Лента новостей

18:00
Махмуд – похититель Рождества: толерантность – новая религия Швеции
17:57
WSJ анонсировала назначение «друга России» на должность госсекретаря США
17:55
Россия Владимира Путина. Фильм Андрея Караулова (1-4 серии)
17:51
Право США на ведение войн? Россия не разрешала!
17:50
Кличко устроил ответ на песенный флешмоб… под «фанеру»
17:48
Эдуард Лимонов: Мы - молодцы!
17:46
Украина погружается в тотальную нищету
17:45
Иракский спецназ потерпел тяжелое поражение в Мосуле
17:44
Россия готовится к запуску производства суперсовременной подлодки «Хаски»
17:43
Партия в Алеппо сыграна
17:42
Холодомор начинается: Киев придумал, как получить российский газ
17:39
Не верь украинским слезам по Крыму
17:38
Авианосцы мира
17:36
Сирийская армия освободила Старый город Алеппо
13:16
Путешествие к центру Земли: история Кольской сверхглубокой скважины
13:07
Сладкая парочка или Энергетик для Шоколадного
13:06
В Алеппо погиб российский полковник
13:05
Владимир Путин продолжает «генеральную уборку»
13:04
Четверть века спустя – вперед, к Союзу
13:03
Трамп не стал прощать Порошенко
13:02
Российские Силы специальных операций активно действуют в Алеппо
13:01
Гигантский ледокол «Арктика» получил автоматическую коробку скоростей
13:00
Западные дипломаты в ярости: Москва обрела серьезных союзников по Сирии
12:58
Допинг ради зуба мудрости: обнародованы новые разоблачительные материалы ВАДА
12:56
«Оса» на страже порядка: зачем американским шерифам российский пистолет
12:13
Коррупция на Украине обрекла страну на плохое будущее
10:23
Карающий перст спикера
10:22
Обама признал вину США в становлении ИГ
10:21
Чемодан, вокзал, Россия...
10:17
Трампу не по карману новый самолет: на чем летает Путин
10:14
ВКС РФ продолжают кошмарить джихадистов: под ногами боевиков горит земля
10:13
Усиление «адских утят»: какие боевые возможности получит обновленный Су-34
09:01
Украина ударила по «Газпрому»
08:57
Средиземноморской эскадре рекомендован курс на Ливию
08:56
Кургинян: Порошенко должен был немедленно уйти в отставку
08:55
Другого повода для войны просто не существует
08:53
Так вот у кого свидомые украинцы учились!
08:52
Крестоносцы в штатском. Как Сорос и Ватикан ведут борьбу с Россией
08:51
Отчет ЕСА: Украина - самая коррумпированная страна Европы
08:49
Перешедший на сторону ЛНР украинский военный дал пресс-конференцию в Луганске
08:48
Госдеп попросил Россию поверить в способность США размежевать боевиков в Алеппо
08:48
Украина будет председательствовать в Совбезе ООН в феврале
08:47
1200 до линии боев
08:47
Трамп намерен сотрудничать со странами, готовыми к борьбе с терроризмом
08:46
Навязчивая идея: глава Генштаба Украины подсчитал потери в случае войны с Россией
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Гибридная война и путинское газовое оружие

Гибридная война и путинское газовое оружие

 

Церемония пуска газа по случаю завершения строительства газопровода-отвода в КазаниЦеремония пуска газа по случаю завершения строительства газопровода-отвода в КазаниВ понедельник 12 октября из России снова начал поступать газ для Украины. Киев договорился с Москвой о возобновлении поставок даже быстрее, чем в прошлом году. Это может удивить, потому что Москва продолжает вести против Киева «гибридную войну» и не может не желать только одного — краха киевского прозападного режима.

Начальник Генштаба РФ и своего рода гуру скрытой гибридной войны Валерий Герасимов одним из невоенных методов ведения внешней политики, не лукавя, называет экономические инструменты. В отношениях с непослушным украинским соседом эту роль, несомненно, играют поставки газа: в 2011 году газ покрывал 40% украинского потребления первичной энергии. Поэтому они представляют собой выгодный инструмент против «киевской хунты», как некоторые российские СМИ называют нынешнее киевское правительство.

Кстати, Москва использовала бы поставки газа для давления на своего соседа не впервые. Перерывы в поставках из России случались, к примеру, в 1992-1993 годах, во время споров с прибалтийскими республиками о статусе местных российских меньшинств, или в 2006 году, когда Москва стремилась добиться уступок со стороны Грузии. Но эти и другие конфликты совершенно меркнут в сравнении с газовыми кризисами именно на Украине, прежде всего в 2006 и 2009 годах. Их ощутили на себе многие европейцы, поскольку эти кризисы вылились в перебои транзитных поставок в Европу.

«Обычное дело»?

Стоит признать, что зачастую неясно, кто несет ответственность за возможную приостановку. Как и Москва, ее соседи не всегда ведут себя корректно, а государственные интересы нередко тесно и непрозрачно переплетаются с интересами частными. И именно украинский газовый сектор является хорошим примером того, как предприниматели могут обирать и государство, и общество.

Сами россияне, как правило, существование некого «энергетического оружия» отрицают и утверждают, что все это «обычное дело» (business as usual). В некоторых случаях это действительно так. Но, с другой стороны, некоторые высказывания российских политиков это опровергают. Скажем, заявление Путина в 2003 году о том, что в вопросе экспорта энергетического сырья Россия должна основываться на своих геостратегических интересах. В Энергетической стратегии Российской Федерации до 2020 года также говорится о сырьевом богатстве как об «инструменте проведения внутренней и внешней политики». Не случайно и то, что в экспертных статьях об использовании энергетических поставок для достижения внешнеполитических целей Россия играет центральную роль.

Кратко обобщим российско-украинские газовые отношения за последние два года и попытаемся понять, какие интересы тогда, по всей вероятности, преследовали стороны. Фраза «по всей вероятности» уместна, так как у нас нет доступа к протоколам переговоров политиков и участвовавших компаний, а в случае Москвы не совсем ясно, какие цели она преследует во всем российско-украинском конфликте: помешать движению Украины к Западу? Создать Новороссию и, возможно, аннексировать ее? Или «лишь» создать внешнего врага в условиях, когда экономика хромает?

Мы не должны забывать и том, что прения о поставках газа разворачиваются на фоне намного более серьезного конфликта, в котором Москва не гнушается применять свои войска, в том числе и тяжелую технику.

Москва закручивает гайки

Уже первые киевские демонстрации против режима Януковича и его решения не подписывать Договор об ассоциации с ЕС два года назад имели газовый подтекст. В качестве компенсации за отклонение от проевропейского курса тогдашний украинский президент получил от Москвы скидку 100 долларов — за 1000 кубометров газа Киев мог платить 268,5 доллара (Россия отказалась от экспортной пошлины). Это была уже вторая скидка, которую Виктор Янукович получил за политические уступки: первую он получил в 2010 году за подписание договора о продлении пребывания российского Черноморского флота в Крыму (к разговору об «обычном деле»…). В итоге Янукович бежал, Россия заняла Крым, а российско-украинские отношения дошли до «точки замерзания». Давление на Киев Москва начала усиливать и в газовой сфере.

В начале апреля 2014 года Москва отменила обе скидки, так что украинскому государственному газовому предприятию «Нафтогаз» вдруг пришлось платить за 1000 кубометров 485 долларов. Мало того, глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что украинцам следовало бы предоставленную скидку в размере 18,4 миллиарда долларов вернуть. Президент Владимир Путин привнес в дискуссию еще 17 миллиардов долларов, которые Украина должна ранее заказанный, но не потребленный газ.

Помимо чрезвычайно высокой цены, привязанной к цене нефтепродуктов в Италии, соглашение о поставках газа от 2009 года включает и так называемую норму «бери или плати». Согласно ней, Украина должна оплатить минимум 80% фиксированного объема газа вне зависимости от того, потребит ли она его на самом деле. Но оговоренный объем был очень большим — целых 52 миллиарда кубометров, что составляло в некоторые годы полное потребление Украины. Не удивительно, что в 2012-2013 годах «Нафтогаз» не забрал и не оплатил 24 миллиарда кубометров. Но тогда Россия молчала.

Однако основная цель Москвы весной 2014 года была менее амбициозной: Украина должна была, прежде всего, оплатить уже реально потребленный газ в конце 2013 и начале 2014 года. В этом требовании с российской стороны явно прослеживались три интереса: стремление «Газпрома», а косвенно и госбюджета, получить задолженность, сократить переговорный потенциал должника, то есть «Нафтогаза», и, не в последнюю очередь, увеличить нагрузку на и без того разваливающийся украинский госбюджет.

Но украинцы не хотели лишаться инструмента давления на «Газпром» в размере четырех миллиардов долларов и условием выплаты долга поставили изменение формулы цены от 2009 года в свою пользу. В мае малую часть долга они выплатили, но целью было, вероятно, лишь несколько продлить переговоры и получить как можно больше газа, насколько это возможно. Они даже отказались от весьма привлекательного предложения со стороны «Газпрома» (скидка 100 долларов с гарантией до 2019 года и отмена нормы «бери или плати» на 2014 год), который к концу июня сменил гнев на милость и даже еще на две недели продлил срок для соглашения.

Но все равно переговоры в середине июня провалились. «Газпром» заявил о переходе на авансовые платежи, украинцы отказались, и «Газпром» прекратил поставки газа полностью. Но, возможно, ему не оставалось ничего иного, потому как, вероятно, именно провал на переговорах и был целью Украины. Ведь соглашение от 2009 года допускает установление новой цены арбитражным судом в Стокгольме (второе условие — серьезные изменения на рынке). Сразу после провала переговоров Киев обратился в Стокгольм. Но и Москва не отставала и заявила суду о своих требованиях.

Первое соглашение

В начале лета прошлого года российский газ перестал поступать, но только для украинского потребления. Транзита в Европу эта ситуация не коснулась. Внимание СМИ и политиков, однако, привлекал прежде всего конфликт на востоке Украины. Ситуация начала меняться лишь с приближением зимы, потому что было ясно, что без российских поставок Украина зиму не переживет, по крайней мере не прибегнув к жесточайшему ограничению потребления. В договоренности была заинтересована и российская сторона, которая не хотела, чтобы по каким-либо причинам был прерван транзит в Европу.

В течение всего кризиса он играл наиболее значимую роль: именно российская сторона совершенно не заинтересована в перебоях транзитных поставок и часто предупреждает "Нафтогаз «о том, что он должен вовремя заполнить свои хранилища, которые чрезвычайно важны для нормального транзита в Европу зимой. Разумеется, это выгодный для российской стороны аргумент, используемый для того, чтобы украинцы уступили на переговорах, но мы не можем не признать искреннего беспокойства россиян по поводу снабжения Европы.

Помимо доводов, речь о которых пойдет ниже, перебои и повышенный интерес к российско-украинскому конфликту не устроили бы Кремль и потому, что Запад мог бы посчитать, что в прерывании поставок так или иначе виноваты россияне. Украинцев же во время конфликта приперли к стенке, и они могли бы использовать прерывание транзита для давления на Кремль (пусть при этом они и потеряли бы три-четыре миллиарда долларов от транзитных сборов). В августе 2014 года этот вариант упомянул премьер Арсений Яценюк.

В конце октября была достигнута договоренность о так называемом «зимнем пакете». «Газпром» обязался возобновить поставки по 385 долларов за 1000 кубометров (снова без экспортной пошлины) при условии, что Украина будет платить авансом, но сама будет устанавливать, сколько газа закупит (был положен конец минимальным объемам закупки). В обмен Киев оплатит свои долги, правда, основываясь на низкой, предварительной цене — окончательная цена будет установлена в Стокгольме. Обе стороны соблюдали условия, и в начале декабря поставки газа были возобновлены.

«Зимний пакет» можно в целом охарактеризовать как обоюдовыгодный: Киеву не пришлось жестко сокращать потребление газа, а Газпром добился выплаты долга и обеспечил транзит в Европу. Несмотря на то, что украинцам летом удалось открыть новые транзитные пути из Европы, у них не получилось отстоять все свои требования: Украина по-прежнему должна была платить в авансовом режиме, действовала прежняя формула цены, а договор действовал лишь до конца марта этого года вместо затребованных шести месяцев.

Украинцы собирались затягивать переговоры и добиваться больших уступок, но это не понравилось их европейским партнерам. Немецкий канцлер Ангела Меркель и словацкий премьер Роберт Фицо призывали Украину к большей степени сотрудничества. Меркель даже обусловила поставки газа на Украину из ЕС договором с «Газпромом».

Второе соглашение

Прошлая зима прошла без особенных проблем. В частности, благодаря теплой погоде у Украины газа было достаточно. Спокойствие на газовом фронте не слишком нарушил даже спор о поставках газа для территорий, находящихся под контролем промосковских «повстанцев». И хотя по поводу остановки поставок в эти области со стороны «Нафтогаза» Путин заявил, что это «попахивает геноцидом», в итоге Москва уступила: она не включила эти поставки в счет «Нафтогазу» и не сокращала соответственным образом поставки для украинской компании.

В начале весны договорились о новой цене (247 долларов — вновь без экспортной пошлины), чему поспособствовал растущий экспорт на Украину из ЕС, прежде всего из Словакии. Все говорило том, что «зимний пакет» может быть продлен вплоть до вынесения решения в Стокгольме в 2016 году.

Но в итоге повторилась ситуация прошлого года: в начале июля газ для украинского потребления перестал поступать. Одной из причин опять стали разнящиеся представления о цене: украинцы хотели, чтобы Россия опять полностью отказалась от экспортной пошлины и цена снизилась до 200 долларов. Но «Газпром» предложил скидку лишь в 40 долларов, так что летом Украина опять платила бы 247 долларов за 1000 кубометров.

Интересно то, как россияне продолжают формально придерживаться ценовой формулы 2009 года, потому что отказ от нее мог осложнить бы их ситуацию в стокгольмском арбитраже. Но потом они предлагают такую скидку, что их газ остается конкурентоспособным. Это подтвердил и сам Путин на апрельской встрече с главой «Газпрома» Миллером.

Украинская сторона пыталась объяснить провал переговоров нежеланием России заключать юридически обязывающий договор действием вплоть до конца отопительного сезона 2015/2016. Этого нельзя исключить, но, вероятно, переговоры не завершились соглашением по другой причине: для покупки газа у Украины было недостаточно средств. Наполнить хранилища газом необходимо уже летом, а используется он только зимой. Так образом имеет место временное несоответствие между его покупкой и продажей. Киев пытался добиться финансирования от ЕС, но безуспешно, а учитывая трудную финансовую ситуацию в стране, в других местах одолжить тоже не получилось.

Однако в итоге стороны снова договорились: в конце сентября был подписан договор действием до марта, а в позапрошлый понедельник газ снова начал поступать. «Газпром» все же предоставит Украине скидку в размере 20 долларов за 1000 кубометров, так что, благодаря снижению цен, до конца года Украина будет платить всего 230 долларов за 1000 кубометров. Кроме того, на покупку российского газа Украина получила средства от Всемирного банка.

Причины для сдержанности

Есть как минимум три причины, почему Россия не применила свое «газовое оружие» и окончательно не отрезала Украину от своего газа.

Причина номер один. Договор от 2009 года для России выгоден, и пока что у нее есть в распоряжении другие инструменты давления на киевское руководство, поэтому она может ограничиться коммерческим спором. Любые подозрения, что Россия отходит от концепции «business as usual», также могут подорвать ее позиции в арбитражном суде. А ведь на кону огромные суммы. За газ, не использованный в 2012-2014 году, «Газпром» требует 26,7 миллиарда долларов, а еще 2,8 миллиарда — за некоторые прежние недоплаты.

«Нафтогаз» ставит под сомнение действие нормы «бери или плати», а также вменяет слишком высокую цену. Если эти претензии признают справедливыми, «Газпром» сам будет должен «Нафтогазу» шесть миллиардов долларов. Еще примерно девять миллиардов украинская компания требует на основании транзитного соглашения, который тоже был подписан в 2009 году. «Нафтогаз» утверждает, что транзитные тарифы были искусственно занижены, и что «Газпром» не выполнил условие минимального транзитного объема.

Посмотрим, каким будет решение арбитражного суда: в случае минимальных объемов претензии зеркальны, и уместным кажется отказ по обеим претензиям. В случае цены на гаг и размера транзитного тарифа все будет не так просто.


Причина номер два. Россия не хочет прерывания поставок в ЕС, которое могло бы стать последствием остановки поставок на Украину. Это снова привлекло бы внимание к нынешнему кризису с неясным результатом. Кроме того, «Газпром» потерял бы значительную долю своих доходов. В 2014 году российский колосс заработал на рынках вне стран бывшего СССР 35,5 миллиарда евро, то есть 60% своих доходов от продажи газа, причем половина этого газа продавалась через Украину. Сокращение этих объемов негативно сказалось бы как на российском государственном бюджете, потому что на «Газпром» приходится десятая часть налогов, так и на российской экономике в целом.

Также «Газпром» не хочет потерять украинский рынок. В 2014 году на Украину экспортировалось 26 миллиардов кубометров газа, а это принесло доход в размере 7,5 миллиарда долларов. Полная остановка поставок из России также сделала бы невозможным очередное использование поставок газа для поддержки дружественно настроенных предпринимателей и для влияния на украинских политиков.

Причина номер три. В газовых отношениях Россия становится слабым партнером. Сильная позиция Украины по отношению к России в газовой сфере не так уж удивительна, и не стоит верить медиа-образам. Есть исследования, подтверждающие, что до постройки «Северного потока», газопровода между Россией и Германией, в газовом четырехугольнике Россия-Украина-Белоруссия-Запад Украина занимала столь же сильную позицию, что и Россия. И хотя завершение «Северного потока» это равновесие сместило в пользу России, Украина по-прежнему обладает большой переговорной силой. В последние два года три фактора снова укрепили переговорную позицию Киева.

Газ из России нам не нужен

В 2013 году Украина потребила 50 миллиардов кубометров, а в прошлом году — только 42,5. В 2015 же году потребление может снизиться до 40 миллиардов кубометров. Все благодаря трем факторам: весьма теплые зимы, более низкое потребление в промышленности, прежде всего на востоке Украины, и программы по снижению потребления, связанные с постепенным ростом внутренних цен (пусть и правительственные цели не удалось выполнить полностью).

Возможностей для сбережения по-прежнему масса, потому что украинская экономика, например, на 70% более энергоемкая, чем белорусская, и потери при потреблении, предположительно, достигают половины. И это неудивительно, ведь украинские домохозяйства не имеют возможности регулировать температуру в домах, и 80% оплачивает теплоснабжение в соответствии с метражом.

Вероятно, реформы будут продолжаться, потому что, помимо меньшей зависимости от импорта газа, они означают для киевского правительства и другие выгоды: меньшую нагрузку на государственный бюджет в виде дотаций домохозяйствам и ограничение коррупции в отрасли, где как раз из-за разных искаженных цен процветают противозаконные практики, зачастую поддерживаемые Кремлем. Не в последнюю очередь высокие внутренние цены могут поддержать внутреннюю добычу газа, которая в последние годы достигала почти 20 миллиардов кубометров в год.

Во время кризиса Украине удавалось ввозить все больше газа из Польши, Венгрии и, главное, из Словакии. Несмотря на то, что Россия попыталась помешать этим поставкам (звучали даже угрозы остановить поставки), она добилась лишь незначительных успехов: например, Словакия не позволила Киеву забирать газ, предназначенный для Словакии, еще на его территории, и для снабжения Украины используются не основные транзитные газопроводы, а прежде не используемый газопровод Вояны-Ужгород.

В общей сложности за год из ЕС Украина могла бы получить до 18,3 миллиардов кубометров. Учитывая небольшой избыток газа на венгерском рынке, более реальным кажется объем 16,5 миллиардов. Если вычесть из ожидаемого в этом году потребления объемы украинской добычи в размере 20 миллиардов кубометров, то Нафтогазу нужно импортировать непосредственно из России лишь 3,5 миллиарда кубометров. Это значительный спад по сравнению с 2011 годом, когда Украина купила у России 44 миллиарда кубометров. И это, скорее, самые консервативные предположения.

Увеличение объемов внутренней добычи, очередной спад потребления или румынский газ, который может начать поступать с конца этого года, приблизят Украину к перспективе полной независимости от поставок прямо из России (газ, поставляемый из ЕС по-прежнему преимущественно российский). Все, конечно, будет зависеть от цены российского газа, однако новая ситуация, несомненно, укрепит позицию Нафтогаза на переговорах с Газпромом и откроет двери для изменения ценовой формулы образца 2009 года.

Обойти Украину непросто

В то время как Киев сокращает зависимости от газа, поставляемого из России, ничего подобного нельзя сказать о российской зависимости от Украины как транзитного государства. В 2014 году «Газпром» поставил в ЕС и Турцию около 82 миллиардов кубометров через Украину. Москва осознает эту зависимость и всеми силами старается открыть новый газопровод, который обойдет Украину после истечения транзитного договора в 2019 году.

 

Сегодня Россия возлагает надежды на два проекта. Газопровод «Турецкий поток», который заменил бы отмененный проект «Южный поток», заканчивался бы в Турции и имел бы мощность 63 миллиарда кубометров. Однако переговоры с Анкарой буксуют, и не только из-за нерешенного вопроса о скидке для турецких потребителей, с помощью которой Россия хотела сделать договор для турок более привлекательным (мало того, Турция, по украинскому образцу, хочет в арбитражном суде добиться снижения уже цены этого года). Теперь же говорят уже о половинной мощности, которая очень далека от идеальной — 82 миллиарда кубометров. 

Также неясно, кто в Турции будет покупать газ. По мнению Москвы, газ купят потребители, которые прежде покупали его на словацко-украинской границе. Однако ни один из проектов транспортировки газа из Турции далее в Европу не проработан в достаточной мере. Трудность представляют и договоры между Газпромом и его европейскими заказчиками, многие из которых истекут уже после 2019 года, а некоторые — только в 2037. А ведь в этих договорах ясно сказано, куда российская компания должна доставить газ. Подобные контракты, которые Газпром подписал с болгарскими и словацкими транзитными компаниями, истекут только в 2028 и соответственно в 2030 годах.

Более того, новый путь между ЕС и Турцией может в итоге навредить России. После 2018 года в Турцию будет поступать газ из Азербайджана, и в перспективе нельзя исключить поставок туркменского и иранского газа. Так что по новому газопроводу наконец может поступать сырье из этих регионов, а Россия окончательно потеряла бы часть европейского рынка. 

Другой вариант — расширение газопровода «Северный поток» под Балтийским морем. Здесь «Газпром» недавно достиг успехов, договорившись о расширении со своими европейскими партнерами. Однако возникает вопрос, достаточно ли будет увеличения мощности «Северного потока» на 55 миллиардов кубометров в год для возмещения украинского коридора, и достигнет ли газ из этого газопровода без проблем тех заказчиков, которые прежде получали его через Украину.

 

 

Последний вариант, как избавиться от зависимости от Украины, это экспортировать газ в другой регион. Об этой возможности упомянул глава «Газпрома» Миллер, отметив, что если европейцы вовремя не построят связующий газопровод с Турцией, «их объемы газа могут уйти на другой рынок». Можно рассматривать Китай, но и там Россия не добилась таких успехов, чтобы рассчитывать на полный отказ от украинского коридора без серьезных финансовых потерь.

Вывод?

Так что на газовом фронте можно ожидать спокойствия. Но скоро наше внимание может привлечь другое энергетическое сырье — уголь. Он обеспечивает практически половину украинского потребления электроэнергии, и топливо для угольных электростанций добывается только на территории «повстанцев». При этом есть признаки того, что российское руководство заблокировало ввоз заменяющего угля из России.

Причиной могло быть только стремление заставить Киев покупать уголь у «повстанцев» и тем самым субсидировать их псевдореспублики. Однако нельзя исключить, что Россия целенаправленно ослабляет украинскую энергетику. Определенную надежду на то, что в конце концов проблем с углем не будет, дает ситуация со снабжением электроэнергией, где удалось наладить беспрепятственное (пока) сотрудничество, включающее поставки в оккупированный Крым. Решение в арбитражном суде в Стокгольме должно быть принято в следующем году. Оно может серьезным образом изменить взаимоотношения России и Украины в газовой сфере.

Судя по поведению России в сфере поставок газа, можно заключить, что в гибридной войне она тщательно оценивает расходы и выгоду от применения того или иного инструмента. Бесспорно, это хорошая новость: Украина и Запад по-прежнему имеют дело, что касается поступков, с рационально мыслящим соперником, у которого есть свои слабые стороны, и он их осознает. Например, в вопросе скидок на газ для Украины Путин идет против общественного мнения (три четверти россиян вообще никаких скидок Украине не давали бы), и трудно избавиться от впечатления, что президент РФ был бы не прочь продолжить военную авантюру на Украине, если бы только ее последствия не были для России и нынешнего режима столь угрожающими.

С другой стороны, это означает, что для путинского режима легче пойти на военную агрессию в отношении Украины, чем прервать поставки газа.

Кроме того, ситуация обнажает все растущую дилемму российской энергетической политики. Либо Москва будет постепенно либерализировать свой энергетический сектор и экспорт газа, таким образом гарантируя своим энергетическим поставкам конкурентоспособность на мировых рынках и обеспечивая себе доходы от экспорта энергетического сырья. Либо Кремль по-прежнему будет стараться использовать энергетическое сырье для давления во внешнеполитических отношениях, чем, однако, поставит под угрозу доходы от экспорта, так как потребители будут сокращать энергетическую зависимость от России. Также снизится общая конкурентоспособность российской энергетической промышленности. «Энергетическое оружие» и «энергетический клондайк» входят во все большее противоречие.

 

Якуб Кучера (Jakub Kučera)

Фото: РИА Новости, Максим Богодвид





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Российская Федерация
    Ст. лейтенант
    Николай Черняк

    Либо Москва будет постепенно либерализировать свой энергетический сектор и экспорт газа

    ПО русски отдасть в частные РУКИ? ... я против! Это достояние народу а не кучки людей! 

    Николаичь
    +1

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх