Лента новостей

00:39
Требуется Заступник всея Руси
00:37
Будет ли содержательным разговор Абэ и Путина?
00:32
Россия обновит кубинскую армию
00:30
Почему США и НАТО помогают Украине по-разному
00:00
Этот день в истории - 10 Декабря
19:20
Нет больше сирийской умеренной оппозиции, не с кем, кроме Асада, вести переговоры
19:19
«Бережок» безопасности: завершается работа по повышению огневой мощи БМП-2
19:19
США вооружат террористов ПЗРК
19:17
Йемен рвут на части
19:15
8 пугающих фактов о ядерном арсенале России
19:10
Ахмад аль-Джарба: под Раккой обнаружилась новая многотысячная армия
19:07
Сирия, сводка: авиация Асада разбомбила колонны боевой техники джихадистов
19:05
Глава МИ-6: В руководстве ИГИЛ находятся британцы
19:03
На Донбассе бьют тревогу: на помощь ВСУ к линии фронта прибыли наемники
19:01
США в Сирии: маски падают градом
18:59
Россия начала испытания «Мертвой руки»
18:49
Михалков просит скорректировать программу «Ельцин Центра» в Екатеринбурге
16:24
После 2021 года можно ждать появления роботов в парадном строю
16:21
Украина на грани замерзания — газ в хранилищах иссякает на глазах
16:20
Новый доклад Макларена о допинге: «чёрный день для Олимпийского спорта»
16:15
Как конгресс США пытается настроить Трампа против Путина
16:14
В Ленобласти «шахиды» на учениях без предупреждения захватили студентов колледжа
16:13
Шойгу открыл памятник солдату Великой Отечественной войны
16:12
Военный бюджет США на 2017 год – Россию не забыли
16:10
Вассерман: Украина в 2018 войдет в новый Юго-Западный федеральный округ
13:49
В Алеппо я увидел, почему Асад побеждает
13:46
Украинские журналисты Еuronews бастуют из-за отказа считать их русскими
13:44
Организаторы «Евровидения» сделали важное для Украины заявление
13:44
В Гамбурге Керри проигнорировал Климкина, предпочтя общение с Лавровым
13:43
В России с размахом отмечают Международный день борьбы с коррупцией
13:42
Правозащитники атаковали Путина, чьи «волосы встали дыбом»
13:41
Недооцененный рейтинг Путина
13:39
Так «ушли» СССР
13:36
Власть Кости Сапрыкина
13:36
Как Голландия топит мечты Украины о Европе и «кружевных трусиках»
13:34
В Европарламенте смеются над хохлами: безвизовый режим - это для туристов
13:33
Страшнее России только прекращение финансирования Киева. Хотя и Россия — тоже очень страшно
13:27
Стратегия на уничтожение
13:26
Германия направит на Украину военных инструкторов
13:25
CNN призвало США капитулировать перед Россией
13:23
Четыре фактора победы России в Алеппо
13:22
Гранатометный комплекс «Балкан» прошел государственные испытания
13:22
Профессиональные попрошайки: Украина вымолила у США $350 млн на оружие
13:20
Хроника Донбасса: ужасный ночной обстрел ВСУ, обесточено 11 населенных пунктов
13:18
Начало тернистого пути к «боевому танку»
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Сирийский фронт России

Сирийский фронт России

Сирийский фронт РоссииСирийский фронт России, или Что и зачем делает Россия в Сирии

Чтобы понять, что и зачем делает Россия в Сирии и почему необходимо бороться с «Исламским государством» («ИГ», запрещенная в РФ террористическая организация – прим.), нужно сначала уяснить ответы на следующие вопросы:

-  кто является главным выгодополучателем войны исламистов и «ИГ» против Сирии и правительства Башара Асада;

- на каких направлениях и площадках, помимо собственно сирийской, ведется игра против российских интересов;

- каков инструментарий игроков;

- каковы причины и интересы, обуславливающие участие России в конфликте в Сирии.

Главные выгодополучатели войны против Сирии на Ближнем Востоке – Саудовская Аравия и Катар. Ваххабитские монархии залива, инициирующие якобы демократические изменения, направленные на уничтожение светских режимов Ближнего Востока, подобных режиму Асада, сами им не соответствуют, будучи крайне косными авторитарными режимами диктаторского типа. Именно поэтому запущенный ими бумеранг «арабской весны» готов вернуться к ним самим.

Единственный способ отсрочки – перенаправить энергию революционного джихада вовне, на другие цели. Поэтому саудиты и катарцы играют сегодня в исламском мире роль эдаких троцкистов, стремящихся раздуть пожар «мировой исламистской революции». Направление их устремлений - северо-восток. Цели – Сирия, конкурирующий проект шиитов Ирана, поддерживающих Асада и сирийских единоверцев, а затем Средняя Азия, российские Кавказ и Поволжье. Инструментарий – «ИГ» и другие исламисты ваххабитского толка.

При этом Саудовская Аравия и Катар сами являются инструментом США, имеющих колоссальные внутренние проблемы и пытающихся в очередной раз отсрочить их решение посредством победы над Россией в глобальной конкуренции на нефтяном и газовом фронтах. На нефтяном - посредством Саудовской Аравии, на газовом (и отчасти калийном) - Катара. Сирия в этой войне – один из ключевых для России рубежей и фронтов.

Военно-политические причины, обуславливающие участие России в конфликте в Сирии

Ключевой военно-политический интерес – это минимизация последствий вооруженного столкновения с исламистами, неизбежность которого стала реальностью еще несколько лет назад, то есть задолго до Крыма и Донбасса. Уже тогда встал вопрос о том, где откроется этот антиисламистский и антитеррористический фронт – как можно дальше от российских рубежей на Ближнем Востоке или в «мягком подбрюшье» РФ, то есть на Северном Кавказе/Закавказье и Средней/Центральной Азии.

Вариант «подальше от наших границ» оказался явно предпочтительнее. Тем более, что в конце августа 2014 г. «Исламское государство» стремительно усилилось и озвучило на весь мир свое отношение к России. Произошло это сразу после того как американцы, по сути, отдали террористам «ИГ» аэродром в Табаке, а также тяжелые орудия, танки и самолеты. Кроме того, благодаря нефтяным бонусам Вашингтона, позволяющим «ИГ» иметь около 3 млн. долларов в день, эта группировка превратилась в самую богатую и самодостаточную среди собратьев-террористов. А также способную планировать и реализовывать экспансионистские операции.

Уже через неделю после щедрого подарка Вашингтона, 3 сентября, получившие авиацию, тяжелую артиллерию и бронетехнику, исламисты «ИГ» объявили Россию своим главным врагом и опубликовали видеообращение  о намерении «освободить милостью Аллаха» Чечню и Кавказ (1). Чуть позже о намерении возглавить наступление на южные российские рубежи сообщил и один из военных лидеров «ИГ» Омар аль-Шишани (Тархан Батирашвили), также известный как Омар Чеченец, пообещавший в октябре 2014 г. «вернуться домой» во главе «многих тысяч человек» и отомстить русским за действия России в Чечне и Южной Осетии (2). Согласно The Wall Street Journal (от 19 ноября 2013 г.), именно этот выходец из Панкисского ущелья Грузии, прошедший подготовку под руководством инструкторов из США и воевавший в августе 2008 г. против России в качестве офицера военной разведки Грузии, превратил войну в Ираке и Сирии в «геополитическую схватку между США и Россией» (3).

Ключевые структуры и инструментарий Вашингтона в этой схватке – собственно «Исламское государство» и «завязанные» на него организации террористов Ближневосточного, Черноморско-Кавказского и Центрально-Среднеазиатского регионов, а также украинских неонацистов.

Согласно озвученному 8 октября заявлению начальника ГРУ Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковника Игоря Сергуна, ключевыми задачами США в долгосрочной перспективе является окружение России (и Китая) сетью лояльных режимов и очагов напряженности, а также противодействие интеграции стран Центральной Азии (4).

Тактика Вашингтона и исламистов состоит в переносе тяжести с одного конфликтного региона на другой (Ближний Восток, Кавказ, Причерноморье, Средняя Азия). Цель – не дать Москве сосредоточиться на решении конкретных проблем по отдельности, а затем, в решающий момент, слить их воедино.

До недавнего времени американцы считали, что это им удаётся, так же как выдавливать и направлять агрессию террористов в сторону России и ее мягкого подбрюшья. Однако ближневосточная операция ВКС РФ на данный момент демонстрируют всему миру, что Россия готова отстаивать свои интересы на всех направлениях, включая отдаленные от ее рубежей регионы. Рассмотрим эти направления подробнее, чтобы было понятно, какое отношение к каждому из них имеют «ИГ» и события в Сирии.

Ближневосточное направление

Уже более полутора лет ключевые должности в руководстве «ИГ», ранее занимавшиеся только арабами-иракцами, занимают выходцы из российского Кавказа и китайского Синьцзяна. По данным властей КНР, террористы в Сирии обучают уйгурских экстремистов. Затем их перебрасывают в Центральную Азию для организации восстаний и терактов (5). Сирия (провинция Хама) – перевалочный пункт и для переброски воевавших на Ближнем Востоке исламистов из экс-СССР на Украину и Кавказ.

Кавказское крыло «ИГ» представляют чеченцы и азербайджанские исламисты. По информации МВД Чеченской Республики, местные исламисты попадают в Сирию через Азербайджан, многие граждане которого (уроженцы Хачмазского, Гусарского, Агджабединского, Масаллинского, Балакенского, Шекинского и Евлахского районов), по данным Джеймстаунского фонда (США), также воюют в рядах террористов.

Азиатское крыло «ИГ» представлено уроженцами среднеазиатского региона и уйгурами. Государственные СМИ Китая сообщили о появлении в Сирии боевиков-мусульман из китайской части Центральной Азии еще в  октябре 2012 г. (до этого они базировались в Турции). Летом 2013 г. Пекин связал волнения в Синьцзяне с войной в Сирии, где уйгурские сепаратисты сражаются на стороне джихадистов. Террористическая атака 22 мая 2014 г. в столице Синьцзян-Уйгурского автономного района, по мнению экспертов по Центральной Азии Академии общественных наук Синьцзяна (КНР), также осуществлена террористами, получившими боевой опыт в Сирии.

Согласно озвученному в начале октября 2015 г. докладу Контртеррористического комитета Cовета безопасности ООН об иностранных боевиках-террористах, в число старших командиров «ИГ» и Фронта «Ан-Нусра», наряду с чеченцами, входят боевики из Центральной Азии, которые представляют три связанных с «Аль-Каидой» террористические организации региона: «Исламское движение Узбекистана», «Группу (или Союз) исламского джихада» и «Исламское движение Восточного Туркестана».

Среднеазиатское направление

Правоохранительные органы Узбекистана обладают оперативной видео- и аудиоинформацией об участии международной террористической организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ)  в совместных военных действиях на стороне подразделений «ИГ». По этим данным, ИДУ активизировало вербовку и тренировку боевиков в приграничных районах Пакистана и Афганистана. Весной 2015 г. «Исламское движение Узбекистана» принесло клятву верности «ИГ». Глава ИДУ Усмон Гази заявил о присоединении к боевикам «ИГ» еще в начале октября 2014 г. По мнению некоторых экспертов, исламисты планируют прорваться в Среднюю Азию и далее на север через Туркмению. В рядах ИДУ уже несколько лет воюют целые отряды, состоящие из туркмен. Стратеги группировки рассматривают туркменский коридор как путь на Казахстан.

Боевиков ИДУ уже задерживали в Красноярском и Пермском краях, Республике Марий Эл и Тюменской области России и экстрадировали в Узбекистан. ИДУ тесно связано с ориентирующейся на афганских исламистов т.н. Объединенной таджикской оппозицией. Основные базы ИДУ, что отмечается экспертами и отрицается таджикским руководством, расположены в Тавильдаринской и Гармской зонах Таджикистана и на территориях на севере Афганистана.

Эксперты опасаются, что, получив подпитку из Сирии, террористы ИДУ-«ИГ» могут активизироваться не только в Узбекистане, но и по всей Средней Азии. И сомкнуться в этой деятельности с уйгурскими экстремистскими группировками, являющимися головной болью не только Китая, но и соседних Казахстана и Киргизии (ИДУ в свое время меняла название на «Исламское движение Туркестана», созвучное уйгурскому «Исламскому движению Восточного Туркестана»). Так что исламисты из Азии не случайно все чаще входят в последнее время в руководство «ИГ». Наглядный пример – азиатский джихадист Абу Анис, ставший широко известным благодаря видеообращениям на казахском языке к жителям региона с призывом нести «пламя джихада» в Россию.

Возможный приход талибов к власти в Афганистане после ухода американцев создает прямую угрозу Средней Азии и интересам России. Укрепившись в регионе, исламисты могут начать экспансию на север. Сначала в изъеденные коррупцией и нищетой, испытывающие недостаток пресной воды и плодородных земель Таджикистан, Узбекистан, Туркмению, Киргизию. Затем – к водно-земельным ресурсам Казахстана и южной Сибири, нефтегазовым месторождениям Поволжья и Северного Кавказа. Причем при внешней поддержке Пакистана, заинтересованного в поощрении их претензий, дабы предотвратить дробление собственных территорий, а также внутренней поддержке афганско-пакистанской наркомафии и структур «Исламского движения Восточного Туркестана».

15 мая 2014 г. руководитель Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН)  Виктор Иванов заявил, что операция западных войск в Афганистане привела к катастрофическому росту производства героина в этой стране: «При талибах посевные площади опиумного мака сократились в 8 раз, а за период операции «Несокрушимая свобода» они увеличились в 30 раз — до исторического максимума в 250 тысяч га». Существенный момент: практически все уже ликвидированные правоохранительными органами РФ лаборатории обеспечивали наркопродукцией трафикантов, специализирующихся на поставках по так называемому «Северному маршруту», то есть российскому.

Одновременно идет процесс стремительной милитаризации концентрирующихся в этом регионе международных наркогруппировок. Согласно заявлению главы ФСКН: «Мы видим, что вооруженные группы являются сегментом, вырастающим из наркокартелей, расположенных на севере Афганистана. Эти группы имеют свои боевые отряды… В Афганистане происходит стремительная милитаризация наркогруппировок. Они все уже хорошо вооружены: имеют стрелковое оружие, огнестрельное, гранаты, гранатометы и применяют их регулярно. Бюджет таких наркогруппировок составляет порядка 18 миллиардов долларов. Именно столько дохода дает им наркопродукция. Поэтому подобные группировки стали серьезным фактором формирования политической, экономической и криминальной ситуации на просторах государств Средней Азии» (6). 

Вывод прост: с помощью наркотиков исламистами против постсоветских республик ведется «холодная война» на уничтожение. США и оккупационные части НАТО всеми средствами поощряют наркопроизводство и способствуют переходу этой войны в «горячую» фазу с помощью вооружаемых ими и концентрируемых в «южном подбрюшье» экс-СССР бандформирований наркомафии, прикрывающейся исламистскими лозунгами и уже признавшей верховенство «Исламского государства».

Черноморско-Кавказское направление

Американцы фактически выдавливают и направляют агрессию нацистов и исламистов в сторону России. Масс-медиа США заполняются сообщениями в духе «Российский Кавказ – рассадник терроризма», «Российская Чечня – благодатная земля для террора» еще с момента терактов в Бостоне весной 2013 г., в которых огульно обвинили чеченцев. При этом в оказании финансово-материальной и прочей помощи террористам, действующим на Северном Кавказе, по данным МВД России, задействовано более 60 международных экстремистских организаций, 100 иностранных фирм и 10 банковских групп. Только в США поддержкой и сбором средств для северокавказских экстремистов занимаются почти 50 организа­ций. В сентябре прошлого года президенты США и Литвы, представлявшей «молодую генерацию» ЕС, под предлогом событий на Украине, уравняли Россию и террористическое «ИГ». 1 октября тоже сделал и новый генсек НАТО.

Подобный подход может способствовать ускорению объединения украинского и ближневосточного театров военных действий и перетеканию существенных сил «ИГ» на Кавказ. С последующей стимуляцией тамошнего террористического подполья ресурсами и открытием новых антироссийских фронтов, в том числе в среднеазиатском регионе.

Примечательный момент: в тот же день, когда Совет Федерации РФ одобрил использование войск в Сирии, движение «Талибан» вдруг, впервые за 14 лет, одержало серьезную победу на севере Афганистане, вполне четко обозначив вектор своего будущего движения. Буквально на следующий день сирийская «Армия ислама» («Джейш аль-Ислам») объявила войну России. Затем на Северном Кавказе был введен режим контртеррористической операции (КТО). Причем произошло это в Карабудахкентском районе Дагестана, глава которого Рамазан Абдулатипов еще в августе сообщил президенту Владимиру Путину, что угроза распространения экстремизма из республики в другие регионы России «практически устранена» (как раз тогда в Дагестане был уничтожен главарь так называемого северного сектора Ислам Мурадов, одним из первых присягнувший «ИГ») (7).

Воедино причерноморское и кавказское направления антироссийских устремлений исламистов, неонацистов и их заокеанских кукловодов связывают следующие организации.

«Имарат (эмират) Кавказ». Создан 7 октября 2007 г. Тогда же самопровозглашенный «президент Ичкерии» Доку Умаров объявил джихад «государству-оккупанту» (России) «священным долгом всех мусульман Кавказа». К «исконным землям» террористического «имарата» отнесены Краснодарский и Ставропольский края (последний обозван «оккупированной Ногайской степью»). В июне 2015 г. боевики организации принесли присягу т.н. халифу ИГИЛ Абу Бакру аль-Багдади, а руководство «Исламского государства» объявило о создании своего «вилаята» (провинции) на Северном Кавказе (15).

Вектор геополитических устремлений исламистского проекта, имеющего подполье на территории России, совпадает с устремлениями украинских нацистов, также верящих, что их земли должны распространиться до Северного Кавказа. Речь идет о значительной части российского юга, включающей те же Ставрополье и Краснодарский край, а также Белгородскую и Брянскую области. Наличие общего врага – России, настоящей хозяйки этих земель, делает исламистов и нацистов тактическими союзниками.

Джихадисты и украинские нацисты уже воевали совместно против России в 1994-1996 и 1999-2000 гг. во время попытки создания прототипа «Имарата Кавказ». Весной 2014 г. в этот альянс влились ближневосточные и украинские исламисты. 13 мая наиб (заместитель) Омара аль-Шишани (Батирашвили), назвавшийся Абдул-Каримом Крымским, призвал мусульман Украины объявить джихад российскому правительству, заявив: крымские татары и все проживающие на Украине мусульмане должны последовать примеру «Имарата Кавказ» и «встать на тропу джихада» против России (13).

«Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (Исламская партия освобождения).Террористическая организация, не признанная таковой на территории Украины. Контролирует, по некоторым оценкам, до 20% крымско-татарского населения. Сюда же можно отнести мобилизующие крымских татар исламистские структуры вроде международного движения «Джамаат Таблиг», имеющего штаб-квартиру в Пакистане - сообщения о присутствии его представителей в Крыму появляются с 2008 г., «Ат-Такфир Валь-Хиджара», обосновывающего необходимость насильственного свержения «притесняющих мусульман» режимов, и поддерживаемой американцами религиозной секты пантюркистов «Нурджулар», деятельность которой запрещена в Турции за стремление заменить светский строй шариатом. Примечательно, что «Хизб ут-Тахрир» активно действовала в Татарстане, в т.ч. в родном районе экс-президента Шаймиева. Десятки боевиков организации привлекались к уголовной ответственности судами не только Татарстана, но и Башкирии, Челябинской и Курганской областей. В конце июля 2014 г. члены организации признаны виновными в подготовке захвата власти в России.

10 октября 2015 г. вице-премьер правительства Крыма Руслан Бальбек заявил, что лидеры меджлиса крымских татар в лице Мустафы Джемилева причастны к вербовке украинских мусульман в ряды «Исламского государства». Обосновавшись на Украине, они окружили себя крымскими радикалами, которые в различные годы воевали в рядах «ИГ», а после воссоединения Крыма с Россией покинули полуостров. За день до этого появилась информация о том, что «ИГ» ведет переговоры с Украиной о поставках ЗРК против российской авиации, а президент Украины Петр Порошенко открыто вступился за террористов из «Исламского государства», обвинив Кремль в стремлении к «глобальной нестабильности».

«Международный Антиимперский Фронт» (МАФ). Создан 8 мая 2007 года в Тернополе (Западная Украина) украинскими, прибалтийскими и польскими нацистами, а также украинскими и российскими исламистами по инициативе т.н. «Движения за Деколонизацию Кавказа» (глава Ахмад Сардали) и всеукраинской организации «Тризуб» Степана Бандеры под руководством Дмитрия Яроша, возглавившего организацию. Учредительная конференция «получила телеграмму от Доку Умарова, президента Чеченской Республики Ичкерия и лидера моджахедов Кавказа» (8). В июле 2013 г. Умаров призвал членов МАФ сражаться в Сирии. Ярош, в свою очередь, обратился весной 2014 г. через соцсети к руководству «Имарата Кавказ» с призывом объединить усилия в борьбе против России.

В конце мая информационные агентства обошло сообщение о трехстах украинских наемниках, вернувшихся в марте-апреле 2014 г. из Сирии и воюющих на Донбассе. Большинство - уроженцы Западной Украины, включая имеющих опыт боевых действий против российской армии на Северном Кавказе – присоединилось к боевикам карательных батальонов «Правого сектора». В свою очередь террористы «Имарата Кавказ» также принимают участие в боях на Донбассе на стороне карательных батальонов («Азов», «Айдар» и др.). Этот факт подтверждают австрийская Die Presse (16), представители «вооруженных сил Ичкерии» вроде Деги Дудаева и даже Джеймстаунский фонд (США). 

***

Все эти, в основном внешние факторы дестабилизации, по замыслу американских стратегов, могут начать детонировать «управляемым хаосом» против России уже в ближайшее время. Например, одновременно с уничтожением Сирии и уходом США из Афганистана, т.к. ложатся на внутренние проблемы самой России, стимулируемые извне санкциями, снижением цен на энергосырье и прочими финансово-экономическим инструментами.

Россия имеет в происходящем в Сирии не только военно-политические, но и жизненно важные экономические интересы, связанные с теми, кто содержит и финансирует исламистов. Главное направление их удара связано не с боевыми действиями, а с экономикой.

Экономические причины, обуславливающие участие России в конфликте в Сирии

Саудовская Аравия – американский инструмент контроля за поставками  нефти, а также удушения России (и главного конкурента саудитов – шиитского Ирана), посредством замещения их нефти всем крупнейшим импортерам планеты по уже отработанной в 1980-е схеме, когда саудиты по указке США сбили цену на нефть до 12 долларов за баррель, почти обнулив основную статью доходов бюджета СССР, что способствовало его краху.

Вашингтон, не обладавший подобным механизмом в отношении газа, прекрасно осознает: Россия, имея менее 10% запасов нефти и конкурента в лице Аравии, не может стать монополистом в этой сфере, однако, обладая примерно третью мировых запасов природного газа, может лидировать в этой сфере. А геополитика на нынешнем этапе зависит от газа больше, чем от нефти.

Поэтому с началом агрессии против Сирии в антироссийских планах США одну из ключевых ролей стал играть Катар, имеющий:

а) колоссальные запасы газа, по которым эта маленькая страна уже обогнала Газпром;

б) огромный флот из 54 специальных судов класса Q-max и Q-flex для перевозки сжиженного газа;

в) крупнейшее в мире газовое месторождение «Северное».

Катар – не просто инструмент контроля за поставками  газа и выдавливания России из Европы. Де-факто Катар - британская креатура, укрепленная американской армией, филиал западных ТНК, ведущий наступление через Сирию на Россию. Подобно Саудовской Аравии. Катар уже давно является центром международного терроризма, отправляющим боевиков в Сирию, Ливию, Египет, Алжир, Кавказский регион. Например, в Ливию, имеющие 12-тысячную армию катарцы отправили для решающей битвы за Триполи более 5 тысяч спецназовцев.

Идеологическое обеспечение и мобилизационные функции осуществляют катарский телеканал «Аль-Джазира» и ряд влиятельных исламистских деятелей вроде председателя Всемирного совета исламских богословов Юсуфа Аль-Кардави, занявших активную антироссийскую позицию еще в годы первой чеченской кампании. Катарцы открыто привечают у себя главарей чеченских террористов вроде Яндарбиева, финансируют сирийских «повстанцев», которым их ВВС перебрасывают огромное количество оружия через Турцию и Иорданию.

Де-факто Катар уже несколько лет ведет против России ценовую войну посредством демпинга и сбивания цен. Одновременно под носом у Газпрома катарцы активно работают в Белоруссии. На юге и севере Европы идет строительство регазификационных терминалов и зондаж возможности постройки терминалов в Англии, Нидерландах, Турции, Греции и т.д. Катарцы открыто избивают российских дипломатов в ранге посла. Премьер-министр шейх Хамад, главный офис которого расположен в Лондоне, уже ликвидировал или нейтрализовал все российские нефтегазовые проекты в Катаре - 5 крупных миллиардных вроде «Ямал-СПГ» и 18 оценивающихся в сотни миллионов долларов. То же самое проделано с проектами по золотодобыче.

Катар является плацдармом мощной военной базы США в регионе Аль-Удед и собственником 30% акций американского энергомонстра Exxon Mobil Corp, принадлежащего Рокфеллерам - крупнейшего бенефициара уничтожения и оккупации Ирака, выступающего сегодня одним из главных лоббистов войны против Сирии. Именно этой корпорации, после свержения Хусейна, проамериканский марионеточный режим в Багдаде отдал монопольное право разработки нефтяных запасов Ирака на 50 лет. Поскольку основным потребителем российского газа является Европа, Exxon стремится реализовать альтернативный проект газопровода Катар-Европа, в котором есть шкурный интерес у хозяев Белого Дома.

Катарцы, оттянувшие более 6% рынка ЕС (как следствие, доля Газпрома снизилась на 2%), уже не один год подминают под себя газовую сферу Ливии и нацеливаются на запасы пытающегося вести в газовой сфере суверенную политику Алжира, куда уже вовсю поставляют оружие и головорезов-джихадистов. Синхронно с этим Катар стремится войти в доли европейских газотранспортных систем, достраивает флот и создает инфраструктуру для поставок СПГ – порт на побережье, серию супергазовозов, регазификационные терминалы в ЕС.

Замещение Газпрома американо-катарским альянсом автоматически ведет к падению цен на углеводороды со всеми вытекающими последствиями, вплоть до расчленения России. Дело «за малым» - уничтожить Сирию и всю «промосковскую» ближневосточную инфраструктуру, в первую очередь, трубопроводную. Примерно так, как это было сделано после разворота к Вашингтону в 1970-е Каира, сопровождавшегося уничтожением инфраструктуры, созданной египтянами на деньги Москвы и превращением Египта из претендента на лидерство в исламском мире в третьесортное государство. Сирию стремятся уничтожить, дабы:

1) Взять под контроль не так давно открытые сирийские месторождения газа между Дамаском и Хомсом и территорию страны, рассматриваемую как важнейший ближневосточный геоэкономический перекресток суши, альтернативный морскому пути. Нефтегазовые монархии Залива критически зависят от морского транспортного пути Ормузского пролива. Достаточно блокировать его на несколько месяцев, и это может привести к кризису экономик саудитов, катарцев и европейцев.

2) Заменить поставки газа в Европу с севера (из России) на поставки с юга (от вассалов США в Заливе), т.к. после падения режима Башара Асада, даже в случае блокирования Ираном Ормузского пролива, через территорию оккупированной Сирии можно будет проложить газопровод в Европу, позволяющий Катару и его заокеанским и британским «акционерам» заместить Газпром. Потеря газового рынка ЕС – катастрофа для бюджета РФ, создающая предпосылки для социальных катаклизмов и расчленения страны.

***

Таким образом, конфликт в Сирии, ключевым субъектом которого являются «ИГ» и исламисты, против которых воюют ВКС РФ, непосредственно связан с интересами России, как политическими, так и экономическими. Вдобавок он протекает на границах формируемого Москвой и ее союзниками ЕАЭС. Если этот конфликт не будет стабилизирован вместе с умиротворением главных виновников, резко возрастает вероятность его перетекания на территорию непосредственно России.

Одна из главных задач российской операции на Ближнем Востоке — это прекращение «реэкспорта» радикальных исламистов из Сирии обратно в Россию и соседние республики. Власти Сирии оценивают численность выходцев из стран СНГ в составе вооруженных формирований «Исламского государства» в 10 тыс. человек (9).  Именно поэтому террористические формирования, в которых воюют выходцы из бывшего СССР, пользуются в Сирии «особым вниманием» российской авиации — по ним наносится большинство ударов, направленных на уничтожение их штабов и командных пунктов.

Сражаясь против исламистов на Ближнем Востоке, Россия оказывает огромную помощь не только себе («ИГ» уже вербует боевиков даже в Екатеринбурге – видео (10), но и соседям — Казахстану, Киргизии, Таджикистану, Туркменистану и Узбекистану, избавляя их от множества проблем, связанных с метастазами религиозного экстремизма. Выходцы из этих республик, находясь в Сирии и Ираке, постоянно заявляют о планах утверждения на родине «исламского халифата», щупальца которого тянутся далеко на север – в Татарстан, Башкирию и другие регионы России, где живут мусульмане. Проще говоря, сегодняшние авиаудары ВКС РФ способствуют ослаблению давления «ИГ» на мягкое подбрюшье Российской Федерации с юга – на кавказском и среднеазиатском направлениях.

Успех России в Сирии способен оказать воздействие и на ситуацию на Украине. По мнению экс-руководителей израильских спецслужб, он просто  заставит Запад считаться с Донбассом (11). Кроме того, после терактов в Париже геополитическая ситуация для России стала существенно улучшаться. Благодаря новой позиции «тяжеловесов» ЕС (Франции и Германии), теперь происходящее в Сирии и Украине может быть увязано воедино, причем в интересах России. Взамен за участие в антитеррористической коалиции Кремль вполне может получить не только внеблоковый статус Украины, но и постепенное снятие санкций, а также гарантию российских экономических интересов на Украине. Причем России даже не нужно обо всем этом просить - Запад сам всё предложит. И фактически зондаж в данном направлении начался (12). В пользу этого говорят и обилие встреч, и востребованность представителей РФ на недавнем саммите G-20.

С сирийским фронтом России связано и событие, которое способно серьезно повлиять на военно-политическую ситуацию во всем мире на ближайшие десятилетия. 5 и 6 октября 2015 г. Россия наглядно показала: у нее есть возможность достойно ответить любым врагам в случае вооруженного противостояния, произведя пуски  крылатых ракет большой дальности 3М14 комплекса «Калибр-НК» по целям в Сирии из акватории Каспийского моря. Все цели были успешно поражены.

До 7 октября 2015 г. «по американским разведывательным данным, крылатых ракет на вооружении у России не было. Политический смысл запуска российских ракет, пролетевших над территориями Ирана и Ирака, заключался в демонстрации возможностей отечественного ВПК. Косвенным результатом их пуска именно из юго-западной акватории внутреннего Каспийского моря стало недвусмысленное предупреждение о недопустимости дальнейшей эскалации военно-политической ситуации, в том числе и в Кавказско-Каспийском регионе» (14).

Атаковав террористов с расстояния в 1,5 тыс. километров, Россия продемонстрировала способность наносить удары по любому врагу на больших дальностях высокоточным оружием без использования ядерных боеголовок, но стратегическим по сути оружием. При этом боевая часть различных «Калибров» может быть как обычной – фугасной, так и ядерной. Российская ракета создавалась универсальной. Ее могут нести боевые самолеты, сухопутные шасси, корабли и подводные лодки.

В отличие от дозвукового американского «Томагавка», российский «Калибр» может летать в широком диапазоне скоростей от дозвуковых до превышающих скорость звука в 3 раза. При этом, по информации разработчиков, точность попадания – что на дистанции 300 км, что на 2500 км – одинаковая. Эксперты считают, что «Калибр» превосходит «Томагавк» по эффективности в несколько раз, т.к. способен преодолеть любую противовоздушную и противоракетную оборону. И уже показал бесполезность всех многомиллиардных планов США по развертыванию в Восточной Европе т.н. системы ПРО. Американский ЗРК «Пэтриот» не способен сбить «Калибр». Все, что может MIM 104, – идти на 10 метров выше «Калибров» (14). Новые российские крылатые ракеты представляют собой серьезный вызов для обороны США, поскольку позволяют российской дальней авиации поражать североамериканские цели, не покидая своего воздушного пространства.

Проще говоря, благодаря операции в Сирии, Россия наглядно продемонстрировала всему миру несостоятельность расчетов на возможность нанесения по ее территории первого обезоруживающего удара обычными средствами поражения, включая высокоточное оружие. Москва показала, что готова к такому развитию событий, и, в случае критической ситуации, её виновникам не удастся избежать ответного удара: не помогут никакие системы ПРО.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх