Лента новостей

22:58
Декабрь 41-го. Спасти Москву
22:48
Минобороны РФ бьёт рекорды продаж
22:44
Как Америка и Канада Арктику поделили
22:41
Монтян: Украину разорвут поляки, венгры и румыны
22:40
Меркель всё ближе к Горбачёву
22:40
Что десантные корабли США делают у берегов Сирии
22:38
Как еще можно «потерять» палубник: типы аварий на авианосцах
22:30
«Светлана» подвела летчиков во второй раз
22:28
Детонационные двигатели заменят ядро газотурбинных
22:27
Американцы усиливают флот рядом с Сирией
19:53
Счастлива ли ты, Россия?
19:50
В наш монастырь со своим «Евровидением» не ходят!
19:49
Удар по Авакову: компромат с Майдана используют для досрочных выборов в Раду
19:45
Хуже, чем в Алеппо: почему беженцы отказываются жить на Украине
19:42
Ночь над ЕС: удар в Италии, пат в Австрии
19:41
Будет ли Порошенко стёрт до нуля
19:40
Порошенко подписал собственный «пакт Молотова-Риббентропа»
19:34
История Кэтрин Энгелбрэхт. Как давят инакомыслящих в США
19:32
Друзья боевиков на трибуне ООН: Москва поставит вето на резолюцию Запада по Алеппо
19:31
Немецкие СМИ обратили внимание на неадекватное поведение Порошенко
19:15
«Я ценю в России ее дух»: оперная звезда Хосе Каррерас в восторге от России
19:13
Донбасский счёт
19:06
Эксперт: коррупционные скандалы во власти уже не удивляют украинцев
19:04
Крупное ДТП с детьми в Югре: в больнице остаются 19 человек
19:01
Замглавреда Spectator объяснил, почему люди больше не верят западным СМИ
18:56
Игра с ядерным огнем: циничные заявления США
18:56
Чем крах референдума в Италии обернется для ЕС
18:55
Прибалтика – жизнь при свечах
18:53
Российская военная-медик погибла при обстреле госпиталя в Алеппо
18:51
Порошенко открыл телевышку на горе Карачун для вещания на территорию ДНР
18:48
Ставки растут: что стоит за попыткой Киева заставить «Газпром» платить
18:47
Трамп сознательно идет на конфронтацию с Китаем
18:47
Почему опять упал «Прогресс»
18:46
Антонов просит $703,2 млн у правительства Украины, чтобы выжить
18:44
На «Адмирале Кузнецове» разбился второй истребитель. Кто виноват?
18:42
Тартус примет большой десантный корабль «Георгий Победоносец»
17:00
Настоящей головной болью Дональда Трампа является российский ядерный арсенал
16:59
Иран снова под ударом?
16:58
Юрий Селиванов: И опыт – сын ошибок трудных
16:57
Виктор Муженко: наша армия — она настоящая, не бутафорская
16:55
В Сирии в результате обстрела госпиталя погибли российские медики
16:54
ЛНР: ВСУ перебросили в Донбасс иностранных наёмников и новую технику
16:53
Взаимосвязь между испытаниями С-300ПС близ Крыма, заявлениями Турчинова и реальной ситуацией на Донбассе
16:43
Ynet: Хаос в воздухе из-за российского авианосца
16:39
В Мосуле ликвидировали министра нефти ИГ
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Россия отрабала ядерную атаку на Варшаву

Россия отрабала ядерную атаку на Варшаву

Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М»Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М»В прошлый четверг в эфире телеканала Polsat News 2 заместитель главы Министерства обороны Томаш Шатковский (Tomasz Szatkowski) на мой вопрос о том, имеет ли он в виду, говоря о сдерживании, возможное присоединение к программе Nuclear Sharing, ответил, что следует рассмотреть все существующие варианты. Эти слова вызвали в Польше небольшое землетрясение. Что это значит? Критики считают, что такой вариант рассматривать не следует? Или их просто интересует политическая борьба?

Польше угрожает российский реваншизм и милитаризм. Однако наша безопасность — это не только то, что произойдет, если начнется война. Это вопрос, сможем ли мы, будучи безопасным государством с прочной позицией на Западе, привлекать инвестиции и капитал, продолжая сокращать цивилизационную дистанцию, которая отделяет нас от партнеров из «старой Европы». Россия, к сожалению, вернулась к неоимперскому мышлению, пропитанному миазмами прошлого. Не стоит забывать, что на учениях «Запад» в 2009 и, по разным сообщениям, также в 2013 году Москва отрабатывала не только конвенциональную военную операцию против Польши, но даже ядерный удар по Варшаве. Польша в то же самое время (2009) реформировала подразделения, базирующиеся на восток от Вислы и предназначенные для защиты Варшавы, а также заявляла о политическом сближении с Москвой. Отрезвление пришло вместе с войной на Украине. Однако заниматься следует не публичным сравнением Владимира Путина с Адольфом Гитлером (делать этого нельзя, но этим занимались занимавшие важные посты польские политики, которые сначала поддерживали «перезагрузку», а потом пытались прикрыть резкой риторикой свои ошибки), а продумыванием конкретных шагов, которые позволят Польше продолжать свое развитие. Современного военного потенциала и гарантий безопасности, которые у нас есть, для этого недостаточно.

Чтобы убедить наших союзников предоставить нам более серьезные гарантии безопасности, нам нужно прежде всего начать воспринимать всерьез самих себя. Пора отказаться от затасканного лозунга о «размахивании шашкой», которым описывают любые решительные действия. Решительность — это отсутствие агрессии, а одновременно способность артикулировать собственные интересы. Это свойство зрелых наций, которые способны найти золотую середину между постколониальными комплексами, раздутым ура-патриотизмом и чувством, что им все позволено. В прошлом Польша обычно впадала в одну из этих крайностей. Первую символизирует сцена из картины «Летучая» (фильм Анджея Вайды 1959 года, — прим.пер.), в которой ряды кавалерии наступают на танки. Дело в том, что эта сцена искажает историю: польские кавалеристы использовали лошадей (как, впрочем, и Вермахт), но как средство передвижения, а не для атак против танков. Живучесть мифа о коннице — это, к сожалению, посмертная победа немецкой и коммунистической пропаганды: они хотели, чтобы поляки считали любое действие кроме «вывешивания белого флага» «размахиванием шашкой». Другой крайностью было бы стремление к обладанию собственным ядерным оружием. Но такой вариант Томаш Шатковский однозначно исключил.

Критики высказывания заместителя главы оборонного ведомства говорят, что раз сейчас шансов на то, что американцы решат хранить ядерное оружие в Польше, нет, то эту тему не следует и обсуждать. Это не так. По двум причинам. Во-первых, то, что невозможно сейчас, может стать возможным через 10 или 15 лет. Стоит напомнить, что в нашей стране резко критиковали президента Валенсу, когда тот требовал вывести из страны советские войска, а сторонников вступления Польши в НАТО называли безумцами. У нас есть традиция называть вещи, которые оказываются в итоге разумными, неразумными, а тех, кто их обсуждает — глупцами. Наши союзники действительно не хотят сейчас слышать о базах НАТО. Где же в этом всем найдется место для разговоров о ядерном оружии? Сегодня и завтра — нигде. Но кто знает, что станет реальным, если Россия развяжет очередную войну, а это, добавим, нельзя назвать невозможным. Михал Бранятовский (Michał Broniatowski) недавно писал: «Российские бомбардировки Грузии? Нет, такого не может быть. Аннексия Крыма и удары по гражданским самолетам? Да что вы, этот Путин должен был бы совсем сойти с ума. Обстрел Сирии ракетами из находящегося в 1000 километров Каспийского моря? Он не решится, да и вообще не попадет. Попал. Мы живем уже не в теплом коконе "конца истории” и не в иллюзиях перезагрузки с мирной Москвой. Следует признать, что Россия готова… И даже если она никогда не нападет, то всегда актуальным будет оставаться изречение "si vis pacem, para bellum”».
 
Чтобы невозможные сегодня вещи стали реальными, нужно начать говорить вслух о том, что мы ожидаем таких гарантий безопасности, какие существовали в период холодной войны. Препятствием этому служит распространенное в Польше убеждение, что холодная война (или констатация, что она имеет место) — это то, чего следует избегать любой ценой. Эта философия означает одновременно фактическое попустительство российскому реваншизму. В плане Украины он приобретает форму философии деэскалации, то есть такого подхода, при котором Запад требует от России не отступить, а всего лишь остановиться на том рубеже, до которого уже Москва добралась. Россия знает, что если она будет уничтожать Украину по частям, занимая ее территорию небольшими фрагментами, ничего серьезного не произойдет, а санкции со временем отменят. Боязнь выражения «холодная война» означает также консервирование нашего статуса члена НАТО второго сорта. Пора сказать Западу, что холодная война вернулась. Хорошо, если бы наши союзники поняли, что Польша хочет получить натовские базы не из-за каприза, а потому, что чувствует себя в опасности. В такой, что начинает рассматривать, казалось бы, нереальные варианты. Критики Томаша Шатковского наверняка вертя, что ему лучше было бы добиться для Польши батальона легко вооруженной пехоты, пребывающего на ротационной основе, или взвода морской пехоты. Однако Польша заинтересована в том, чтобы иметь надежные и реальные гарантии безопасности, а не обещания. В особенности на том фоне, что Владимир Путин играет уже не в бридж, а в покер, и все чаще говорит «вскрываемся». Гарантии безопасности — это не милитаризм, а проявление реальной оценки окружающей нас действительности. 

Вторая причина, по которой следует показать Западу наше желание серьезных гарантий безопасности, заключается в том, что дипломатия — это не что иное, как торговля. Кто знает, не решат ли наши союзники предоставить нам серьезные конвенциональные силы НАТО, если мы начнем громко заявлять о наших далеко идущих ожиданиях (или вышлем сигнал о них): «Лучше дать полякам эти две бригады, лишь бы они сидели тихо». Активные критики Томаша Шатковского, кажется, застряли в 90-х годах, когда российская угроза была чем-то весьма отдаленным. Они относятся к натовским союзникам без должного скепсиса, а в дипломатии видят миссию и место для столкновения идей и разных правд, а не игру и поле для согласования различных интересов. А в игре нужно иметь от чего отступать. Неважно, что решение о присоединении Польши к программе Nuclear Sharing и о размещении американского оружия в наших базах будем принимать не мы. В дипломатии ощущения, порой, стоят столько же, сколько реальные возможности. Ядерное оружие не пришлось использовать в течение всего периода холодной войны именно потому, что каждая сторона знала, что оно есть и у противника. Мир избежал военного столкновения Запада и восточного блока не вопреки, а благодаря ядерным вооружениям. 

Польше, конечно, стоит постараться избежать обвинений в том, что у нас победил воинствующий милитаризм, и что какие бы мы ни получили гарантии, мы будем требовать все больше. Проблема заключается в том, что уже сейчас наши противники заявляют, будто Варшава руководствуется в своих действиях русофобией. С одной стороны, принимать во внимание неблагожелательный дискурс следует, но с другой, нельзя отказываться из-за него от действий, которые лежат в русле интересов нашей страны.

Есть ли у нас союзники в нашем деле? А были ли они у нас, когда мы впервые заявили, что хотим стать членом НАТО? Напомню, что если Шатковский лишь упомянул, что мы рассматриваем такую возможность, то бывший высокопоставленный чиновник Пентагона, а сейчас вице-президент Центра стратегических и бюджетных оценок (CSBA) Джим Томас (Jim Thomas) еще в начале 2014 года прямо написал в Wall Street Journal, что единственный способ сдержать Россию — разместить ядерные вооружения в новых странах-членах Альянса. И он был не первым: в сходном тоне высказывались также влиятельные конгрессмены. Здесь стоит отметить, что в положительном тоне о теме ядерного сдерживания говорил (не раз подвергавшийся критике со стороны партии «Право и справедливость») экс-глава Бюро национальной безопасности генерал Станислав Козей (Stanisław Koziej)

Наши отечественные пацифисты, которые считают лучшим методом обороны принцип «не высовываться», распространяющийся на народ и государство, по всей вероятности, делают так из искреннего убеждения в своей правоте. Я верю в их искренность и патриотизм. Но стоит напомнить, что их предшественники из Западной Европы, которые в 1980-е годы протестовали против американского ядерного оружия в Европе, а также против американских «Першингов», как оказалось, находились под влиянием или даже на содержании советской разведки КГБ. 

Критики выдвигают два тезиса якобы «правового» свойства. Во-первых, они упоминают Договор о нераспространении ядерного оружия. Аргумент, что присоединение к программе нарушает режим нераспространения, не выдерживает критики. Ядерное оружие в рамках этой программы находится в руках США, а его потенциальная передача происходит только в случае войны, когда режим NPT в любом случае перестает действовать. В рамках программы ядерное оружие хранится в Турции, Италии, Германии, Бельгии и Голландии, то есть странах, к которым Россия не выдвигает никаких претензий. 

Во-вторых, они говорят об обязательствах НАТО в отношении России, которые якобы были взяты в момент объединения Германии или содержатся в положениях Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 года. Дело в том, что даже если Запад при объединении Германии давал России какие-то обещания в отношении Польши, то полякам пользоваться таким аргументом просто стыдно. Это бы означало согласие с тем, что Советский Союз имел право чего-то требовать по поводу нашего будущего, а Запад имел право ему это обещать. В свою очередь, Основополагающий акт столько раз нарушался Москвой, что считать его положения (между прочим, политические, а не правовые) преградой, тоже в высшей степени странно. Тем, кто говорит о трактатах, стоит напомнить, что ровно два дня назад была годовщина подписания Россией, США и Великобританией так называемого Будапештского меморандума, в котором эти государства гарантировали Украине нерушимость границ взамен за отказ от ядерного оружия. Оказался ли с точки зрения Киева отказ от ядерного оружия верным решением, вопрос риторический. 

Следует ли говорить о программе Nuclear Sharing открыто? Да. Поскольку сам факт, что мы ее обсуждаем, как уже было сказано, несет свои выгоды. Да, так как это слишком важная тема, чтобы не обсуждать ее с поляками. 

Споры вокруг высказывания заместителя главы оборонного ведомства забавны еще потому, что Шатковский не сказал ничего из того, что стало предметом вышеприведенного анализа. Будучи экспертом, он располагает необходимыми знаниями и мог бы ими поделиться. Он не сделал этого, проявив сдержанность. Он располагает знаниями, и тем лучше, что он занимает пост в министерстве обороны. Ведь о безопасности следует думать всерьез. А иногда и что-то о ней сказать.
 
Витольд Юраш (Witold Jurasz)
Фото: AP Photo, Artyom Korotayev





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


4 комментария

  1. Российская Федерация
    Генерал армии
    леонид жеребцов

    БРЕД БОЛЬНЫХЪ...

    +3
  2. Российская Федерация
    Генералиссимус
    La_biscotte

    Чем больше успехов России в мире, тем чаще слышится ахинея в адрес наших намерений и дел. Что до Польши, то она смахивает на проститутку со стажем, в десятый раз продающую свою "целомудренность".

    +9
  3. Российская Федерация
    Мл. cержант
    АБРИКАТИН 717

    Самое удивительное,что они свято верят в этот бред. Ну да и х.. с ними.

     

    0
  4. Российская Федерация
    Мл. лейтенант
    Abraxas

    Ребятки обосрались. По полной. И ПВО, и ракеток с Каспия, и стратегических бомбометов, всего, чего им и стоит бояться. Довели ситуацию до края-получите. А край, это та самая угроза уничтожения государства, о которой твердят наши СМИ и военные. Мы, как евреи, готовы .бнуть, не считаясь с потерями, своими и чужими; когда убивают, орудие обороны не выбирают. Это самое главное.

    Удивительно, если, правда, они верят, что хранение у них мериканских ядреных бомб усилит их оборонительный потенциал. Ребята, у вас же сильнее ..бнет. Продолжайте создавать новые цели из своих городов для российского ядерного оружия, Америка далеко, а вы, как вы себя обожаете называть, форпост НАТО-вот вы, на блюдце, из которого не вырваться.

    "Отрабала" -это ругательство по отношению к Польше?

    0

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх