Лента новостей

11:46
Исламисты, выехавшие из Европы в Сирию и Ирак, двинулись в обратном направлении
11:45
Бывшие бойцы батальона «Донбасс» восстали против Семенченко
11:44
Жить по новому: Украсть и пенсии
11:42
Становление «нации»
11:40
Требования арабских стран к Катару: преподать урок и наказать?
11:35
Ил-76 в огне: как посадили охваченный пламенем 170-тонный лайнер
11:28
Китай повышает ставки: Пекин направил с Персидский залив свой флот
11:27
Режим Порошенко заглушает свои провалы нелепым шумом
11:22
Полный позор для страны
11:21
Самолеты НАТО устроили погоню за Шойгу в небе над Балтикой
11:20
Либералам на границе Украины пришлось отвечать «чей Крым»
11:18
Будут ли сбивать американских истеричек в Сирии?
11:17
Польша и Украина проиграли «Газпрому». В ЕС начали строить «Северный поток — 2»
11:16
России пора проститься с ЕСПЧ и Советом Европы
11:14
Минобороны формирует уникальные полки тяжелых колесных тягачей
11:11
Россия объяснила нежелание продавать танки «Армата» и ЗРК С-500
11:10
Ростислав Ищенко: Белый дом намерено унизил Порошенко
11:09
Электродвигатели для патрульных ледоколов запустили в производство
11:09
В «Ельцин-центре» на детском мероприятии показали фильм c порно-сценами
11:07
Катар обратился за помощью к России
11:07
Ракета С-300 с базы ВМФ России поразила неизвестную цель у берегов Сирии
11:06
Польша приняла закон о сносе всех памятников Красной армии
11:03
Российский ультиматум вынудил Пентагон «сузить свою географию»
10:02
Секреты власти Путина
09:57
Порошенко гонит людей из страны, а они упираются
09:17
112.ua: Украина с протянутой рукой
08:58
«Чем быстрее развалится Евросоюз, тем лучше нам»
08:55
CNN: Саудовская «игра престолов»
08:52
«США затягивают Украину в Сирию»
08:50
Die Welt: Польша закрыла границу для чеченцев
08:45
Что останавливает Запад от войны с Россией
08:43
The Guardian: В России тепло принимают футбольных фанатов
08:10
Мусорная «зрада» Украины
08:08
The Globe And Mail: В ближневосточной колоде все козыри — у Путина
08:05
Кто на самом деле правит Америкой
07:54
Vox: Отношения между Россией и США — хуже некуда
07:51
Бишкек привяжут к Москве валютой, торпедами и Сирией
07:48
Syd?stran: Кто виноват в том, что шведы боятся русских?
00:00
Этот день в истории - 23 Июня
17:53
Макрон: «Я уважаю Путина»
17:48
Китай спасет «Северный поток-2»
17:44
The Washington Post: Поддержит ли Трамп новые антироссийские санкции?
17:41
Как Киев опозорился с блокадой Крыма
17:18
Dagens Industri: Санкции нужны, но газ — это святое
17:15
Выбирая между Крымом и Кавказом, россияне предпочитают Турцию
Все новости

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
» » Континент, где сила значит больше, чем закон ("The Guardian", Великобритания)

Континент, где сила значит больше, чем закон ("The Guardian", Великобритания)

Европа превращается в континент, где сила значит больше, чем закон

Европа превращается в континент, где сила значит больше, чем законЕвропа превращается в континент, где сила значит больше, чем закон18.10
Европа становится недемократической, и сила там значит больше, чем закон 
Пол Мейсон (Paul Mason)
Только банки, глобальные корпорации и супербогачи обладают силой против этого безликого полу-над-государства.

У нас уже были матчи соперников, на которых дешевые знаменитости и безвкусно одетые мужчины в костюмах обменивались банальностями на тему Европы. А теперь мы получим письмо. Дэвида Кэмерона принуждают написать свои требования перед началом переговоров с другими странами ЕС. Все это — в рамках подготовки к референдуму, дата которого пока не определена.

Записывать — это хорошо, хотя в международной дипломатии это делается слишком редко. Мнения о недостатках и изъянах ЕС, а также о том, что надо с этим делать, резко различаются в зависимости от того места, где вы живете в Британии, от вашего класса и от ваших идеалов. Я догадываюсь, что если бы все мы сделали это, а результаты загрузили в одну обширную базу данных, то нам стала бы понятна истинная проблема Европы. Ее проблема это власть — и отсутствие демократического контроля над ней.

Раньше у меня не было никакой враждебности по отношению к ЕС. Но когда ты в первый раз начинаешь таскать телеаппаратуру по лестницам и тоннелям площади Шумана в Брюсселе, а на тебя недружелюбно смотрят вооруженные бельгийские полицейские, начинаешь понимать, какое неравноправие царит в этом полу-над-государстве. Архитектура власти в Брюсселе безлика: она как будто олицетворяет решимость превратить политические традиции в монолит. 

Сам размер структур ЕС делает их восприимчивыми к влиянию только двух типов: это влияние глобальных корпораций и наднациональных отраслевых лобби. Для бизнеса это означает одно: у тебя нет практически никакой возможности иметь дело с Европой, если твоя компания — не мегаразмера, или если ты не готов подчинить свой частный интерес отраслевой повестке, которая сама по себе согласовывается слой за слоем в соответствии с протоколом. У отдельных граждан дела обстоят еще хуже. Реально повлиять на огромные бюрократические структуры Европы можно только через один из двух каналов: британское правительство и Европейский суд. Комиссия неподотчетна парламенту, а центральный банк, похоже, подчиняется только Ангеле Меркель

В прошлом году европейская солидарность два раза подвергалась испытаниям, и оба раза она рассыпалась на куски. Критики говорят, что Грецию раздавил Европейский центробанк, который должен был сохранить ее платежеспособность. Никакой демократической компенсации не было. Многие миллионы людей, увидевшие протестный хэштег #ThisIsACoup («это переворот»), не имели никакой возможности, даже косвенной, хоть как-то повлиять на действия Еврокомиссии и ЕЦБ. Затем, когда на Балканы хлынули беженцы из Сирии и других стран, развалились две ключевые составляющие правовой архитектуры. Шенгенское соглашение, гарантирующее свободное перемещение между основными государствами-членами, было приостановлено. А Дублинская конвенция, предусматривающая депортацию мигрантов в первую страну их прибытия, была точно так же проигнорирована. 

Сам собой напрашивается следующий вывод: Европа превращается в континент, где сила значит больше, чем закон. Германия заставила Грецию дать согласие на программу, которая разрушит ее экономику и лишит это государство собственности на следующие полвека. Полмиллиона людей пересекли границы, сделав это таким образом, что их не смогли остановить никакие разглагольствования против миграции. Им повезло. Но не повезло тем тысячам африканцев, которые оказались в западне жестоких трущоб на севере Африки. Они вынуждены прозябать там, и все только из-за того, что у них нет сил поступить так, как поступили сирийцы. Компании и политики тоже начали осознавать, что в Европе сила всегда права. Компания Uber, оказавшаяся под запретом в Испании и трижды подвергшаяся обыскам в Голландии, только что получила правовой статус в Британии.

Мне кажутся новой нормой действия по следующему принципу: сначала заявить претензии на новую бизнес-модель, а уже затем смотреть, насколько она законна. В Европе сейчас все делается как попало. Действия и реакции демонстрируют то, что хорошо известно всем городским властям в Китае: когда исполнительная власть далеко от столицы, а закон дремлет, самым эффективным курсом действий становится эгоистичное преследование личной выгоды.

В преддверии референдума самый сильный аргумент сторонников сохранения членства в ЕС — это отсутствие реальных альтернатив Евросоюзу. Конечно, можно заключить 50 двусторонних торговых соглашений и продать всю свою инфраструктуру Китаю — но не думайте, что это поможет Соединенному Королевству сохранить статус великой державы. Все будет как раз наоборот, когда мы начнем распродавать свои дипломатические позиции и права человека ради инвестиционных соглашений и энергетической безопасности. Но и довод «все прекрасно, а критики просто националисты» здесь тоже особо не помогает. Как евро разрушает экономики южной Европы, так и институты ЕС могут разрушить европейскую солидарность. 

Мои собственные письменные требования будут сосредоточены на дисбалансе сил и на тенденции пользоваться этой силой по своему усмотрению. Чтобы ЕС был легитимным образованием, пусть и слабым, его законодательная власть должна контролировать исполнительную. Власть закона означает мгновенное удовлетворение и опережающий компромисс. Но европейский закон не является мгновенным, да и действует он лишь на основе дорогостоящей и обращенной в прошлое юстиции. Склонность ЕЦБ предпринимать политизированные и спорные действия это проблема не только для стран еврозоны, но и для всего европейского проекта. И наконец, право приема новых членов должно принадлежать населению находящихся в составе ЕС стран. Прежде чем границы Евросоюза распространятся на Ирак (через Турцию) и на зону боевых действий в Донецке (через Украину), я бы хотел получить не только право голоса, но и право вето.

Проблема власти настолько серьезна, что обе стороны на референдуме кровно заинтересованы в том, чтобы ее проигнорировать. Если мы уйдем, проблемы Британии не исчезнут до тех пор, пока существует дисбаланс власти между народами и институтами в составе ЕС. Проевропейская фракция кажется готова мириться с колоссальными изменениями, вынуждая целые поколения европейцев жить в условиях полудемократии. Между тем, реальная власть находится в руках крупных корпораций, банков и элит. 

И здесь таится самая странная вещь: хотя вся власть в ЕС сосредоточена наверху, Евросоюзу недостает силы воли, чтобы действовать решительно и целенаправленно в многополярной системе глобальной власти. Мы примерно знаем, чего хотят США. То же самое касается Китая и России. Но спросите Европу, чего хочет она — на Украине, в Сирии, за Полярным кругом — и в ответ вы получите молчание. В многополярном мире, где расширяются зоны хаоса, главное значение имеют эффективные государства с ясными дипломатическими целями и «красными линиями».

Пол Мейсон (Paul Mason)
"The Guardian", Великобритания
 





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх