Лента новостей

17:26
Лихая полька и боевой гопак в стиле «модерн»
17:24
Handelsblatt: Китай в «Северном потоке — 2»?
17:17
Гройсман: «Россия увидела наш рост и испугалась»
17:11
НАТО: история кровавой бойни за экспансию
17:10
Дороги в Крым будут ремонтироваться при помощи новых технологий
17:08
Юрий Долгорукий подтвердил надежность Булавы
17:06
Тимошенко назвала срок распада Украины
17:05
Армия Сирии и ВКС РФ уничтожили множество проамериканских боевиков в ходе провального штурма
17:04
Земельная реформа: Украину продадут по дешёвке
17:03
Le Monde: Украина под властью нацистов
17:01
Котёл для ИГИЛ: «Тигры» и ВКС РФ завершают окружение большой группировки боевиков в Ракке
17:00
Зачем Трампу полноформатная встреча с Путиным
16:59
Россия атомом прирастать будет
16:56
Галичина рулит. Согласно соцопросам, мусорный Бандерштат навязывает всей стране свои праздники, историю и мову
16:55
Крымчане сутки ловили бизнесмена из Одессы, избившего водителя «Скорой»
16:50
В Украине начали грабить секонд-хенд – бутики закончились
16:48
Бумеранги прилетели. Офицеров ВСУ будет разыскивать Интерпол – за военные преступления на Донбассе
16:47
Инструкция по применению: если вам швырнули в лицо мелочь str
16:45
За подрывом авто украинского разведчика может стоять Порошенко
16:44
Парубий рассказал, что ВСУ могли уничтожить сотни российских танков в Дебальцево
16:42
Экс-глава украинского Интерпола: Это «цепная реакция» после Гиви и Моторолы
16:40
В России вводится конфискация у воров и террористов
16:38
Чиновников накажут за «блат» и «кумовство»: Госдума ужесточит наказание за коррупцию
16:35
CNN признало, что врало о Трампе и России для хайпа
16:22
Ультиматум саудитов России: сумасшествие или конец «дружбе»?
16:20
Украина: «финализация»
16:14
Документальный фильм: «Ступени цивилизации»
16:12
Белоруссия наращивает поставки рыбы и морепродуктов в Россию
16:09
Украина: мусор-крысы-эпидемии. Эксперименты над живыми украинцами
16:08
Что делать с русофобией?
16:06
Кто такие арии? К истокам путаницы…
16:05
На дурака не нужен нож
15:59
Власти Украины намерены ввести медстандарт для документирования пыток
15:57
Путин 30 июня встретится с Лукашенко
15:55
Информационные атаки и угрозы США захлебнулись, не начавшись!
15:47
Северный поток-2: США и ЕС проверяют друг друга на слабо
15:44
Саудиты едут в Москву за чудо-оружием
15:42
В Сирии американцы увидели в России достойного противника
15:40
Вернет ли новый авианосец Британии статус «владычицы морей»
15:38
США требуют в ООН эксклюзивного права вторгаться в любую страну
15:37
Лавина огня: от кого и как уникальный «Панцирь» защитит корабли ВМФ
15:35
США готовят новый удар по Сирии
15:34
Гладко было на бумаге: Американские ракеты последнего поколения небоеспособны
15:28
В артиллерийских дуэлях с Сирией Израиль явно перегибает палку
13:50
Atlantic Council: Украина — даже не страна
Все новости

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
» » The National Interest: Может ли Китай выиграть войну с Америкой?

The National Interest: Может ли Китай выиграть войну с Америкой?

 

The National Interest, США

 

Солдат народно-освободительной армии Китая во время физических тренировокСолдат народно-освободительной армии Китая во время физических тренировок

Когда ставишь на карту все, то рискуешь это все потерять — и в будущем подвергнуть нацию самому худшему. Лучше беречь ресурсы, уклоняться от неизвестного. Сильный, соответственно, может проявить сдержанность по политическим причинам. Клаузевиц отмечает, что более слабому сопернику не обязательно одерживать прямую военную победу, чтобы добиться победы политической — а лишь это и имеет значение. Можно сломить волю мощного противника или повысить цену победы настолько, что тот решит, что она для него неприемлема. Относительная незаинтересованность дает шанс более слабым, но решительным соперникам.


Поэтому просто исследовать страницы справочника Jane's Fighting Ships, спрогнозировать победителя в морском столкновении и объявить все остальные возможности иррациональными — значит исключить из расчетов человеческую изобретательность, человеческую подверженность ошибкам и непредсказуемость войны. Хуже того, это значит исключить политику. В 1894-1895 годах Японии нужен был лишь маленький триумф перед императорским Китаем, чтобы достичь своих целей. Ей не требовалось свергать династию Цин, оккупировать Китай или уничтожать весь цинский флот. Точно так же сегодня Китаю не нужно в пух и прах громить американские войска, чтобы добиться своих скромных целей. Не исключено, что скоро возможность, достаточная для целей Китая, окажется в пределах досягаемости китайской Народно-освободительной армии. Черт побери, да она, может, и уже там.


Токио, 31 июля 1894
 — «В обозримом будущем, — говорит американский эксперт по обороне, — Ни один разумный японский военный планировщик не сможет представить план победы над китайским военно-морским флотом, даже в Желтом море». Почему он так говорит? Потому что это соответствует доводам разума. Япония стала современной индустриальной нацией только после Реставрации Мэйдзи в 1868-1869 годах. Менее чем три десятилетия назад.


После столетий добровольной изоляции в Японии нет мореплавательской традиции, достойной упоминания. Ее флот? Просто «роскошный». Имперский японский флот обзавелся своим первым броненосцем лишь 25 лет назад, это был неуклюжий «Стоунволл» французского производства. Страна получила уже изрядно подержанный броненосец «Стоунволл» от мощной военно-морской державы — Конфедеративных Штатов Америки.


Это были несистематические начальные попытки. Токио не хватало времени, чтобы довести их до ума. Разношерстный японский императорский флот вряд ли смог бы выстоять против более многочисленного и лучше финансируемого флота династии Цин, который, в отличие от своего японского противника, располагал линкорами. А линкоры определяли исход военно-морских битв.


***


Токио, 17 апреля 1895
 — Сегодня правительства китайской и японской империй подписали Симоносекский договор, положив конец боевым действиям местного значения, которые разразились в прошлом августе. По условиям договора правительство Цин отказывается от своего сюзеренитета над Кореей, уступает Японии Формозу, группу островов Пэнху и полуостров Ляодун и открывает для Японии новые торговые порты на наиболее благоприятных условиях.

© flickr.com, Justin LaRosa
Остров архипелага Пэнху, август 2009

Но значение договора выходит далеко за пределы этих пунктов. Зарубежные комментаторы считают Симоносекский договор знаком того, что Япония вошла в число наиболее влиятельных азиатских держав. Короче говоря, боевые действия местного значения изменили весь региональный порядок.


Как? Ключевым моментом в этой японо-китайской войне стала битва при Ялу у западного побережья Кореи. Здесь японский императорский объединенный флот встретил и разгромил Бэйянский флот династии Цин — бросив вызов довоенным оценкам военно-морского баланса.


***


Вышеизложенное представляет собой популяризаторский анализ, но он отражает экспертное мнение о военном балансе, распространенное накануне японо-китайской войны 1894-1895 годов, и последующее мирное урегулирование конфликта. Мало кто из наблюдателей считал, что японский флот мог победить, и у них для такого вердикта были веские основания. Тем не менее оказалось, что они ошибались. Это очевидно.


История изобилует такими промахами. Цитата в начале статьи принадлежит анонимному военному эксперту и представляет собой небольшое замечание в сторону недавнего заявления профессора Школы Кеннеди (и бывшего офицера Пентагона) Грэма Эллисона (Graham Allison) о том, что войска США в Азии непобедимы и таковыми и останутся еще неопределенное время — даже во владениях Китая. Только неразумный человек может считать иначе, сказал Эллисон. Да, глаза вам не изменяют. Тем не менее вот три урока 1895 года, которые свидетельствуют об ином.


Урок №1: Люди изобретают технику


Люди изобретают технику, и компромиссные решения, которые они находят на своих чертежных досках, могут иметь колоссальные последствия. Посмотрите вот с какой стороны. Три базовых характеристики любого боевого корабля — это скорость, защита и вооружение. Если конструкторы судна хотят сильно повысить какую-либо характеристику, им в конечном итоге обычно приходится жертвовать одной, а может, и обеими оставшимися. Большой вес замедляет корабль, требуя от конструкторов компенсации путем уменьшения брони, добавления более мощных и дорогих двигателей или того и другого сразу. Предпочесть медленный, закованный в тяжелую броню и мощно вооруженный флот, или же флот маневренный, быстрый, но с более легким оружием или с его меньшим количеством? Военно-морским силам постоянно приходится идти на такие компромиссы.

 

В военно-морском конструировании ничего не дается даром. Приведем современный пример, литоральный боевой корабль ВМФ США (класс LCS). Создатели программы LCS предписали все ставки сделать на большую скорость на небольших дистанциях. Это подразумевает не только спортивные двигатели, но и легкую конструкцию, а также ограниченное вооружение. И действительно, один из представителей класса LCS сделан полностью из алюминия, а это не самый прочный материал для защиты от боевых повреждений. Если важнее всего скорость, приходится жертвовать защитой и вооружениями. Любая конструкция корабля — результат множества сделанных выборов. Моряки могут и не узнать о последствиях всех этих выборов, пока не окажутся в гуще сражения.


Теперь вновь вернемся в Азию конца позапрошлого века. Как и многие военно-морские эксперты того времени, китайские военно-морские чиновники и их зарубежные советники считали линкоры главной силой. Они ценили толстую броню — защиту — превыше скорости и огневой мощи. Построенные в Германии линкоры Китая были снабжены более тяжелым оружием, чем военные корабли японского императорского флота, но оно стреляло медленнее. К тому же, из-за их немаленькой стоимости лишь два таких корабля были в Бэйянском флоте, формировании, сражавшемся у Ялу. В противоположность этому, японские конструкторы вместо защиты и крупного калибра орудий приоритетом сделали скорость, маневренность и скорострельность.


Битва показала, что выбор конструкторов Цин был хуже. Скорострельные японские орудия в совокупности обрушили на Бэйянский флот просто штормовой огонь, хотя каждый отдельный снаряд и наносил относительно небольшой урон. Более легкие корабли Цин страдали от японского огня, хотя линкоры щедро раздавали наказания. Командование Бэйянского флота потеряло у Ялу две трети своих сил. Вот это я понимаю — убедительно.


Действительно ли мы так уж уверены, что Народно-освободительная армия Китая (НОАК) — такая же молодая сила, как когда-то императорский флот Японии, — не сможет осуществить подобный подвиг? Продолжают ли китайские конструкторы и дальше делать плохой выбор? Фикция ли та система обороны, которую НОАК за последние два десятилетия протянула вдоль побережья материка? Китайские военные имеют обыкновение опровергать суждения о своих боевых возможностях. Практически все достижения, представленные ими за последнее десятилетие, — эсминцы с управляемыми ракетами, высокотехнологичные дизельные субмарины, авианосцы — застигли врасплох западных наблюдателей за Китаем. Поэтому давайте отбросим высокомерие. Мы все знаем, к чему высокомерие может привести.


Урок №2: Люди используют технику с выдумкой (а может, и нет)


Как выяснилось, руководство императорского флота Японии оказалось умнее своих китайских антагонистов в том, что касается конструктивных особенностей кораблей. Кроме того, японские моряки превосходили оппонентов в мореходном мастерстве, стрельбе и боевом духе. Разумеется, превосходящее вооружение дает больше возможностей тому, кто им располагает. Но в конечном итоге войну ведут люди, а не машины, а люди могут использовать свой разум. Более слабый противник может добиться преимущества — возможно, даже достаточного, чтобы выиграть битву. Это удалось Токио.


Если есть возможность, более слабый противник с умом разыгрывает свои плохие карты, тогда как сильный свои ресурсы может использовать глупо. Вы можете неправильно направить свою военную силу, частично или полностью сведя свои преимущества на нет. Сильные склонны к самодовольству. Если вы и так круче всех, то зачем напрягаться? А еще у больших держав есть плохое обыкновение брать на себя разные вынужденные обязательства, которые отнимают силы и политическую энергию. Слабый же может себе позволить роскошь сосредоточиться на одном деле за раз — ведь большего он просто не может сделать — в то время как сильный распыляет свои силы по всей карте мира. При этом у слабого есть шанс перевернуть положение вещей с ног на голову, оказавшись в данном конкретном месте в конкретное время сильнее, чем враг.


Все это объясняет, почему морские военачальники Цин не особенно были настроены собирать весь китайский флот на битву с объединенным флотом Японии. Китаю нужно было управляться с очень протяженным периметром границы, тогда как Япония могла сфокусироваться строго на области Желтого моря — Корее и полуострове Ляодун, который перекрывал доступ к морю китайской столице. Более того, победа на севере позволила Токио потребовать в качестве приза Формозу и отдаленные острова на юге. Если менее могущественная сторона противостоит более могущественной, которая распределила силы тонким слоем, кто выйдет победителем? Вероятно, не тот, кто на бумаге может похвастать большей военной мощью. Ergo…


Урок №3: Остерегайтесь предсказателей


Те, кто авторитетно ораторствует о человеческих конфликтах, часто ошибаются. Единственное, что мудрые люди могут сказать по этому поводу с уверенностью, это то, как мало они знают. Аналитики сталкиваются со сложностью и непредсказуемостью мира человеческих взаимодействий, управляемых непостоянной и по-настоящему «парадоксальной» логикой. Фортуна постоянно крутится то туда, то сюда на этом кладбище военных прогнозов.

 

В этом царстве понять врага гораздо труднее, чем допускают стратеги вроде Сунь-цзы. Иностранные военные силы в мирное время напоминают «черные ящики». То есть внешние наблюдатели знают только, как они выглядят снаружи. Они могут подсчитать и составить списки данных о дальности действия, полезной нагрузке и технических характеристиках, а также строить догадки о боевой эффективности. Но лишь в момент боевых действий техника проявит свой истинный потенциал — или не проявит. Точно так же никто не может предсказать, как зарубежные офицеры и рядовые солдаты в пылу боя будут выполнять свои обязанности непосредственно на линии фронта.


Если позаимствовать определение у Карла фон Клаузевица (Carl von Clausewitz), вооруженный конфликт — это испытание решимости и вооружений, производимое посредством последнего, то есть посредством физической силы. В истории много примеров, когда более слабый соперник побеждал. Ведь именно эта сторона обычно сильнее желает добиться своих целей, чем другая. Политические лидеры отказываются подвергать опасности все свои вооруженные силы, пока ценность выигрыша от столкновения не достигла определенного уровня.


Когда ставишь на карту все, то рискуешь это все потерять — и в будущем подвергнуть нацию самому худшему. Лучше беречь ресурсы, уклоняться от неизвестного. Сильный, соответственно, может проявить сдержанность по политическим причинам. Клаузевиц отмечает, что более слабому сопернику не обязательно одерживать прямую военную победу, чтобы добиться победы политической — а лишь это и имеет о значение. Можно сломить волю мощного противника или повысить цену победы настолько, что тот решит, что она для него неприемлема. Относительная незаинтересованность дает шанс более слабым, но решительным соперникам.


Поэтому просто исследовать страницы справочника Jane's Fighting Ships, спрогнозировать победителя в морском столкновении и объявить все остальные возможности иррациональными — значит исключить из расчетов человеческую изобретательность, человеческую склонность к ошибкам и непредсказуемость войны. Хуже того, это значит исключить политику. В 1894-1895 Японии нужен был лишь маленький триумф перед императорским Китаем, чтобы достичь своих целей. Ей не требовалось свергать династию Цин, оккупировать Китай или уничтожать весь цинский флот. Точно так же сегодня Китаю не нужно в пух и прах громить американские войска, чтобы добиться своих скромных целей. Возможность, достаточная для целей Китая, скоро окажется в пределах досягаемости китайской Народно-освободительной армии. Черт побери, да она, может, и уже там.


Относитесь к пророчествам с изрядной долей критики.

 

Джеймс Холмс (James Holmes)

Фото: AP Photo, Xinhua, Li Gang





Опубликовано: Gladiator     Источник

Все по теме: СМИ США США - Китай

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх