый уровень влияния России в мире
16:10
Внезапная рокировка. Европа заставит Киев отменить антироссийские санкции
16:08
Козырная карта России: чего боятся США и Германия в Алеппо
15:40
Новак объяснил, почему ОПЕК не пригласила США на переговоры в Вене
15:36
Техмаш рассказал о российско-индийском производстве боеприпасов
15:35
Сила искусства
15:27
Крым вернул Украине более тысячи тонн продуктов
15:26
Путин подписал указ о присуждении госпремии Доктору Лизе
15:24
Для студентки Карауловой запросили показательный срок
15:22
Синдром камикадзе. На что способен ядерный Киев?
15:21
Стало известно, какие батальоны чеченского спецназа будут охранять российскую авиабазу в Сирии
15:19
Американский спецназ попал в окружение в Алеппо
15:18
Зачем Катар вошел в Роснефть?
15:17
Для чего советник Трампа Картер Пейдж прибыл в Москву?
15:16
Ляшко набросился на посла ЕС: Нам уже 11-й год морочат голову!
15:15
«Это как если бы Боинг умел садиться на воду»: Что думают иностранцы о русских «Альбатросах»
13:41
История очередной провокации против Вооруженных Сил Беларуси или кто стоит за демаршами «белорусского национального конгресса»
13:41
Скоро Парламент Беларуси ответит, важна ли армия для страны
13:02
Предательство царя? Попса взялась за историю
12:55
Бойцы невидимого фронта: СБУ-ВСУ провалили «штурм» Мариуполя
12:46
Марион Ле Пен: «Части пазла приходят в правильное положение»
12:38
Жизнь и смерть Старого города: первые кадры из освобождённых кварталов Алеппо
12:37
Коалиция США разбомбила госпиталь в Мосуле
12:36
Зенитно-ракетные комплексы С-400 заступили на дежурство на северо-западе России
12:35
Глава Генической райадминистрации начал психическую атаку на Крым
12:35
Запишите: безвиз в январе. Порошенко вновь обещает своим осликам европейскую морковку
12:31
В США рассматривают варианты, при которых Украина откажется от претензий на Крым
12:31
Катар становится собственником «Роснефти»
12:29
Будущий глава Пентагона Джеймс Мэттис сделал первое заявление в адрес Путина
12:27
СМИ сообщили подробности инцидента с Су-33 на «Адмирале Кузнецове»
12:25
Как считать будем: инциденты на авианосце «Адмирал Кузнецов» и опыт ВМФ США
12:25
Порошенко слишком много знает
12:24
Ходорковский снова в деле
12:22
Российские ядерные поезда охладят пыл западных «ястребов»
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Германия могла бы победить в Первой мировой войне ("The National Interest", США)

Германия могла бы победить в Первой мировой войне ("The National Interest", США)

Реконструкторы из Германии и Франции в окопе рядом с бункером в Безонво

Когда речь заходит об альтернативной истории, Второй мировой войне просто нет равных. Десятки книг и военных игр повествуют о том, как могла бы измениться история, если бы Гитлер вторгся в Британию, а не в Россию. Интересно, что произошло бы, если бы суперавианосец класса Nimitz попал в прошлое и участвовал в битве против японского флота в Перл-Харбор. Об этом даже сняли фильм. Каким стал бы мир, если бы победу одержала нацистская Германия? Огромное число романов рисуют довольно мрачную картину. Смог бы Третий рейх победить, если бы ему удалось разработать реактивные истребители немного раньше? Подобные вопросы превратились в своего рода зажигательные бомбы на самых различных форумах в интернете.

Какими бы захватывающими ни казались эти вопросы, почему они вызывают гораздо больше интереса, чем, к примеру, вопрос о том, что было бы, если бы в 1914 году империалистическая Германия не вторглась в Бельгию, если бы кайзер построил больше подводных лодок или если бы Америка не вмешалась в эту войну? Если мы считаем вполне правдоподобным то, что Гитлер мог одержать победу, почему нам кажется невероятным то, что Россией до сих пор могли бы править цари, что Британская империя могла бы не пострадать в результате войны и что Османская империя могла бы до сих пор контролировать Ближний Восток?

Возможно, именно мрачная аура фатализма мешает нам высказывать гипотезы относительно хода Первой мировой войны. Ощущение, что независимо от обстоятельств, этот конфликт все равно превратился бы в одну затяжную, кровавую бойню, четырехлетнее живое исполнение «Троп славы». Однако этот конфликт нельзя сводить только к грязи, крови и колючей проволоке. Тогда в России и Польше велась маневренная война, в Турции проводились высадки морского десанта, а в Восточной Африке активно действовали партизаны.

Мы не сомневаемся в том, что в конечном итоге Германия не смогла бы устоять перед натиском сил союзников, которые превосходили ее по численности войск, по количеству оружия и по богатству. Тем не менее, Германия почти захватила Париж в 1914 году, разбила Сербию и Румынию, истощила французскую армию настолько, что солдаты последней начали бунтовать, выбила Россию из войны, а затем, в 1918 году, чуть было не одержала победу на Западном Фронте. Не стоит недооценивать мощь имперской Германии. Враги Германии вздохнули с облегчением только тогда, когда 11 ноября 1918 года в вагоне французского поезда с ней было подписано перемирие.

В этом году мы отмечаем 100-летнюю годовщину начала «Последней войны» (которая на самом деле стала далеко не последней), поэтому сейчас нам стоит задуматься над тем, что было бы, если бы все сложилось иначе. Ниже приведены несколько вполне правдоподобных сценариев развития событий.

 

Отказ от войны на двух фронтах

 

Если бы у Германии 20 века был могильный камень, то на нем было бы написано: «Вот что происходит с теми, кто сражается на двух фронтах». Несмотря на то, что во многих боевиках нам показывают, как герой с легкостью побеждает множество соперников, нападающих на него одновременно, все же лучше наносить поражение своим врагам поочередно.

Эта идея легла в основу плана Шлиффена, согласно которому Германия на начальном этапе должна была сосредоточиться в первую очередь на Франции, а менее подготовленные силы оставить для Восточного фронта. Замысел заключался в том, чтобы быстро одержать победу над Францией, пока обширная и недостаточно развитая Россия мобилизует свои силы, а затем перекинуть силы по железной дороге на Восточный фронт и свести счеты с царем.

Между тем, в августе 1914 года Россия нанесла удар по Восточной Пруссии, однако в Битве при Танненберге российская армия была окружена и разбита. В этой битве русские потеряли 170 тысяч человек, тогда как немцы — всего 12 тысяч, и это сражение вошло в историю как одно из самых известных боев на окружение. Тем не менее, наступление русских настолько напугало главнокомандующего немецкой армией Хельмута фон Мольтке (Helmuth von Moltke), что он принял решение о переброске трех немецких корпусов из Франции в Восточную Пруссию. Эти войска прибыли на место слишком поздно для того, чтобы принять участие в битве при Танненберге, и при этом их уход с Западного фронта лишил Германию возможности нанести быстрое поражение Франции и, вероятно, даже завершить войну. 

С этого момента Германия была вынуждена распределять силы между востоком и западом и при этом поддерживать своих австро-венгерских и турецких союзников. То, чего Германия могла бы добиться — если бы она сконцентрировалась только на одном фронте — стало до боли очевидным в 1918 году. Заставив новое советское правительство просить о мире, немцы быстро перебросили 500 тысяч солдат во Францию. Они также применили инновационную тактику инфильтрации Stosstruppen («штурмовики») — это была предшественница blitzkrieg, только без танков — которая позволила им вырваться из тупика окопной войны.

В результате наступательных операций Kaiserschlacht («битва Кайзера») были разбиты несколько британских армий, и это заставило командующего британскими войсками Дугласа Хейга (Douglas Haig) предупредить своих солдат о том, что они находятся в крайне тяжелом положении. Спустя четыре года непрекращающихся сражений и экономической блокады у Германии все еще оставались силы для того, чтобы в течение нескольких недель достичь гораздо более значимых успехов, чем силам Антанты удалось достичь в битвах на Сомме, при Пашендейле и на «Дамской дороге» (Chemin des Dames).

В идеале Германия могла найти некие дипломатические способы вести войну только с Россией без Франции — или наоборот. Не сумев этого сделать — и учитывая то, что Европе расстояния не слишком велики — Германия должна была временно уступить часть территорий Восточной Пруссии, сконцентрировавшись на захвате Парижа. Это, скорее всего, было бы нелегко, однако это все равно гораздо лучше, чем сражаться одновременно на двух фронтах. 

 

Отказ от вторжения в Бельгию

 

Германская империя была страной, которую сгубил ее собственный ум. Конкретный пример: вторжение в нейтральную Бельгию. С военной точки зрения, наступление на Бельгию было блестящим ходом, в процессе которого немцы смогли отклониться к северу от французских армий и укреплений на французско-немецкой границе, а затем повернуть на юг, захватить Париж и окружить французскую армию, подойдя к ней с тыла. Это стало отражением традиционной любви немцев скорее к маневренной войне (Bewegungskrieg), в ходе которой они могли извлечь максимальную выгоду из своей тактики, чем к статичной войне на истощение (Stellungskrieg), которая была на руку их противникам, существенно превышающим их по численности.

Ловкий стратегический ход? Да. Однако он вполне мог стоить Германии победы в войне. Британия гарантировала нейтралитет Бельгии. Лидеры Германии неоднократно высмеивали этот «кусок бумаги», однако этот документ обошелся Берлину очень дорого, потому что он дал Лондону повод объявить ему войну. Теперь Германия воевала уже не только с Францией и Россией, но и Британской империей, обладающей огромными военными и экономическими ресурсами.

В 1914 году численность населения Франции составляла 39 миллионов человек, тогда как население Германии достигало 67 миллионов человек. Мог ли кто-то предположить, что Франция в одиночку была способна одержать победу над Германией? В 1870 году она проиграла, и в 1914 году она тоже проиграла бы. Численность населения России составляла 167 миллионов человек, однако недостаток оружия, продовольствия и неразвитая инфраструктура делали ее колоссом на глиняных ногах. Несмотря на то, что большая часть немецкой армии воевала с Францией, Германия все же смогла в 1918 году выбить из войны Россию. Без поддержки Британии Франция и Россия вполне могли покориться мощи Германии.

Вступление в войну Британской империи добавило Антанте 9 миллионов солдат. Более того, теперь у союзников был Королевский флот. Французский флот был в два раза меньше немецкого, и против него в Средиземном море вышли корабли австро-венгерских и турецких партнеров Германии. Российский флот был крайне слабым. Именно британский флот сделал возможной блокаду, которая лишила Германию поставок сырья и продовольствия, в результате чего к концу 1918 года 400 тысяч немцев умерли от голода и резко упали дисциплина в армии и моральный дух населения. 

Вполне возможно, что Британия в любом случае объявила бы войну Германии, чтобы помешать одной державе занять господствующее положение на континенте и предотвратить появление вражеских военно-морских баз в непосредственной близости от берегов Британии. Однако если бы Германии удалось отсрочить вмешательство Британии на несколько месяцев или даже лет, у нее было бы больше времени и ресурсов для того, чтобы разбить своих врагов.

 

Отказ от мощного надводного флота

 

В 1914 году боевой флот Германской империи был вторым по мощи военным флотом в мире и уступал только Британскому флоту. В нем было 15 дредноутов, тогда как у Британии их было 22, а также пять линейных крейсеров, тогда как у Британии их было девять. Немецкие надводные корабли были оснащены более совершенными орудиями, броневой обшивкой, боевыми зарядами и системами управления огнем, чем их британские соперники.

И чего достиг этот мощный надводный флот? Не слишком многого. Его главные корабли практически не выходили из порта, что давало британцам возможность поддерживать блокаду. Если немецкий флот не мог прорвать британскую блокаду или провести морское вторжение в Англию, тогда зачем он вообще был нужен?

Он имел ценность как классический «флот, готовый к боевым действиям», то есть он стоял в порту и ждал подходящего момента для нанесения удара, а также наводил страх на врага самим фактом своего существования. Однако его главной заслугой стало то, что он заставил Британию считать Германию угрозой еще до начала войны. Вызов, брошенный Королевскому военно-морскому флоту посредством гонки морских вооружений, был тем самым шагом, который гарантированно мог вызвать гнев британского льва.

Несмотря на стремление стать мировой колониальной державой, в 1914 году Германия была всего лишь континентальной державой. Даже если бы она и выиграла Первую мировую войну, то это произошло бы благодаря мощи ее армии, а вовсе не ее военно-морского флота. Что Германия могла бы приобрести на те деньги, материалы и людские ресурсы, которые были вложены в ее военно-морской флот? Больше солдат? Больше оружия и самолетов? Или — предпочтительнее всего — больше подводных лодок, которые оказались единственным элементом военно-морской мощи Германии, нанесшим огромный ущерб силам Антанты.

 

Отказ от неограниченной подводной войны

 

Сегодня это кажется довольно странным обычаем, но в 1914 году подводные лодки должны были подниматься на поверхность, прежде чем атаковать торговые корабли, и позволять экипажу и пассажирам этих кораблей спастись. Какой бы благородной ни была эта традиция, она делала подводные лодки довольно уязвимыми.

Немцы соблюдали эту традицию до 1915 года, а затем перешли к тактике неограниченной подводной войны, в результате чего корабли подвергались атаке без всяких предупреждений. Немцам удалось потопить множество кораблей, после чего под давлением американцев им пришлось прекратить это делать, однако в 1917 году они вновь вернулись к этой тактике, что стало отчаянной попыткой положить конец конфликту, уничтожающему Германию.

Стоило ли это делать? В апреле 1917 года в результате широкомасштабного наступления всех немецких подводных лодок было потоплено 880 тысяч тонн грузов, что поставило под угрозу морскую торговлю, от которой зависела Британия. К несчастью, оно также помогло президенту США Вудро Вильсону убедить Конгресс объявить войну Германии в апреле 1917 года. Вмешательство более миллиона американских солдат воодушевило британскую и французскую армии, которые к концу 1918 года были истощены войной и разрушительными наступлениями немецких войск.

Вильсон считал, что Америка должна вмешаться в войну против Германии, и, вполне возможно, он рано или поздно добился бы этого. Отказ от тактики неограниченной подводной войны позволил бы убрать в ножны тот кинжал, который нанес Британии весьма болезненные раны. Он также позволил бы отсрочить вмешательство американских солдат, которое в 1918 году изменило баланс сил на Западном фронте.

Ни один из вышеперечисленных сценариев не мог гарантировать победу, но они, по крайней мере, дали бы Германии шанс. Однако стоила бы «победа» той цены, которую за нее пришлось бы заплатить», это уже совсем другой вопрос.

 

Майкл Пек (Michael Peck)

Оригинал публикации: How Germany Could Have Won World War I

Фотография ©  REUTERS Charles Platiau





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх