Лента новостей

09:42
Парад Победы: подготовка
09:39
Перекуем орала на мечи?
09:17
Долгий путь в Гаагу
09:09
Politiken: Путин действовал рационально
09:06
Киеву пора готовиться к жесткой экономии
09:03
Хорватия: Медийный С-300
09:00
Химера «Великой Албании» – провокация новой войны на Балканах
08:59
Валентин Катасонов: «Куда разворачивается российский капитал»
08:58
Украинские националисты расправляются с ветеранами
08:57
Зарубежные СМИ пишут о расколе во Франции после выборов
08:56
Отказ Первого канала от трансляции Евровидения одобряет три четверти россиян
08:56
The National Interest: «Верзила» — «бомба всех бомб» Второй мировой
08:56
Победа Макрона во втором туре не так очевидна, заявил социолог
08:51
Зачем австрийцам сайт на Урале
08:51
Пока ОН в Турции, разговора не будет
08:49
Белорус литовцу: «Тебе крышка, щегол»
08:47
Александр Роджерс: Почему мы должны оседлать глобализацию
08:45
The Hill: Как ответить русским
08:44
Как и ожидалось: Порошенко просит США начать вооруженную интервенцию в Донбасс
08:43
CNN: Россия готовит превентивный ядерный удар по Америке
08:42
Почему Кудрин не только хочет быть президентом, но и может стать им
08:41
Смерть наблюдателя предвещает ввод «полицейской миссии» в Донбасс
08:40
Балтийский флот усилил ПВО системами С-300В4
08:40
Крым ожидает десятки миллиардов инвестиций
08:37
Франция-Россия: Макрон продолжит курс Олланда
08:37
National Interest: Америке не победить в сирийской войне
08:36
Чучхе победила Бандеру: Почему КНДР лучше режима на Украине
08:34
Al-Watan Saudi Arabia: У «матери всех бомб» появилась «сестра»
08:32
Украинская власть признала себя агентом Кремля
08:29
Иван Ефремов: ученый-палеонтолог и писатель-фантаст
08:27
Макрон победил в первом туре выборов президента Франции
08:20
Верховная Рада «проталкивает» хорватский сценарий
08:17
Бомба В61-12: США готовят в Европе новый ядерный фронт против России
00:00
Этот день в истории - 24 Апреля
20:51
Вести недели с Дмитрием Киселевым от 23.04.17
20:07
Франция: Макрон, по прозвищу «кандидат от Ротшильдов», опережает Ле Пен
20:05
Observador: Коммунистическая революция в самой свободной стране мира
20:03
МВФ зачистит стариков Украины как класс
19:24
Недемократичная война за демократию
19:21
Подземное убежище Сталина
19:14
Позиции Орбана в Венгрии прочны
19:07
Донецк: три года на войне-2
19:00
Deutsche Welle: Куда ведет европейцев новое общественное движение «Пульс Европы»?
16:43
Украина не готова арестовать транзитный газ Газпрома
16:43
Зачем премьер-министру Великобритании досрочные выборы?
Все новости

Архив публикаций

«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
» » Провокации путинских пилотов

Провокации путинских пилотов

 

Bild, Германия

Пилот немецких ВВС в интервью

Российский истребитель Су-27Российский истребитель Су-27

В последние недели участились инциденты с участием путинских боевых самолетов, которые дважды нарушали воздушные границы Эстонии и Финляндии.

Корреспонденты нашего издания побывали на базе НАТО в эстонском Эмари и встретились с командующим немецкого контингента, пилотом самолета Eurofighter Свеном Якобом (Sven Jacob). Он рассказал о новой тактике путинских пилотов.

Bild: Господин подполковник, в последние месяцы политическое напряжение между Россией и Западом значительно усилилось. Каким образом это повлияло на военную ситуацию в воздушном пространстве Прибалтики?

Свен Якоб: Принципиально ситуация в сфере безопасности не изменилась. Однако мы заметили, что осенью некоторые из типичных маневров русских несколько изменились, то есть русские самолеты стали летать несколько иначе и в несколько иное время. В связи с тем, что в последние пару недель количество полетов увеличилось, увеличилось и количество наших вылетов по тревоге. В 2015 годы мы также провели здесь, в Эмари, четыре месяца. Сейчас же мы находимся здесь пока всего два месяца, но число наших вылетов уже превысило прошлогоднее за целых четыре месяца.

Вместе с тем, почти половина из этих вылетов пришлась на сутки 6-7 октября. То есть по количеству вылетов нельзя просто взять и сказать, что ситуация резко изменилась. Это был особый способ проведения маневров, заставивший нас подниматься в небо так часто. В прошлом году тоже имели место российские учения, но тогда мы лишь однажды наблюдали сразу большое количество самолетов в небе и вынуждены были подняться по тревоге. В этом же году число наших вылетов увеличилось, хотя количество самолетов в пересчете на случай значительно сократилось.

— Почему, по-вашему, в этом году русские избрали иной стиль поведения в небе?

— Я, конечно, могу лишь предполагать, но мне кажется, что это своего рода проверка: насколько часто и с какой интенсивностью НАТО будет реагировать на их действия? Мы не можем точно знать замыслы русских, но знаем, что их полеты, с точки зрения тактики, были не слишком высококачественными.

— 6 и 7 октября русские самолеты дважды нарушали воздушное пространство Эстонии и Финляндии. Как вы думаете, почему?

— Во-первых, надо сказать, что ни один российский самолет не пролетал ни над материковой частью, ни над островами, принадлежащими этим странам. Однако их территория начинается в 12 морских милях от береговой линии. По причине изогнутости береговой линии воздушное пространство также имеет изогнутые границы. Так что не исключено, что русские в каком-то месте просто «срезали угол». Не исключено, правда, что это была умышленная провокация. Однако в те моменты, когда мы оказывались поблизости от российских самолетов, они всегда находились над нейтральными водами.

Что касается этой истории с островом, то, конечно, общеизвестно, что он принадлежит Эстонии. И он находится как раз в пределах тех самых 12 морских миль. Однако интересно, что эта территория находится под контролем российских диспетчеров из Санкт-Петербурга. Таким образом, получается, что международный самолет летит над эстонской территорией, но под российским контролем. Конечно, это спорный вопрос. Русские знают это, и более тысячи российских самолетов и год придерживаются правил и не летают над этой территорией. Но иногда такие вещи все же случаются.

— Есть впечатляющие фото, сделанные пилотами Бундесвера, на которых российские самолеты, пролетающие на высоте около десяти километров, изображены совсем поблизости. Как можно сделать такой снимок? И как часто такие встречи происходят в воздухе?

— Эти фотографии мои пилоты сделали с помощью самой обычной цифровой фотокамеры — чтобы у них были доказательства, что русские там действительно летают, а еще в разведывательных целях: чтобы выяснить, оснащены ли они каким-нибудь современным оружием или чем-то в этом роде. По прошлому опыту, можно сказать, что эти транспортные самолеты обычно ведут себя относительно прилично. Обычно!

Они летят по своему маршруту и имеют четкую задачу. От них не приходится ожидать ничего из ряда вон выходящего. Но если вместе с ними летят боевые самолеты, то всегда есть элемент неожиданности: какая перед ним поставлена задача? И — самое главное — что думает этот конкретный пилот? Тут возможны некоторые различия. Обычно, когда мы пролетаем рядом друг с другом, мы как бы приветствуем друг друга. Кто-то при этом кивает или поднимает вверх большой палец. Иногда даже бывало, что пилоты предлагали друг другу подлететь поближе и сделать совместное фото. В общем, такие встречи получались вполне дружескими.

 

Но пару раз бывало и так, что кто-то требовал от другого пилота лететь прочь или уступить ему место в воздухе. Бывало, что нам в качестве «приветствия» показывали средний палец. Так что бывает по-всякому. В значительной степени это зависит от того, насколько велик стресс, в котором пребывает отдельно взятый пилот, а также от уровня его образования. Встречаются такие, уровень образования которых вполне сопоставим с нашим, но есть и намного менее образованные. Так что если русский пилот не проявляет готовности к сотрудничеству, мы оставляем ему место, чтобы на нагнетать обстановку.

В то же время мы имеем полное право в любой момент защищаться. Если бы вдруг по нам начали стрелять — хотя я такой вероятности совершенно не вижу, — то мы стали бы обороняться. Однако наше главное правило — не стрелять по ним. Для этого должно было бы произойти что-то из ряда вон выходящее.

— Однако вы всегда вооружены четырьмя ракетами класса «воздух-воздух» — это действительно так?

— Да, ракеты всегда при нас. Две из них предназначены для ближнего и две для дальнего боя. Однако вероятность, что мы применим их, весьма мала. Тут, в первую очередь, надо просто показать: «Ребята, у нас есть оружие!» Существует несколько уровней напряженности. Первый уровень — это когда мы летим рядом друг с другом и дружески приветствуем друг друга. Следующий уровень — когда мы говорим с ними на международной частоте, если, например, они летят или собираются лететь над сушей. Тогда нам приходится повышать напряжение, потому что мы не можем допустить этого. Следующий уровень — когда мы пристраиваемся рядом с ними и показываем: «У нас есть оружие, и вы его видите». Тем самым мы показываем, что нам уже не до шуток, и мы не потерпим, если они нарушат воздушное пространство. Впрочем, такого не случалось еще никогда и с большой вероятностью никогда и не случится.

— У вас может быть, хотя бы теоретически, задание защитить воздушное пространство с применением оружия?

— Нет, такого задания у нас нет. Вернее уровень напряженности может вырасти, но фактически у нас все равно нет такого задания. В случае продолжительного по времени нарушения воздушного пространства может поступить приказ от НАТО: «Просьба сбить!» То есть если бы, например, бомбардировщик летел из Санкт-Петербурга и вдруг повернул в сторону Таллинна, ситуация бы резко накалилась, и мы бы доложили об этом, и тогда что-то наверняка произошло бы. Но я должен подчеркнуть, что до сих пор со стороны российских ВВС не бывало никаких враждебных маневров.

— Это значит, что открытые угрозы России последних месяцев в адрес НАТО не находят отражения в виде агрессивного, воинственного поведения?

— Именно так. Они провоцируют нас тем, что постоянно отключают транспондеры. В принципе, мы вообще не знаем, оснащен ли тот или иной боевой самолет транспондером. Однако, вообще-то, когда самолет находится в международном воздушном пространстве, он должен его иметь — в противном случае он заведомо нарушает правила. О том, что транспондеры есть у всех транспортных самолетов, мы знаем. Это значит, что нам в целях безопасности надо взлетать, и когда мы оказываемся поблизости, они часто включают их. Но сначала транспондер бывает выключен, и лишь потом включается. А иногда мы не общаемся предварительно с различными контрольными станциями, а потом вдруг заговариваем с ними, пролетая мимо.

При этом возможны самые разные комбинации: с летным планом, без летного плата, с транспондером или без, с разговором или без. Это, по меньшей мере, проверка для НАТО, если не какая-то провокация с неприличными жестами. Но об агрессивном поведении говорить, определенно, не приходится. Они хотят показать: «Мы здесь». А мы реагируем на все эти провокации. Не ответными провокациями, а тем, что показываем им: «Мы знаем, что вы здесь. Но и мы тоже здесь!»

 

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke)

Фото: REUTERS, Finnish Air Force/Handout via REUTERS





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Российская Федерация
    Рядовой
    fedya7

    Это не путинские самолеты, это самолёты России. Путин-еще не вся Россия. 

    0

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх