Лента новостей

16:02
Helsingin Sanomat: Москвичи обживаются в Риге
15:58
Морской бой: Сколько надо «Цирконов», чтобы потопить «Королеву Елизавету»
15:10
The Washington Post: Европу возмутили новые антироссийские санкции
15:03
ВМС-2017: «Панцирь-МЕ» прикроет, «Калибр» прибьет
14:51
«Нихон кэйдзай»: ЧМ-2018 изменит имидж России
14:29
Европа соблазнила Лукашенко банковской революцией
14:24
The Associated Press: США подстрекают к смене режима в России?
14:21
«Где крымские партизаны и подорванные эшелоны оккупантов»?
14:16
Der Spiegel: Габриэль поспорил с Лавровым
14:10
Российский «Запад»: Залп по субмаринам НАТО будет смертельным
09:03
The Intercept: Безответственное отношение СМИ к «российской угрозе»
08:58
Украинских полковников взрывают за Гиви и Моторолу
08:56
CounterPunch: Рашагейт несостоятелен
08:54
Главкомат ВМФ просит Кремль лечь на обратный курс
08:51
Birg?n: Сирийская мозаика из шести деталей
08:46
Умирающим в тундре партизанам, мерещились рестораны
08:44
Wired Magazine: Кто стоит за вирусом Petya?
08:40
«США не справятся с ИГИЛ без России»
08:38
Kyodo: Российская нефть для северокорейского товарища
07:24
Путин: ряд зарубежных спецслужб работают для дестабилизации регионов вблизи границ РФ
07:23
Такая конституционная Конституция Украины
07:23
Handelsblatt: антироссийские санкции принесли всем миллиардные убытки
07:22
Asia Times: возвращать России статус «империи зла» — опасная затея
07:19
Кадыров опроверг саудовский ультиматум Путину
07:17
«Война перешла в диверсионную стадию»
07:16
ЦРУ подставит Россию под ракетный удар Британии?
07:15
Глава американской военной разведки Винсент Стюарт оценил перспективы возможностей России
07:14
«Лада» для ВМФ: Россия будет развивать воздухонезависимые подводные силы
07:12
Фронтовые кадры: Удары ВКС РФ и танковые бои с ИГИЛ на пути к Дейр эз-Зору
07:10
Atlantico: Меркель без труда поставила Макрона на место
07:10
Судьба мразей уже решена
07:05
Киев попросил НАСА из космоса проследить за строительством Крымского моста
07:03
СССР виновен лишь в том, что не расстрелял отца Порошенко
07:01
У Коломойского отобрали крымские пансионаты и 43 элитные квартиры
07:00
ООН назвала вирус Petya более опасным и технически сложным, чем WannaCry
06:57
Газовый блеф США
06:57
ВКС РФ довели американских летчиков до нервного истощения
06:54
Газовая шизофрения киевской хунты
06:54
Корабли и самолеты США заняли атакующие позиции для нападения на Сирию
06:52
ОДК приступила к испытаниям морских двигателей М90ФР
06:50
Операция «Колокольчики плюща»
00:00
Этот день в истории - 29 Июня
21:49
Le Monde: Истинное лицо освободителей Ракки
21:41
В этом году в России будет неурожайно
21:38
Эпоха Путина: картина безысходности
Все новости

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
» » Путин и Эрдоган против либерального мира

Путин и Эрдоган против либерального мира

Встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджеап Тайипа ЭрдоганаВстреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджеап Тайипа ЭрдоганаПо сути, в сближении президента России Владимира Путина с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом нет ничего по-настоящему удивительного. Если присмотреться внимательнее и забыть об исторических отношениях Турции и США, у страны Эрдогана намного больше общего с путинской Россией, чем с Западом. Отношение к религиозным традициям (православие у Путина, ислам у Эрдогана), вертикальный (или даже авторитарный) характер власти, массовая (и явная) поддержка населения — все это куда больше сближает, чем разделяет их.

Как известно, Путин не первый год ведет почти метафизическую борьбу с западными и универсалистскими представлениями о мире. Он считает (причем, не без нескольких довольно весомых аргументов) подобное мировоззрение невежественным или даже презрительным отношением к сути политики, то есть существованию независимых сообществ, которые движутся собственным историческим путем.

Таким образом, в заявлениях и действиях Эрдогана и Путина есть моменты, которые явно перекликаются с тезисами великого немецкого юриста Карла Шмитта (Carl Schmitt, 1888-1985) автора одной из главных книг по политической теории ХХ века: «Понятие политического». Перед тем, как продолжить, отметим, что Карл Шмитт серьезно скомпрометировал себя связями с нацизмом, хотя поначалу и выступал в защиту Веймарской республики от Гитлера.
 
Так что же говорит Шмитт? Что либеральный мир не понимает того, что представляет собой самую суть существования политики: оппозицию друг/враг, то есть потенциальную возможность конфликта, который ставит на кон выживание народа и сообщества. Для Шмитта либеральный индивидуализм в том виде, в каком он получил развитие на Западе, представляет собой отрицание политики, потому что вводит «политическую практику недоверия по отношению ко всем остальным политическим силам и всевозможным режимам», «полемическое противопоставление, касающееся ограничений личных свобод государствами». Шмитт делает из этого вывод, что либеральной политики не существует, а есть лишь «либеральная критика политики». Либеральная система, продолжает Шмитт, требует, чтобы «человек оставался началом и концом всего», тогда как «любая угроза для принципиально неограниченной личной свободы, частной собственности и свободной конкуренции называется насилием и, следовательно, злом». В либеральной концепции «народ — это публика со своими культурными 
потребностями, либо, с другой стороны, совокупность работников и трудящихся или масса потребителей». В такой перспективе «суверенитет и мощь государства становятся пропагандой», то есть дискредитируются. Либерализм дает начало «эпохе нейтрализации и деполитизации». Здесь также стоит вспомнить знаменитую первую фразу другой книги Карла Шмитта «Политическая теология»: «Суверенен тот, кто принимает решение о чрезвычайном положении». Концепция сильных политических решений, само собой разумеется, далека от порожденной европейскими либеральными теориями концепции правового государства. 

Ознакомившись с этой впечатляющей критикой либерализма, понимаешь, насколько она актуальна сегодня. Западный мир медленно, но верно деполитизировался, отказавшись принимать сложные решения из страха, что это может поставить под угрозу личные свободы (пусть даже для этого и есть серьезные причины, в частности психологическая травма после тоталитаризма ХХ века). Политический суверенитет, то есть способность народа решать свою историческую судьбу и при необходимости выступать против других народов, уступил место универсалистской концепции мира, где каждый является в первую очередь представителем человечества, а не отдельных сообществ. Но любой, кто «говорит "человечество”, задумал обман», — предупреждает Шмитт. Ведь политический мир не однороден, а разнообразен. Обратное означало бы исчезновение государства и политики, а также доминирование одной державы над всеми остальными. В этом-то и заключается суть проблемы универсализма: Запад мнит себя единственным, кто вправе решать, что такое «хорошо» и что такое «плохо», по своим собственным критериям. В этом можно легко убедиться на примере его реакции на поведение Эрдогана после неудавшегося путча и стабильного осуждения авторитарных наклонностей Путина. 

Мы вовсе не пытаемся защищать Путина и Эрдогана. Но они оба по-своему (и с явными злоупотреблениями, которых тут никто не отрицает) воплощают политическое видение человеческой истории. Они отвергают западную либеральную модель и принимают решения, которые могут идти вразрез с защитой некоторых личных свобод. Они отстаивают национальный суверенитет перед лицом западных универсалистских тенденций. После путча Эрдоган произнес такие символичные слова: «Суверенитет принадлежит нации». А Путин несколько лет назад подчеркнул, что национальный суверенитет является вопросом жизни и смерти для россиян. Оба государственных деятеля выстраивают национальную мифологию с опорой на потенциальный конфликт и неотменимость людских сообществ (пусть даже Эрдоган ловко обращает против Запада его же демократические ценности, как это было видно в удивительном интервью Le Monde на этой неделе). 

Шмитт упоминает поразительную фразу, которую он приписывает одному немецкому поэту: «Враг — это олицетворение нашего собственного вопроса». Так, Путина и Эрдогана можно представить как две зеркальных фигуры, которые отражают наше страшное отречение, отречение от политики.
 
Матье Слама (Mathieu Slama)
Фото: AP Photo, Alexander Zemlianichenko





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх