Лента новостей

20:28
Четыре километра подо льдом: как российские ученые нашли в недрах Антарктиды затерянный мир
18:02
Зачем США запросили компромат на Порошенко?
18:01
Ученые: мирный договор с Японией не нужен
18:01
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:59
Дружба приносит свои плоды
17:59
Запад бессилен помешать освобождению Алеппо
17:58
Порошенко попал
17:55
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:53
Унизительное поражение США в Сирии
17:49
Генштаб ВСУ занимает круговую оборону
17:46
Россия придет к нам с войной
16:39
Смерть Аляски. История нефтедобычи
16:37
Для ВМФ создают робот, способный имитировать любую подлодку
16:36
Украинский лес вывозит австрийская компания в Румынию, оформляя его как дрова
16:35
ВСУ - 25! Путь от кретинов до карателей
16:34
Их нравы: Охрана Порошенко пообещала прострелить ноги журналистам
16:33
Зрада: ЕС запретил импорт птицы с Украины
16:33
Во Львове прошел «парад карателей»
16:30
Украина закончится через полтора года
16:29
Сатановский: Минобороны знает, как ответить на убийство в Алеппо наших медиков
16:28
Боевики уже разговаривают, но еще не сдаются
14:57
СК установил причастных к обстрелам территории России украинских силовиков
14:57
Операция «Госпиталь»
14:56
Лавров: отказавшиеся выходить из Алеппо боевики будут уничтожены
14:55
Президент РФ о защите страны от информационных войн
14:53
НАТО определило возможную точку начала войны с Россией
14:53
Алеппский блицкриг
14:52
Украина поверила в потерю российского газового транзита
14:51
О «подвиге» идиотов
14:50
Начались летные испытания нового Як-40
14:49
Русские идут: британская армия против «боевых гномов»
14:48
Таких беспилотников у российского ВМФ нет — пока нет
14:47
В США предлагают признать Крым российским в обмен на мир на Донбассе
14:46
Сирийская армия возьмет Алеппо до конца этого года
14:46
Украина заложила «бомбы замедленного действия» под энергобезопасность ЕС
14:45
«Она поразила украинцев прямо в мозг»
10:09
Украинские абитуриенты опозорились, не сумев показать на карте север и юг
10:09
Андрей Ваджра: Криминальное чтиво в Княжичах
10:07
Что нужно знать о репрессиях человеку, любящему свою страну?
10:03
«Его батальон» — в Сети появился трейлер фильма о «Мотороле»
10:02
Александр Зубченко: Стенограмма безумия
10:02
Что предложит Трамп, или вопрос подарунков
10:01
Киев испугался полной потери транзита из-за новых российских газопроводов
10:00
Право вето: Россия и Китай не пропустили резолюцию по Алеппо в ООН
09:59
В Черкассах «Азовцы» организованно ограбили супермаркет
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Пилот НАТО обеспокоен тем, что российские самолеты «стали летать иначе»

Пилот НАТО обеспокоен тем, что российские самолеты «стали летать иначе»

Bild, Германия

Пилот НАТО обеспокоен тем, что российские самолеты «стали летать иначе»

В последние недели участились инциденты с участием путинских боевых самолетов, которые дважды нарушали воздушные границы Эстонии и Финляндии.

Корреспонденты нашего издания побывали на базе НАТО в эстонском Эмари и встретились с командующим немецкого контингента, пилотом самолета Eurofighter Свеном Якобом (Sven Jacob). Он рассказал о новой тактике путинских пилотов.

Bild: Господин подполковник, в последние месяцы политическое напряжение между Россией и Западом значительно усилилось. Каким образом это повлияло на военную ситуацию в воздушном пространстве Прибалтики?

Свен Якоб: Принципиально ситуация в сфере безопасности не изменилась. Однако мы заметили, что осенью некоторые из типичных маневров русских несколько изменились, то есть русские самолеты стали летать несколько иначе и в несколько иное время. В связи с тем, что в последние пару недель количество полетов увеличилось, увеличилось и количество наших вылетов по тревоге. В 2015 годы мы также провели здесь, в Эмари, четыре месяца. Сейчас же мы находимся здесь пока всего два месяца, но число наших вылетов уже превысило прошлогоднее за целых четыре месяца.

Вместе с тем, почти половина из этих вылетов пришлась на сутки 6-7 октября. То есть по количеству вылетов нельзя просто взять и сказать, что ситуация резко изменилась. Это был особый способ проведения маневров, заставивший нас подниматься в небо так часто. В прошлом году тоже имели место российские учения, но тогда мы лишь однажды наблюдали сразу большое количество самолетов в небе и вынуждены были подняться по тревоге. В этом же году число наших вылетов увеличилось, хотя количество самолетов в пересчете на случай значительно сократилось.

— Почему, по-вашему, в этом году русские избрали иной стиль поведения в небе?

— Я, конечно, могу лишь предполагать, но мне кажется, что это своего рода проверка: насколько часто и с какой интенсивностью НАТО будет реагировать на их действия? Мы не можем точно знать замыслы русских, но знаем, что их полеты, с точки зрения тактики, были не слишком высококачественными.

— 6 и 7 октября русские самолеты дважды нарушали воздушное пространство Эстонии и Финляндии. Как вы думаете, почему?

— Во-первых, надо сказать, что ни один российский самолет не пролетал ни над материковой частью, ни над островами, принадлежащими этим странам. Однако их территория начинается в 12 морских милях от береговой линии. По причине изогнутости береговой линии воздушное пространство также имеет изогнутые границы. Так что не исключено, что русские в каком-то месте просто «срезали угол». Не исключено, правда, что это была умышленная провокация. Однако в те моменты, когда мы оказывались поблизости от российских самолетов, они всегда находились над нейтральными водами.

Что касается этой истории с островом, то, конечно, общеизвестно, что он принадлежит Эстонии. И он находится как раз в пределах тех самых 12 морских миль. Однако интересно, что эта территория находится под контролем российских диспетчеров из Санкт-Петербурга. Таким образом, получается, что международный самолет летит над эстонской территорией, но под российским контролем. Конечно, это спорный вопрос. Русские знают это, и более тысячи российских самолетов и год придерживаются правил и не летают над этой территорией. Но иногда такие вещи все же случаются.

— Есть впечатляющие фото, сделанные пилотами Бундесвера, на которых российские самолеты, пролетающие на высоте около десяти километров, изображены совсем поблизости. Как можно сделать такой снимок? И как часто такие встречи происходят в воздухе?

— Эти фотографии мои пилоты сделали с помощью самой обычной цифровой фотокамеры — чтобы у них были доказательства, что русские там действительно летают, а еще в разведывательных целях: чтобы выяснить, оснащены ли они каким-нибудь современным оружием или чем-то в этом роде. По прошлому опыту, можно сказать, что эти транспортные самолеты обычно ведут себя относительно прилично. Обычно!

Они летят по своему маршруту и имеют четкую задачу. От них не приходится ожидать ничего из ряда вон выходящего. Но если вместе с ними летят боевые самолеты, то всегда есть элемент неожиданности: какая перед ним поставлена задача? И — самое главное — что думает этот конкретный пилот? Тут возможны некоторые различия. Обычно, когда мы пролетаем рядом друг с другом, мы как бы приветствуем друг друга. Кто-то при этом кивает или поднимает вверх большой палец. Иногда даже бывало, что пилоты предлагали друг другу подлететь поближе и сделать совместное фото. В общем, такие встречи получались вполне дружескими.

Но пару раз бывало и так, что кто-то требовал от другого пилота лететь прочь или уступить ему место в воздухе. Бывало, что нам в качестве «приветствия» показывали средний палец. Так что бывает по-всякому. В значительной степени это зависит от того, насколько велик стресс, в котором пребывает отдельно взятый пилот, а также от уровня его образования. Встречаются такие, уровень образования которых вполне сопоставим с нашим, но есть и намного менее образованные. Так что если русский пилот не проявляет готовности к сотрудничеству, мы оставляем ему место, чтобы на нагнетать обстановку.

В то же время мы имеем полное право в любой момент защищаться. Если бы вдруг по нам начали стрелять — хотя я такой вероятности совершенно не вижу, — то мы стали бы обороняться. Однако наше главное правило — не стрелять по ним. Для этого должно было бы произойти что-то из ряда вон выходящее.

— Однако вы всегда вооружены четырьмя ракетами класса «воздух-воздух» — это действительно так?

— Да, ракеты всегда при нас. Две из них предназначены для ближнего и две для дальнего боя. Однако вероятность, что мы применим их, весьма мала. Тут, в первую очередь, надо просто показать: «Ребята, у нас есть оружие!» Существует несколько уровней напряженности. Первый уровень — это когда мы летим рядом друг с другом и дружески приветствуем друг друга. Следующий уровень — когда мы говорим с ними на международной частоте, если, например, они летят или собираются лететь над сушей. Тогда нам приходится повышать напряжение, потому что мы не можем допустить этого. Следующий уровень — когда мы пристраиваемся рядом с ними и показываем: «У нас есть оружие, и вы его видите». Тем самым мы показываем, что нам уже не до шуток, и мы не потерпим, если они нарушат воздушное пространство. Впрочем, такого не случалось еще никогда и с большой вероятностью никогда и не случится.

— У вас может быть, хотя бы теоретически, задание защитить воздушное пространство с применением оружия?

— Нет, такого задания у нас нет. Вернее уровень напряженности может вырасти, но фактически у нас все равно нет такого задания. В случае продолжительного по времени нарушения воздушного пространства может поступить приказ от НАТО: «Просьба сбить!» То есть если бы, например, бомбардировщик летел из Санкт-Петербурга и вдруг повернул в сторону Таллинна, ситуация бы резко накалилась, и мы бы доложили об этом, и тогда что-то наверняка произошло бы. Но я должен подчеркнуть, что до сих пор со стороны российских ВВС не бывало никаких враждебных маневров.

— Это значит, что открытые угрозы России последних месяцев в адрес НАТО не находят отражения в виде агрессивного, воинственного поведения?

— Именно так. Они провоцируют нас тем, что постоянно отключают транспондеры. В принципе, мы вообще не знаем, оснащен ли тот или иной боевой самолет транспондером. Однако, вообще-то, когда самолет находится в международном воздушном пространстве, он должен его иметь — в противном случае он заведомо нарушает правила. О том, что транспондеры есть у всех транспортных самолетов, мы знаем. Это значит, что нам в целях безопасности надо взлетать, и когда мы оказываемся поблизости, они часто включают их. Но сначала транспондер бывает выключен, и лишь потом включается. А иногда мы не общаемся предварительно с различными контрольными станциями, а потом вдруг заговариваем с ними, пролетая мимо.

При этом возможны самые разные комбинации: с летным планом, без летного плата, с транспондером или без, с разговором или без. Это, по меньшей мере, проверка для НАТО, если не какая-то провокация с неприличными жестами. Но об агрессивном поведении говорить, определенно, не приходится. Они хотят показать: «Мы здесь». А мы реагируем на все эти провокации. Не ответными провокациями, а тем, что показываем им: «Мы знаем, что вы здесь. Но и мы тоже здесь!»





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх