Лента новостей

19:20
Нет больше сирийской умеренной оппозиции, не с кем, кроме Асада, вести переговоры
19:19
«Бережок» безопасности: завершается работа по повышению огневой мощи БМП-2
19:19
США вооружат террористов ПЗРК
19:17
Йемен рвут на части
19:15
8 пугающих фактов о ядерном арсенале России
19:10
Ахмад аль-Джарба: под Раккой обнаружилась новая многотысячная армия
19:07
Сирия, сводка: авиация Асада разбомбила колонны боевой техники джихадистов
19:05
Глава МИ-6: В руководстве ИГИЛ находятся британцы
19:03
На Донбассе бьют тревогу: на помощь ВСУ к линии фронта прибыли наемники
19:01
США в Сирии: маски падают градом
18:59
Россия начала испытания «Мертвой руки»
18:49
Михалков просит скорректировать программу «Ельцин Центра» в Екатеринбурге
16:24
После 2021 года можно ждать появления роботов в парадном строю
16:21
Украина на грани замерзания — газ в хранилищах иссякает на глазах
16:20
Новый доклад Макларена о допинге: «чёрный день для Олимпийского спорта»
16:15
Как конгресс США пытается настроить Трампа против Путина
16:14
В Ленобласти «шахиды» на учениях без предупреждения захватили студентов колледжа
16:13
Шойгу открыл памятник солдату Великой Отечественной войны
16:12
Военный бюджет США на 2017 год – Россию не забыли
16:10
Вассерман: Украина в 2018 войдет в новый Юго-Западный федеральный округ
13:49
В Алеппо я увидел, почему Асад побеждает
13:46
Украинские журналисты Еuronews бастуют из-за отказа считать их русскими
13:44
Организаторы «Евровидения» сделали важное для Украины заявление
13:44
В Гамбурге Керри проигнорировал Климкина, предпочтя общение с Лавровым
13:43
В России с размахом отмечают Международный день борьбы с коррупцией
13:42
Правозащитники атаковали Путина, чьи «волосы встали дыбом»
13:41
Недооцененный рейтинг Путина
13:39
Так «ушли» СССР
13:36
Власть Кости Сапрыкина
13:36
Как Голландия топит мечты Украины о Европе и «кружевных трусиках»
13:34
В Европарламенте смеются над хохлами: безвизовый режим - это для туристов
13:33
Страшнее России только прекращение финансирования Киева. Хотя и Россия — тоже очень страшно
13:27
Стратегия на уничтожение
13:26
Германия направит на Украину военных инструкторов
13:25
CNN призвало США капитулировать перед Россией
13:23
Четыре фактора победы России в Алеппо
13:22
Гранатометный комплекс «Балкан» прошел государственные испытания
13:22
Профессиональные попрошайки: Украина вымолила у США $350 млн на оружие
13:20
Хроника Донбасса: ужасный ночной обстрел ВСУ, обесточено 11 населенных пунктов
13:18
Начало тернистого пути к «боевому танку»
13:17
Русские готовят новый разрушительный гранатомет с реактивным боеприпасом
12:52
Авиаудары в Сирии: Израиль играет в русскую рулетку?
12:50
Потери командования ВСУ растут
12:50
Секреты создания проекта «Александрит» для ВМФ России
12:49
Накрыть крышкой алеппский «котел»
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Председатель ВС ДНР Борис Литвинов: «Возвращение к Минску - это возвращение на два года назад»

Председатель ВС ДНР Борис Литвинов: «Возвращение к Минску - это возвращение на два года назад»

Председатель ВС ДНР Борис Литвинов: «Возвращение к Минску - это возвращение на два года назад»В феврале текущего года между парламентами ДНР и ЛНР было подписано соглашение о межпарламентском сотрудничестве. О том, что стоит за текстом этого документа, является ли это первым шагом к объединению республик, и о крайне актуальной ныне теме – выборах – «Антифашист» поговорил с одним из наиболее опытных депутатов Народного Совета ДНР, первым руководителем парламента республики Борисом Литвиновым.

-Борис Алексеевич, недавно было подписано соглашение о межпарламентском сотрудничестве Народных Советов ДНР и ЛНР. Скажите, что стоит за этим соглашением? Что означает этот шаг?

- Хороший вопрос. Это уже не первая попытка сотрудничества с ЛНР. Напомню, что еще летом 2014 года было подписано соглашение об образовании Новороссии. Был образован парламент в составе 60 человек – по 30 человек от Донецка и Луганска. Это была первая попытка выстраивания совместных отношений. Для нас совершенно ясно, что цели и у нас, и у луганчан едины, и если мы будем строить два каких-то самостоятельных государства, то, наверное, это будет неправильно. Тем более, что одна из первейших наших целей – это интеграция в евразийское экономическое сообщество, а туда нужно идти вместе. Да и России, которая нам помогает, будет легче работать с нами, если мы будем объединены. Одним словом, вместе мы начинали, вместе нам и продолжать. Но в конце 2014-начале 2015 года мы были разъединены. Разъединены украинскими войсками, которые тогда занимали Дебальцево. Не было никакого сообщения, кроме небольшой дороги через Снежное. А государственность необходимо было выстраивать. Поэтому у нас начало выстраиваться одно законодательное поле, у них – другое. Сейчас стало очевидным, что нужно гармонизировать наше законодательство, и первое с чего мы начали – это гармонизация налогового законодательства. Когда мы сравнили наше налоговое законодательство, оказалось, что оно совершенно разное, причем существенно разное. В какой-то период у нас даже появились таможни между ДНР и ЛНР.

- Кстати, о таможне. В конце прошлого года говорили об ее отмене. Отменили?

- Сейчас мы работаем над тем, чтобы ее не было вообще. Но для того, чтобы этого достичь, нужно гармонизировать законодательство, чтобы наши требования были одинаковыми. Сейчас у нас разные ставки таможенных пошлин, разные режимы охраны грузов, да почти все – разное. Поэтому, как минимум, нам нужны единые правила здесь.

Далее. Перемещение ресурсов – того же угля. Луганчане возят свой уголь по нашей территории, но ремонт дорог лежит на нас. Или вот электроэнергия. На территории ЛНР нет электростанций. Ближайшая – в Счастье, за Северским Донцом – находится на оккупированной Украиной территории. Оттуда ЛНР получает минимальное количество энергии, и то неустойчиво. Поэтому почти вся электроэнергия поступает туда от ДНР и России. Нам нужно образовывать единое энергопространство? Нужно. Газ, в свою очередь, мы получаем от Луганска. Для того, чтобы газ пришел в ДНР, сначала он поступает на территорию ЛНР, потом только транспортируется к нам. Т.е. и здесь нужно выстраивать отношения. Железная дорога у нас едина. Управление железной дороги находится в Донецке, система одна. Одним словом, есть целый ряд инфраструктурных систем, которые нужно отрегулировать. Над этим мы сейчас работаем. Потом мы перейдем к регулированию иных аспектов, например, социальных. У нас есть миграция населения из одной республики в другую. Как быть, если наш пенсионер приедет к ним – как брать на учет, как начислять пенсию? А дипломы, а учебники? А многое-многое другое? Поэтому нужно проделать очень большую работу по всем направлениям для того, чтобы мы как минимум составляли какую-то федеративную республику. Наверное, в недалеком будущем, идея Новороссии будет востребована, но на более качественном уровне.

- Почему идея Новороссии не востребована прямо сейчас? Что мешает?

- Идея Новороссии востребована. Заметьте, в России нас и луганчан называют обобщенным именем – Новороссия. Но Новороссия в большом понимании этого слова, она ведь гораздо больше того, что сейчас существует. Она начинается от Харькова, проходит через нас, далее идет на Запорожье, Днепропетровск, Херсон, Николаев, Одессу. Это все Новороссия. Поэтому рассматривать нас в том, историческом, понимании, как это складывалось исторически – еще рановато. Но как начало этого пути – вполне нормально. И идея востребована. Только объективные военные причины 14-15 годов не дали развиться нам в этом направлении, мы просто физически были разъединены. Но в будущем нужно идти именно этим путем.

- Скажите, вот это соглашение о межпарламентском сотрудничестве, его можно рассматривать как первый шаг к объединению республик?

- Это первый шаг к гармонизации.

- К гармонизации? Но пока еще не к объединению?

- Гармонизация законодательства и станет первым шагом к объединению. Но до самого объединения еще далековато. Сложились – я не люблю этого слова, но все-таки применю его – некие элиты, у элит сложились экономические интересы. Поэтому представления о том, куда двигаться дальше, как развиваться у них немного разные. И нам, и луганчанам нужно выработать четкое понимание того, что мы хотим построить и куда мы хотим прийти. Есть много разных размышлений, версий на эту тему, одни видят это так, другие так, третьи – иначе. В настоящий момент существует порядка 5-6 точек зрения на дальнейшее развитие. Но было бы правильным, если бы это было единое мнение. Единое консолидированное мнение.

- Что мешает выработать это мнение?

- Отсутствие политического процесса. На сегодняшний день в республиках отсутствует политическое строительство. Идеи дальнейшего развития государства во всем мире предлагают политические партии, как выразители интересов той или иной части общества. У нас есть общественные организации, есть прообразы политических партий, есть коммунистическая партия со своим взглядом, своими идеями дальнейшего развития государства. Но на этом пути нужна дискуссия, нужны оппоненты, с которыми эти идеи можно обсуждать. Нужно политическое строительство. А этого нет ни у нас, ни в ЛНР. Нет партий, именно как выразителей интересов той или иной части общества, нет политического поля, на котором можно развернуть дискуссию. И у нас, и в Луганске застой по этой теме.

- То есть одной из причин того, что мы пока не объединяемся, является и вот это?

- Нужно выработать единую концепцию того, куда мы идем, что мы строим, и какое общество мы будем создавать. Глава государства в своем выступлении перед парламентом задал нам вектор движения – строительство государства на основе справедливости, свободы, совести и равенства. Это вектор. Это хорошие морально-нравственные принципы, полностью разделяемые нами, коммунистами (Борис Литвинов возглавляет Коммунистическую партию ДНР - автор). Но теперь их нужно насыщать практическим содержанием. А содержанием можно насытить только в дискуссиях. Общественные движения, которые существуют в нашей республике, партиями не являются. Члены компартии ДНР, я лично – все мы являемся членами общественного движения «Донецкая республика», в той части, что мы все вместе выступаем за суверенное государство Донецкая Народная Республика, за его развитие. Но какими путями, методами, какие у нас итоговые цели? Вот здесь как раз и нет ясности, потому что нет дискуссии.

- Борис Алексеевич, что у нас с выборами? Ранее они были назначены на 20 апреля 2016 года, потом глава республики заявил, что выборы могут состояться не ранее 2017 года.

- Действительно, одним из ключевых этапов минского процесса является проведение выборов. Но так как Минские соглашения не исполняются, за исключением частичного прекращения огня, то до выборов, согласно минским договоренностям еще весьма и весьма далеко. Нет предваряющих их шагов со стороны Украины: нет изменений в конституцию, согласованных с нами, нет законов, регулирующих эти выборы. Хотя, по большому счету – сейчас я выскажу свое личное мнение – я не вижу возможностей для реализации Минских соглашений ни со стороны Украины, ни с нашей стороны. Прямого нашего интереса в их реализации нет. Там заложен очень большой геополитический интерес. Если договоренности реализуются, то весь геополитический процесс пойдет в совершенно ином русле. Но вот прямых интересов именно Донецкой Народной Республики там не заложено.

Возвращение к Минским договоренностям – это возвращение на два года назад. То, что там обсуждается, это можно было сделать еще в марте-апреле 2014 года. Но это отдельная тема для разговора – анализ Минских соглашений.

Возвращаюсь к вашему вопросу. Выборы в местные органы власти проводить надо. Мы за без малого два года создали институты государственной власти – у нас есть глава государства, есть законодательная и исполнительная власть, есть прокуратура и суд, есть армия, есть банк. Все это инструменты государственного управления. Этот механизм начинает все быстрее и быстрее крутиться, мы его смазываем своими законами, решениями, и он все более быстро и плавно едет. Но одним из агрегатов государственного механизма является как раз таки местное самоуправление. Но если более или менее профессионально посмотреть на вопрос проведения выборов, то сегодня выборы в органы местного самоуправления состояться не могут. На сегодняшний день мы к этому не готовы.

Первое. У нас нет законом закрепленного административно-территориального деления нашей республики. Районы и даже некоторые города раздроблены в связи с войной и оккупацией: Волновахский, Старобешевский, Тельмановский, Новоазовский, Ясиноватский. Все они должны быть переформатированы в этой части. Местные выборы – это не только выборы в городские или районные советы, это еще и масса поселковых и сельских советов. Можно сказать – давайте проведем по старому территориальному делению. Хорошо. Давайте по старому. Но это все равно нужно в ранг закона облечь, и максимально приблизить старое деление к сегодняшним реалиям.

Второе. У нас весьма и весьма несовершенен закон о выборах в местные советы. Над ним еще нужно много работать, чтобы хоть немного приблизить его к цивилизованным стандартам.

Третье. Сегодня нам необходимо переформатировать центральную избирательную комиссию. Нынешний ЦИК – это орган, который руководит всеми выборами, а нам еще нужно создать массу избирательных комиссий в городах, районах, поселках и селах, одним словом, везде, где мы будем избирать местное самоуправление.

И, наконец, самое главное. У нас сегодня нет закона о местном самоуправлении. Мы можем избрать самых лучших депутатов, по самым лучшим законам, при самой квалифицированной избирательной комиссии, но какова цель этого избрания? Избрать для чего? Депутаты должны четко понимать, чем им заниматься, каковы их функции, полномочия. А этого еще нет и близко. Это только предстоит сделать.

Поэтому, когда глава государства говорит о возможном проведении выборов в 2017 году, наверное, он близок к истине, поскольку он понимает, что для того, чтобы выборы состоялись, к ним необходимо подготовиться, необходимо дать все эти составляющие выборного процесса. Вот когда все эти составляющие будут законодательно закреплены, тогда можно говорить о проведении выборов.

И еще один аспект. Возвращаясь к Минским договоренностям. Наши переговорщики в Минске рассказывают нам, депутатам, что украинская сторона настаивает на участии в выборах всех политических партий, зарегистрированных на Украине. И, как мне кажется (возможно, я и ошибаюсь, но мне так кажется) – наши переговорщики побаиваются немного этого вопроса. А я бы сказал – да, пусть участвуют все, все партии, зарегистрированные на Украине, включая «Правый сектор» и Ляшко. Давайте, мы демократическая республика – приходите! Но только необходимо зарегистрироваться в Минюсте ДНР. Приезжайте сюда, регистрируйтесь здесь, а у нас нет еще и закона о политических партиях – тоже еще один аспект избирательного процесса. А в законе о политических партиях должно быть прописано, как в любом государстве, что если та или иная партия выступает за нормальное развитие этой республики – тогда вы имеете право здесь зарегистрироваться. Если же вы выступаете на антиконституционных позициях, то вас здесь просто не зарегистрируют. И пусть Ляшко, вместе с Юлей и Порошенко приедут сюда и скажут – да, мы выступаем за ДНР, мы будем отстаивать ее интересы и хотим тут зарегистрироваться. А потом пусть попробуют еще и агитацию на нашей территории провести. Поэтому не нужно бояться того, что их партии тоже хотят принять участие в наших выборах. Пусть попробуют.

В общем, весь этот комплекс работ необходимо выполнить – и только тогда проводить выборы.

- Борис Алексеевич, я обратила внимание на такой момент. Вы говорите, что для проведения выборов, нам необходимы новые законы. Это наши внутренние законы. Но ведь согласно Минским соглашениям, наши выборы должны пройти по украинскому законодательству?

- Вот смотрите, когда говорят «по украинскому законодательству», все по разному понимают этот термин. Некоторые говорят – это надо взять украинский закон о выборах депутатов местных советов и городских голов и применить к нам. Но если внимательно прочитать Минские соглашения, то там написано об особом украинском законе, которого еще нет. Речь идет не о том законе, что сейчас существует, а о том, которого еще в принципе нет. Мало того, этот несуществующий пока в природе закон должен быть с нами согласован. Поэтому Минск – Минском, но мы должны при согласовании исходить из собственного закона. Если у нас не будет никакого своего закона, то мы должны будем автоматически как базовый принять тот, который напишут для нас украинцы. Но что они туда впишут? И в чем тогда будет состоять это согласование? Вот когда у нас будет свой закон, тогда нам есть, что согласовывать. Если мы вообще когда-то до этого дойдем. А если не дойдем? Я сторонник того, что нельзя вечно ждать согласования, нам нужно развивать нашу республику, двигать ее вперед. А без местного самоуправления нам это не удастся сделать. Нельзя решать вопросы отдаленного поселка в Донецке. Не должен житель села ехать к министру для решения своих проблем. Местные проблемы должны решаться на местном уровне. Для этого необходимо разграничить полномочия между центральной и местной властью: тут и налоги, и распределение ресурсов, и назначение на руководящие должности на местах и масса-масса других вопросов. Это все нужно делать. Будут договоренности с украинской властью – не будут, а нам необходимо развивать республику. А вот если таки сложится ситуация, когда нам все-таки что-то нужно будет согласовывать, то мы скажем, что пока вы там думали, мы все уже создали. А вот теперь давайте смотреть, что мы будем согласовывать – дает нам это плюсы или минусы, выгодно это нам или не выгодно. Согласование – это действие на обоюдовыгодных началах. Поэтому, правильно сказал глава республики – к 17-му году подготовимся.

- Спасибо за беседу.

Елена Любимова





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх