Лента новостей

20:28
Четыре километра подо льдом: как российские ученые нашли в недрах Антарктиды затерянный мир
18:02
Зачем США запросили компромат на Порошенко?
18:01
Ученые: мирный договор с Японией не нужен
18:01
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:59
Дружба приносит свои плоды
17:59
Запад бессилен помешать освобождению Алеппо
17:58
Порошенко попал
17:55
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:53
Унизительное поражение США в Сирии
17:49
Генштаб ВСУ занимает круговую оборону
17:46
Россия придет к нам с войной
16:39
Смерть Аляски. История нефтедобычи
16:37
Для ВМФ создают робот, способный имитировать любую подлодку
16:36
Украинский лес вывозит австрийская компания в Румынию, оформляя его как дрова
16:35
ВСУ - 25! Путь от кретинов до карателей
16:34
Их нравы: Охрана Порошенко пообещала прострелить ноги журналистам
16:33
Зрада: ЕС запретил импорт птицы с Украины
16:33
Во Львове прошел «парад карателей»
16:30
Украина закончится через полтора года
16:29
Сатановский: Минобороны знает, как ответить на убийство в Алеппо наших медиков
16:28
Боевики уже разговаривают, но еще не сдаются
14:57
СК установил причастных к обстрелам территории России украинских силовиков
14:57
Операция «Госпиталь»
14:56
Лавров: отказавшиеся выходить из Алеппо боевики будут уничтожены
14:55
Президент РФ о защите страны от информационных войн
14:53
НАТО определило возможную точку начала войны с Россией
14:53
Алеппский блицкриг
14:52
Украина поверила в потерю российского газового транзита
14:51
О «подвиге» идиотов
14:50
Начались летные испытания нового Як-40
14:49
Русские идут: британская армия против «боевых гномов»
14:48
Таких беспилотников у российского ВМФ нет — пока нет
14:47
В США предлагают признать Крым российским в обмен на мир на Донбассе
14:46
Сирийская армия возьмет Алеппо до конца этого года
14:46
Украина заложила «бомбы замедленного действия» под энергобезопасность ЕС
14:45
«Она поразила украинцев прямо в мозг»
10:09
Украинские абитуриенты опозорились, не сумев показать на карте север и юг
10:09
Андрей Ваджра: Криминальное чтиво в Княжичах
10:07
Что нужно знать о репрессиях человеку, любящему свою страну?
10:03
«Его батальон» — в Сети появился трейлер фильма о «Мотороле»
10:02
Александр Зубченко: Стенограмма безумия
10:02
Что предложит Трамп, или вопрос подарунков
10:01
Киев испугался полной потери транзита из-за новых российских газопроводов
10:00
Право вето: Россия и Китай не пропустили резолюцию по Алеппо в ООН
09:59
В Черкассах «Азовцы» организованно ограбили супермаркет
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Крымский референдум. Взгляд из Севастополя

Крымский референдум. Взгляд из Севастополя

 

Крымский референдум. Взгляд из СевастополяБегство от Украины для крымчан было вопросом жизни и смерти как народа и культуры

 

Автор этой статьи - учёный, публицист, житель Севастополя. Непосредственно перед переворотом провел две недели в Киеве, так что оценку и киевским событиям дает личную, как очевидец. Пишет под псевдонимом, поскольку хочет иметь возможность ездить на Украину, где живут его пожилые родители, и опасается преследований. 

 

Крымский референдум – событие историческое. Кого-то оно повергло в ужас, ведь впервые после второй мировой войны часть территории одного европейского государства вошла в состав другого без обоюдного согласия. А это значит, что весь миропорядок, позволявший почти 70 лет избегать больших войн в Европе, оказался под угрозой. Поскольку, несмотря на кажущееся благополучие, старый континент просто пестрит очагами потенциальных территориальных споров – наследием кровопролитных войн прошлых веков.

 

Для подавляющего большинства россиян, крымские события, напротив, стали причиной сильнейшего воодушевления, мощного душевного подъема. Ведь впервые за долгие годы Россия не теряет, а возвращает свои земли. Русский народ не делят на части при помощи хитроумных геополитических комбинаций, а он, наоборот, объединяется!

 

Для севастопольцев референдум означал прежде всего … спасение. Чтобы осознать это не жителю Крыма, надо вникнуть в нашу ситуацию в те дни, понять страхи, тревоги, мечты и надежды, которые нами владели.

 

Конец февраля 2014. В Киеве дым и стрельба. На центральных улицах толпы озверевших подонков с битами в масках, орущих нацистские кричалки. Бессилие власти, допустившей такое, бесит. И вот, кажется, все кончилось. Президент сдался. Французы и немцы дали гарантии, что будет конституционный процесс смены власти. Ясно, что на протестной волне опять придут националисты, как в 2004. Прощай надежды на Евразийский союз и государственный русский язык. Впрочем, какие надежды. Донецкая команда цинично кинула народ сразу после избрания. Обещали союз с Россией, а затеяли Евроинтеграцию. Клялись дать статус языку, а приняли карикатурный закон, в котором русский обозвали языком нацменшинств – это при 70% русскоговорящих. Они предали тех, кто за них голосовал и получили свое. Так им и надо. А мы поборемся. Все равно людей русской культуры на Украине большинство. Мы помним наши корни, историю. Что Киев – мать городов русских. И что жители нашей земли называли себя русскими, пока поляки не прозвали их окраиной. И геноцид русских в Галиции тоже помним. И Великую отечественную, и то как недобитые бандеровцы бежали в Америку, чтобы потом их потомки в 90-е принесли к нам бациллы нацисткой чумы под видом украинского национализма. И пусть хозяева страны – олигархи – готовы все предать ради своей собственности. Есть народ, народ-победитель, который не купишь. И он ждет своего часа!

 

Такие мысли были тогда. Но в ночь на 22 февраля происходит нечто странное. Президент исчезает. Боевики захватывают правительственные здания. Вооруженные бандиты избивают депутатов парламента, устанавливают свой пропускной режим. Права и свободы перестали действовать, закона нет. Пришла власть человека с калашом, дубинкой и зачехленной рожей. Далее, неуклюжая попытка легитимации свершившегося переворота – это сильно напоминает 19 брюмера, когда солдаты штыками гнали депутатов Совета, расчищая путь Бонапарта к власти.  Надежда, что все может вернуться в законное русло, еще есть – все-таки европейцы дали гарантии, – но она с каждым часом тает. Ясно, что процесс уже необратим. Дальше, по нарастающей – отмена, закона о языках, введение революционных должностей, не предусмотренных конституцией, резкие, откровенно нацистские высказывания лидеров нового режима.

 

Из Киева возвращается севастопольский Беркут. Мы встречали их с цветами и слезами, как героев. Самые обсуждаемые новости и слухи – в Харькове, Донецке, Луганске, Одессе вокруг президента или без него сплотятся русские силы. Облсоветы принимают какие-то декларации, но это не греет. Доверия нет ни президенту, ни олигархам, ни политикам. Ясно, что они продажные. И даже если отдельная область не признает переворот, что дальше? Распад страны, гражданская война. В кошмарном сне такое не приснится.

 

До определенного момента нас в Севастополе происходящее в Киеве не сильно беспокоило.  Наиболее впечатлительные, конечно, истерили – ой что будет…  Было жалко Беркут – ребят, выполнявших долг, в которых озверевшая толпа бросала коктейли Молотова. Наиболее продвинутые, сравнивая происходящее с хроникой египетских событий, убеждались, что сценарий скопирован один в один, и обсуждали, что нас в итоге ждет – военная диктатура или карусель все более радикальных режимов. Российский флот, однако, вселял спокойствие. Была уверенность, что бы ни случилось, наш флот не даст в обиду город и его жителей. 

 

Пока в стране действовали конституция и закон, была уверенность, что через выборы и закон мы сможем отстоять свои интересы и права, что хрупкий баланс между востоком и западом страны может быть сохранен. А здесь, какое право? Милицию и срочников избивают и убивают. Депутатов, судей и журналистов бьют и запугивают. Даже относительно нейтральные еще вчера телеканалы в один голос называют бандитов, боевиков и террористов – активистами, а защитников государства – врагами и титушками. Это реальный террор, причем с ярким националистическим окрасом. Даже если будет имитация выборов, с нами никто считаться не будет. Нас просто лишат прав на язык, культуру, историю. Между нами и Россией возведут стену. Это значит, что нас уничтожат как народ.

 

Звоню товарищу в Киев. Он хвастается – мы на выезде из города свой блокпост организовали. Всех досматриваем, ловим титушек и беркутовцев, оружие забираем. Сейчас формируются бригады к вам в Крым – правый сектор, сотни майдана. Будем вместе с крымскими татарами наводить порядок, зачищать от пророссийских элементов. Садимся в поезда, и к вам. – Я только один вопрос задал: ты кого первым убивать будешь, меня или мою жену?

 

Была еще одна тревога. Много лет мы наблюдали, как в Крыму создавались условия для провокаций на национальной и религиозной почве. Деятельность Турции по формированию националистических про-турецких элит среди крымских татар, ваххабитские общины с радикальными настроениями, тренировочные лагеря для молодежи не были ни для кого секретом. Угроза межнационального конфликта висела над полуостровом дамокловым мечем – это был глобальный неотвратимый страх не только за свое личное будущее, но и за весь народ Крыма. Украинские власти смотрели на все это сквозь пальцы и даже поощряли. Они рассматривали крымских татар как фактор противодействия русскому большинству и возможно рассчитывали использовать радикалов в своих целях. Задолго до описываемых событий было ясно, что резня возможна, к ней готовятся. И в случае чего, Украина защитить не сможет, даже если захочет. Одна надежда – на российскую армию.

 

Звонит знакомый из Бахчисарая. – Знаешь, мне страшно. На улице слышу угрозы, что скоро русских здесь не будет, что теперь, когда майдан победил, Крым точно будет крымско-татарским и мы вам отомстим за 44-й год. – Я ему: Если начнется заваруха, приезжай к нам. Здесь флот, самооборона. Отобьемся.

 

Вот такие тревожные переживания двигали нами тогда – мной, женой, друзьями, соседями. В разных словах, в разной степени осмысления они витали тогда в воздухе, обсуждались по телефону и при встречах. Потом казалось, что страхи были преувеличены. И только сейчас, спустя два года, осознаешь, насколько реальной может быть антирусская истерия в русском городе Киеве, а в репортажах из Сирии видишь, что могут сделать радикалы из некогда процветающей страны за несколько лет.      

 

23 февраля в Киеве место президента занял узурпатор. Общественный договор, связывавший страну, окончательно растоптали. Неужели эти придурки не понимали, что, поправ конституцию, они уничтожили государство? Дальше только распад и некроз.

 

Мы вышли на площадь Нахимова. Не сговариваясь, без заготовленных лозунгов. Просто почувствовали, что надо увидеть и поддержать друг друга. Тридцать, пятьдесят тысяч? Столько людей площадь еще не видела. Казалось, что вышел весь трехсоттысячный город. Всем было ясно, что киевский переворот и новый режим признавать нельзя. Какие варианты? Объединиться с Донецком и Харьковом? – Они далеко, и что там происходит, непонятно. Провозглашение политической автономии полуострова? Возврат Конституции Крыма 1992 г., отмененной Киевом? Декларация о государственном суверенитете? Просьба о вхождении в РФ? Не было тогда готового ответа. 

 

Формируются отряды самообороны. Но чувства опасности не было. В городе полное единство горожан, за спиной которых Черноморский флот. Кто сунется? Было ясно, что главное сейчас не оборона, а самоорганизация, формирование реального суверенитета Севастополя и Крыма. Был нужен лидер, способный организовать этот процесс, которому жители города доверяют. Им стал Алексей Чалый, доказавший верность городу многолетним служением. Его телеканал при любом киевском режиме ежедневно рассказывал о Севастополе и русской истории. Когда под управлением американцев украинская власть принялась переписывать учебники, пытаясь отобрать у нас самое ценное – историческую память, системные действия Чалого, привели к тому, что Севастополь все эти годы оставался в российском культурном поле. Благодаря ему в школах проводились уроки Севастополеведения, а на месте легендарной 35-й батареи был создан уникальный мемориальный комплекс – без помощи государства! Примечательно, что дела его знал каждый житель города, а самого его до этих событий мало кто знал. Человек держался в тени и не пиарился. Его избрали «народным мэром» прямо на площади – тот редчайший случай, когда площадная демократия стала не фарсом, а подлинным волеизъявлением народа.  

 

Напряженно следим за событиями в Симферополе. Там пока не ясен расклад в парламенте, почти параллельно проходят многотысячные митинги русских сил и Меджлиса. 26 февраля у входа в здание Верховного Совета Крыма два митинга сталкиваются «лоб в лоб». Организаторам неимоверными усилиями удается сформировать «нейтральную полосу», разделяющую две толпы, чудом предотвратив массовую драку. Но избежать тогда жертв не удалось. В давке и стычках погибли два человека, десятки раненых. В руках отдельных лиц, вероятно провокаторов, появились дубинки. Сомнений не было – первая кровь может стать детонатором ужасной бойни. Отряды «Русского блока» и Меджлиса были на взводе и готовы к столкновениям. А еще, завтра из Киева ожидается десант боевиков майдана… Ночью не спим, нервы на пределе, ловим каждое сообщение из ящика и сети, готовимся ехать в Симферополь на подмогу.

 

Ранним утром 27 числа в новостях показывают неопознанных спецназовцев, взявших под охрану здание парламента и ключевые стратегические объекты. Спикер успокаивает – это наша самооборона. На душе становится легко – кажется будет мир. Специально еду к штабу украинского флота, чтобы вживую посмотреть на загадочные войска. Спрашиваю великана-богатыря в полном спецназовском обмундировании с пулеметом Калашникова наперевес – вы кто такие? Он, улыбаясь, – военная тайна. Тут же, одна из бабулек, которые всегда на передовой событий и знают все лучше любой разведки, шепчет мне на ухо – свои это, наши. Только, тсс … это военная тайна! Подошла семья, девочка 6-7 лет вручила бойцу подснежники и стала с ним фотографироваться. На сердце вдруг стало очень радостно, в глазах выступили слезы.          

 

До сих пор приходится слышать от украинцев, европейцев и даже некоторых россиян, что референдум наш был вне закона, что нас вели «под дулами», что пропагандистское российское тв промыло нам мозги. Чушь это все. Каналы до референдума здесь были украинские. Войска воспринимались как свои, они тут стояли с екатериненских времен.  

 

Важно понимать, что большинство крымчан всегда осознавали себя русскими. Свыше 90% за вхождение в Россию – цифра, возникшая задолго до референдума. Все годы после распада СССР мы мечтали, надеялись на это, но разум говорил, что это невозможно, что мировой порядок незыблем. Когда нам выпал уникальный исторический шанс вернуться на родину – такого воодушевления, ликования, душевного подъема мы не испытывали никогда!

 

Что касается закона. Украину скреплял общественный договор – конституция. Именно он регламентировал нахождение Автономной Республики Крым в составе страны. Но вот, группа преступников, нарушив конституцию, свергает законную власть и узурпирует контроль над государственными институтами. Перед народом Крыма автоматически встает вопрос о самоопределении. Если конституции больше нет, то и государства нет. В этих условиях, любая территория где сформирована представительская власть, тем более автономная республика с предысторией вопроса о суверенитете, вправе заявить о суверенном статусе, а затем проводить любые референдумы по поводу дальнейшего самоопределения. Это формально. А по сути, конституция гарантировала нам наши права и свободы, что партии, представляющие русское большинство в стране, будут побеждать на выборах и будут гарантами русского языка, сохранения исторической памяти и культуры, даже несмотря на фактическое предательство элит. Но когда группа маргиналов с националистическими взглядами, взяла под контроль Киев, парламент, силовые структуры и правительство, для нас это означало невозможность сохранить свою культурную идентичность в этой стране. Возможно, в самом начале еще был шанс переучредить государство заново, на федеративных основаниях, но киевские узурпаторы об этом и слышать не хотели. Печальный опыт Донбасса, требовавшего федерализации, а получившего бомбардировки и танки, только подтверждает, что тогда мы приняли единственно правильное решение.       

 

Сейчас еще рано давать историческую оценку референдуму – это сделают наши потомки через столетия. Мне кажется, что правовой и политический аспекты произошедшего – не главное. Для любого народа, единение – это сама его основа, его сущность. Это как целостность живого организма. Только когда она есть, можно думать о питании, развитии, социальном взаимодействии. Референдум был актом воссоединения народа, и в этом его главное значение.

 

Наверное, политическое решение тогда потребовало от руководства страны долгих часов обсуждений, бессонных ночей и личного мужества. Ведь были разные пути. Самый очевидный – очередное Приднестровье или Абхазия, бесконечные мучения крымчан с неясной перспективой. Другой вариант был рискнуть и признать, что если русские люди на русской земле хотят быть в составе России, то они имеют на это право! Владимир Путин сделал выбор в пользу целостности народа. Спасибо! 

 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх