Лента новостей

10:28
Безопасность Украины — это и безопасность Польши
10:26
Особенности немецкого пития: сначала пиво, потом первач
09:59
Выживание в эпоху Трампа
09:57
Порошенко: «Я — украинский маршал Маннергейм»
09:55
Россия и Швейцария: пять неизвестных фактов
09:53
Донбасс отрезают от воды
09:51
СССР в России еще не рухнул
09:48
Самолеты России и США идут на опасное сближение
09:46
Взгляд на блокаду из Донбасса
00:00
Этот день в истории - 26 Февраля
22:55
Я восхищаюсь Путиным
22:42
Русские ракеты снова на Кубе: Но обнаружить их американцы уже не способны
22:36
Тем временем, в Луганской Народной Республике с 1 марта сего года официальной валютой становится российский рубль
22:36
Армия ДНР приведена в полную боеготовность. От выстрелов дрожат стекла в центре Донецка
22:33
Морской спецназ получил бронежилеты-«амфибии»
22:33
Турецкая армия не пойдет на Ракку
22:32
Россию с севера закроют непроницаемым экраном
22:28
В России начали готовить специалистов для работы с ЗРК С-500
22:27
«Медведи» наведут «Прометеи»
22:27
Шойгу потребовал исключить слово «показной» из армейского лексикона
22:26
Трампу предлагают вывести ПРО на новый уровень
22:25
Поздно пить боржоми, когда почка отвалилась
16:54
Только для своих: журналисты CNN и The New York Times не попали на брифинг в Белом доме
16:53
Однажды в Одессе: По следам одного «похищения»
16:52
Из-за блокады Донбасса остановлены два блока Приднепровской ТЭС
16:52
Жадный кондитер смог «достать» всех
16:51
Шесть стран лишились права голоса на Генассамблее ООН из-за долга
16:31
Сборная России лидирует в медальном зачете на Всемирных военных играх
16:30
Агитпроп
16:28
Допинг-скандал: WADA признала бездоказательность своих обвинений
16:28
Данкверт прокомментировал претензии Минска
16:27
Мародёры из нацбатальонов грабят донецкую фильтровальную станцию
16:26
Мы скоро вернёмся. Над оккупированным Донбассом взвилось красное знамя Победы
14:58
Медового месяца с Дональдом, по-видимому, не будет
14:54
NI: «Крым никогда не был неотъемлемой частью Украины»
14:51
Норвегия: на севере хотят оттепели
14:48
«Майдан» с американским акцентом
14:45
Социальные протесты в Крыму: когда ждать взрыва?
13:11
Прибалтику трясет в ожидании учений «Запад-2017»
13:09
Сможет ли РФ перекрыть Черногории путь в НАТО
11:08
В Дамаске военную полицию поздравили с 23 февраля
11:06
Скандал: Геращенко и представитель Порошенко пили шампанское с Петром Толстым
11:05
Армия Сирии и ВКС РФ нанесли неожиданный удар по ИГИЛ в Хаме
10:57
Украина как полигон: хроники колонизации страны
10:54
Süddeutsche Zeitung: с Украиной Европа только бумажки ратифицирует, реальные инвестиции идут в Россию
Все новости

Архив публикаций

«    Февраль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 
» » В споре США с Китаем по поводу островов есть и антироссийский мотив

В споре США с Китаем по поводу островов есть и антироссийский мотив

В споре США с Китаем по поводу островов есть и антироссийский мотивПоход американского эсминца в Южно-Китайское море вблизи сооружаемых Пекином искусственных островов, естественно, вызвал резкую отповедь китайских властей. Зачем Вашингтон осознанно играет на обострение американо-китайских отношений? Давлением на Китай американцы рассчитывают сделать его более сговорчивым – и это прямо связано с политикой США по отношению к России.


Острова Наньша (Спратли) исторически являются предметом спора. Китай традиционно считал их своими – хотя они и расположены в тысяче километров от самой южной точки страны, острова Хайнань. Как и более близкие к Китаю и занятые сорок лет назад острова Хоангша (Парасельские), они рассматриваются Пекином в качестве исконно китайских земель, открытых в ходе плаваний великого адмирала Чжэн Хэ в начале 15-го века, то есть еще до европейской эпохи Великих географических открытий.


Срединная империя к этому времени существовала уже не одну тысячу лет, но далекими морскими путешествиями после Чжэн Хэ больше не занималась – новый император решил, что нет смысла плавать в далекие земли варваров, и огромные корабли просто сгнили. Но вскоре варвары сами пришли в Южно-Китайское море – спустя сто лет острова записали в состав своей империи испанцы.


В последующие столетия весь регион к югу от Китая был поделен между европейскими державами – Испанией, Англией, Голландией, Францией. Но так как китайцы не вели ни морской торговли, ни морских экспансий, то они не особо интересовались этим мельтешением на юге от Поднебесной.

В 19-м веке ослабевший Китай уже сам стал объектом агрессии – сначала экономической, а потом и военной: его заставили открыться, а потом стали превращать в полуколонию. Начался период смуты, сначала с восстаниями и иностранными вторжениями, а потом с гражданской войной и оккупациями – длившийся почти столетие, до середины 20-го века и воссоздания единого Китая.


За это время необитаемые острова Спратли успели сменить хозяев и стать яблоком раздора – в конце 19-го века проигравшая войну США Испания уступила им Филиппины, которые стали американским протекторатом. Острова как бы прилагались к лежащим от них на восток Филиппинам. Спустя два десятилетия французы, владевшие расположенным к западу от островов Индокитаем, заявили о своих правах на них – и даже взяли их под свой контроль. Тогдашнее китайское правительство заявляло свой протест, но его никто не слушал – а в 1941-м пришли японцы и выгнали французов, создав на одном из островов базу подводных лодок.


В 1945-м японцы ушли – и Пекин отправил туда гарнизон. Но тут же встрепенулась Франция – которая от лица своей колонии Вьетнама объявила их вьетнамскими. Спор вскоре угас – и острова так и остались необитаемыми, служа местом рыбной ловли.


Но после прихода к власти в Пекине в 1949 году коммунистов тема потерянных территорий стала вновь актуальной – нужно было ликвидировать последствия всех «несправедливых договоров» 19-го века, по которым страна потеряла различные территории – например, Гонконг. И вообще вернуть все унесенное – от Внешней Монголии (независимость которой СССР смог отстоять) и Тибета до островов Сенкаку (занятых японцами), Парасельских и Спратли. Парасельские острова Китай занял в 1974-м, когда американцы уже уходили из Южного Вьетнама, а вот за Спратли все последние десятилетия идет борьба.


Начиная с 50-х годов часть островов заняли сначала вьетнамцы, потом филиппинцы и тайваньцы, а в 80-е годы к ним присоединились и малайцы. Часть архипелага считает своей рыболовецкой зоной и Бруней, но он гарнизоны не высаживал. Таким образом, сейчас острова поделены между пятью странами – Китаем, Вьетнамом, Тайванем, Малайзией и Филиппинами. Всего островов около сотни – они разбросаны на тысячу километров, и около половины заняты воинскими контингентами той или иной страны. Остальные «острова» – это просто рифы и скалы, да и «большие» острова просто микроскопически малы: их общая площадь – всего пять квадратных километров.


Больше всего контролирует Вьетнам, потом Китай, крупнейший остров занял Тайвань, около десятка мелких заняли Филиппины, несколько островов удерживает Малайзия. Никто не собирается уступать. Причина не только в том, что все хотят ловить рыбу – но и в потенциальных огромных запасах нефти и газа. Но главное, конечно, это стратегическое положение Спратли – острова лежат на пути из Индийского океана в Тихий, из Малаккского пролива к Китаю и Японии, то есть на главном торговом пути современности.


Огромный объем грузов – и тот, кто контролирует Спратли, может в случае войны закрыть сообщение между тихоокеанской зоной и Ближним Востоком и Европой. Поэтому в последние годы Китай перешел в наступление – он начал строительство искусственного насыпного острова, на котором можно будет разместить военный аэродром. В отличие от других стран, претендующих на архипелаг, у Китая нет там своего аэродрома – а расстояние до его берегов больше, чем у претендентов.


Мотивация Китая понятна – он хочет обезопасить свои южные рубежи, усилить присутствие в Южно-Китайском море. И его противниками там являются вовсе не Вьетнам с Филиппинами – а США. Именно поэтому поход американского эсминца носит демонстрационно-провокационный характер. Штаты хотят показать, кто в доме хозяин.


Реакция Китая была резкой – Пекин обвинил США в нарушении суверенитета Китая и посоветовал не «создавать инцидент на пустом месте», заявив, что примет все необходимые меры для защиты собственной безопасности. Нет, войны сейчас, конечно же, не будет – но зачем Обама дергает дракона за хвост?


Архипелаг является потенциально самой военно опасной точкой в Тихоокеанском регионе – наряду с Корейским полуостровом. Понятно, что Китай, находящийся на стадии возвращения себе статуса главной державы этого региона, построит там аэродром и будет наращивать военное присутствие – с тем, чтобы укрепить свою безопасность и подчеркнуть претензии на весь архипелаг.


Китай, конечно же, хочет, чтобы страны региона были в его орбите, но сейчас для него пока еще актуальней другое: как сделать так, чтобы они не были проводниками враждебного влияния. И усиление китайского военного присутствия в Южно-Китайском море связано в первую очередь с желанием выдавить из региона нынешнего «гаранта безопасности всего человечества» – США. В идеале, конечно же, Китай хотел бы вернуть Юго-Восточную Азию и Южно-Китайское море к временам до пришествия «бледнолицых варваров» – когда адмирал Чжэн мог спокойно доплыть до Африки и Аравии, не встречая никаких европейцев.


Китай при этом не торопится – время работает на него, и он мыслит категориями циклов и десятилетий. В отличие от Штатов и даже в целом англосаксонских стратегов – которые, конечно, тоже ведут игру вдолгую, но в силу несравнимого исторического опыта имеют гораздо меньшую выдержку и часто срываются и ошибаются.


Например, сейчас американцы занимаются в отношении Китая странной игрой. Они одновременно приглашают его разделить мир на двоих и демонстрируют ему свои претензии на то, чтобы продолжать быть мировым гегемоном. С одной стороны, Штаты уже несколько лет как заявили о своем развороте к Тихоокеанскому региону – как к центру тяжести мира в 21-м веке. И предлагают Китаю построить взаимовыгодные отношения – соседи по океану, две крупнейшие в мире экономики, громадный товарооборот. Но китайцы почему-то не соглашаются – как предлагал Байден им организовать «большую двойку» и все поделить, так и нет ответа.


Ответ, впрочем, прост – китайцы прекрасно видят и страх США перед ними, и желание Вашингтона сдерживать Китай любыми способами. Страх при этом вызван не тем, что Пекин угрожает США – нет, просто его растущая мощь ставит под вопрос американские планы глобального господства. А угрожают-то как раз американцы китайцам – чьи военные базы находятся по всему периметру восточных границ Поднебесной.


Кто контролирует сейчас мировые морские пути? США – только они обладают огромной сетью военных баз по всему миру, крупнейшим флотом и способностью в случае войны перекрыть все проливы, ходы и выходы. И что удивительного в том, что Китай считает их главной угрозой своей безопасности?


Да, пока что США не объявляют о политике глобального сдерживания Китая – в отличие от той же России – но в Пекине прекрасно видят, что пытаются сделать США как в сфере безопасности в том же Южно-Китайском море, где они фактически подначивают соседей Китая, так и в экономических отношениях. Не прошло и нескольких дней с момента завершения государственного визита Си Цзиньпина в США, как президент Обама объявил о завершении переговоров по Транс-Тихоокеанскому партнерству – торгово-экономическому союзу, имеющему отчетливую антикитайскую направленность. Да еще и сопроводил это таким комментарием – «мы не можем позволить странам вроде Китая писать правила глобальной экономики. Мы должны писать эти правила».


При этом, устраивая демонстрации вроде нынешнего похода эсминца к архипелагу Спратли, Штаты хотят не напугать Китай – а, напротив, подтолкнуть его к сближению, сделать более сговорчивым. Давайте договариваться – как бы предлагает Вашингтон, давайте делить мир вместе. И не смотрите на русских, не слушайте того, что они вам предлагают – «объединим усилия по закату американской гегемонии», «оторвем Европу от США».


Антироссийский мотив приобретает все более важное значение – хотя Вашингтон пока еще и делает вид, что его не особенно беспокоит российская геополитическая активность в глобальном масштабе. Ну да, Украина – но это Европа, у нас там и так все схвачено, ну хорошо, Сирия – но это Ближний Восток, мы и сами хотели уменьшить там свое присутствие. Но вот союз России и Китая абсолютно неприемлем для американского миропорядка – потому что самим своим фактом он его аннулирует.


Поэтому своим давлением на Китай Штаты сейчас просто набивают себе цену – в надежде, что Китай поймет, с каким серьезным парнем он имеет дело, и прекратит водить дружбу с Иваном-дураком. Расчет рисковый – но один раз ведь сработало. По крайней мере, так считают американцы. В начале 70-х они смогли восстановить отношения с Пекином, именно разыграв советскую карту – коммунистический Китай внезапно ответил на ухаживания США.


Но тогда Китай считал для себя главной угрозой СССР – и именно на этом сыграли Никсон и Киссинджер. Точнее, сыграл сам Мао – он действительно думал, что СССР вынашивает антикитайские планы, которых в реальности не было. Для Мао было важно не допустить, чтобы Москва и Вашингтон сблизились, ведь объединение двух таких мощных противников в его представлении стало бы смертельной угрозой для Поднебесной.


А Киссинджер выстраивал свой треугольник. Было принципиально важно, чтобы у США были более близкие отношения с Москвой и Пекином, чем у них между собой. Полтора десятилетия Штаты пытались использовать такой баланс сил для сдерживания СССР, и порой им удавалось сотрудничать с Пекином даже в военном противостоянии СССР, как, например, в Афганистане. А когда Китай принял решение изменить баланс сил в треугольнике и начать сближаться с Россией, было уже поздно – в конце 80-х отношения Москвы и Вашингтона стали настолько близки, что СССР рухнул.


Но тогда Китай был слабой стороной треугольника, а сейчас он стал практически равен США экономически. А в геополитическом плане инициативу взяла на себя Россия – и сближение Москвы и Пекина идет все последние годы, особенно усилившись после 2012-го. Попытка Штатов изолировать одну из сторон «киссинджеровского треугольника» и сблизиться со второй его стороной ни к чему не привела. В самом выгодном положении оказался Китай, который сохраняет тесные отношения с обеими силами.


Но тесные экономические отношения и тесные стратегические отношения – это две большие разницы: во втором случае речь идет о будущем, о глобальных перспективах. И в их видении у Москвы и Пекина несравнимо больше общего – при отсутствии при этом тех фундаментальных противоречий, которые есть у США и Китая.


Достаточно напомнить, что российские военные корабли все чаще проводят совместные военные учения с китайскими – а не вторгаются в территориальные воды КНР.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх