Лента новостей

18:15
CounterPunch: США не видят бревна в собственном глазу
18:12
El Confidencial: Кто убил больше мирных сирийцев
18:08
«Они же дети» плюс Навальный
16:57
Star gazete: Получит ли Россия свою долю в новом миропорядке?
16:55
Polonia Christiana: Как Путин стал удобным инструментом
16:51
Перед Медведевым замаячил призрак отставки
16:49
Agora Vox: Как относятся к России кандидаты в президенты Франции
16:16
Как подопечный Порошенко оказался на месте убийства Вороненкова раньше всех?
16:14
LADA вошла в топ-5 автомобильных брендов в русскоязычных соцмедиа
16:12
Гитлерюгенд ИГИЛ: Бойцы ЧВК США в шоке от малолетних живых бомб
16:11
Военная безопасность Европы: предотвратить и обезвредить
16:10
И словом, и делом: Украина возрождает традиции Третьего рейха
16:08
Медведчук: Восстановление экономических отношений с РФ выгодно
16:02
Der Spiegel: Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
16:02
Развитие экономики: со второй половины 2017 начнется перевод зарплат бюджетников на карты "Мир"
16:00
Сергей Рудской: «Действия коалиции во главе с США могут привести к катастрофе»
15:59
Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
15:55
Aftenposten: Кто выиграет новую лунную гонку?
15:48
Чужие герои. Священные камни русского Юга
15:46
Финансы на выход: Сбербанк продаёт свою «дочку» на Украине
15:45
Генсек ООН готовит противоправный трибунал по Сирии
15:44
Трамп предложил расследовать связи Билла и Хиллари Клинтон с Россией
15:43
Тем временем: Порошенко обвинил Россию в попытках рассорить украинцев
15:42
«Что такое хорошо и что такое плохо»?
15:42
Госдеп возложил на Обаму ответственность за новые санкции против России
15:41
Как союзники нам помогали
15:36
Навальный и «праздник непослушания»: Лох — не мамонт…
15:30
Новейший британский авианосец будет беззащитен перед российской ракетой
15:29
Общественная палата РФ запускает горячую линию по мониторингу цен на лекарства
15:29
Сергей Лавров: русские своих в беде не бросают
15:11
Смерть с небес: Боевик снял гибель своего отряда от самолета ВКС России
15:10
Китайские дизели для катеров «Грачонок» сломались на первых же испытаниях
15:09
Сирийские войска в Алеппо блокировали крупную группировку ИГИЛ
15:08
200 миллиардов для Арктики. Чему должна завидовать остальная Россия
15:07
Над НАТО нависла угроза страшнее российской
15:06
Россия станет морской державой
15:05
Война никому не нужна, но…
15:05
Новый «Вул»: как изменили уникальный бесшумный пистолет для секретных операций
15:03
Трамп поддержал рубль
15:02
Новые снаряды летают без рельсов
13:01
The Washington Post: Иран и Россия сближаются
12:58
Кремль пытается взять плацдарм на Балканах
12:54
Bloomberg: Что может сделать Путин?
12:51
Навальный споткнулся о Крым
10:18
Delfi.lt: Кремль застигнут врасплох
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

11 лет спустя

11 лет спустя

 

В годовщину трагедии в Беслане фотограф Олег Никишин размышляет, как события в школе повлияли на его работу и жизнь.

Все военные корреспонденты — заложники своего статуса, и вырваться из этого мира достаточно сложно. Их с трудом представляют в другой роли, да и сами фотографы не могут воспринимать себя иначе. Если я куда-то приезжал, все сразу говорили: «Никишин приехал, что-то будет».

Фотограф видит мир через камеру, которая служит психологической защитой. Я попадал в ситуации, когда на моих глазах убивали людей. Например, после взятия одного азербайджанского города армянские солдаты шли по горам и добивали отставших от отряда азербайджанцев. Потом мы попали в засаду, была перестрелка… Когда случаются боевые столкновения, зависит от тебя, сможешь ты это снять или нет. Были фотографы, которые приезжали в зону конфликта и не могли работать, потому что воспринимали происходящее не как наблюдатели, а как участники события. Тогда мы еще ездили без «броников» (бронежилетов — ТД): брали камеру, пленку и вперед. Мне всегда было страшно, когда я попадал под обстрел, но мысли о том, что я делаю важное дело, помогали продолжать работать. Периодически это все запивалось водкой, и я как-то успокаивался. Я убеждал себя, что опасные ситуации бывают редко, надо просто быть аккуратнее и внимательнее.

Я постоянно ездил куда-то на протяжении пятнадцати лет, а в Беслане все поломалось. В то время я работал фотографом в России и странах СНГ для агентства Getty Images. О захвате заложников узнал почти сразу и ближайшим самолетом улетел в Беслан. Собралась команда журналистов, мы стали расспрашивать местных о происходящем, пытались сориентироваться на местности: где находится школа, а где спортзал. Сейчас сложно вспомнить: многие подробности, осознанно или нет, стерты из памяти. Помню, когда начался штурм, мы были с другой стороны школы, и, чтобы попасть внутрь, нам нужно было пробежать километр вокруг. Срезать расстояние мы не могли — все вокруг простреливалось, буквально над нами свистели пули. Постоянно думаешь, что вот, сейчас все случился. Происходило все очень быстро. Задача фотографа — предугадать, где будут главные события, и оказаться в нужном месте. От этого зависит, какой у тебя получится материал.

Шестое сентября 2004. Друзья и родственники погибших в школе. Похороны.Фото: Олег Никишин

 

Накрыло меня четвертого сентября, когда я побывал в морге: детишки, завернутые в полиэтиленовые пакеты, выложены рядами. На следующий день лил дождь, были похороны… Для меня это было слишком. Я не мог смотреть на погибших детей.
В Беслане у меня не получилось выстроить психологическую защиту и отключить эмоции. Я возненавидел насилие в любом его проявлении. Я больше не мог нормально работать и сказал себе: «Хватит, ты больше никуда не поедешь».

В Беслане ударили по больному, по самому дорогому, что есть у человека. До этого все конфликты были направлены против взрослых, а детям приходилось страдать вынужденно. Это событие перешло все границы и было выше моего понимания. Брать детей в заложники — самый низкий способ борьбы. После Беслана у меня начался двухнедельный запой, а потом я полностью сменил образ жизни — военные и социальные конфликты из нее ушли. Я построил себе другой мир, но мне понадобилось несколько лет, чтобы отойти от этого эмоционально. Когда начинался салют, меня трясло, любая стрельба вызывала тревогу и воспоминания.

Сейчас я практически не занимаюсь журналистикой. Продолжаю снимать репортажи, но это истории повседневной жизни: спорт, светские мероприятия, трэвел и прочее. Быть военным репортером — это круто, но мне хватило.

Фото: Олег Никишин
Третье сентября 2004 года. Солдаты и вооруженные местные жители после штурма школы.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Доброволец выносит из школы ребенка.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Из школы выносят раненых.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Спецназовцы несут раненого сослуживца.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.

 

Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Четвертое сентября. Родственники освобожденных заложников ищут имена близких в списках, вывешенных у больницы.
Фото: Олег Никишин
Четвертое сентября.
Фото: Олег Никишин
Пятое сентября. Гробы у морга.
Фото: Олег Никишин
Пятое сентября. Друзья и родственники погибших у руин школы.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября. Похороны.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.

 

Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября. Кладбище в Беслане.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх