Лента новостей

09:08
Пакт Путина – Трампа
09:07
Le Monde diplomatique: Минск противится российскому брату
09:05
Пророссийские настроения в Мариуполе никуда не исчезли
09:04
Bild am Sonntag: Трамп знал, что химатаки не было
09:03
Лютая зрада: Путинские агенты пробрались в окружение президента
09:03
Лай саудовского пуделя
09:01
The Daily Beast: ЦРУ: Путин ненавидит Америку
09:01
Как истребитель НАТО Шойгу перехватывал
08:57
Порошенко готовится стать диктатором
08:55
«Северный поток-2» — месть Украине
08:54
Известная автобусная компания отказалась перевозить украинцев по безвизу
08:53
Бесстрашная Америка: Не пугайте нас русским «Цирконом»
08:51
The National Interest: Оставить груз сирийских проблем России
08:50
Почему ветераны ЦРУ говорят, что Путин ненавидит Америку, и почему Трамп им не верит
08:48
Кремль поднимает «мёртвую руку»
08:48
Чтобы поладить с русскими, Америка должна думать как русские
08:46
Борьба за новую Сирию уже началась
08:46
The National Interest: Блоковая политика
08:45
Бои у границы с Израилем: Армия Сирии против «Аль-Каиды», которую поддержал ЦАХАЛ
08:42
Украинцы проникли в Германию под видом сирийских беженцев и судятся с властями
08:40
Документальный фильм «Эти»
08:38
Эдуард Лимонов. Убийство Немцова: от нас что-то скрывают
08:36
Майдан стоял за это. Долги за коммуналку будут автоматом списывать с банковских карт
08:35
Аркаим
08:32
Американская БМП Bradley: танк на колесах или черепаха на гусеницах
08:29
Вырвать ядовитое жало Катара
07:32
Die Welt: Путин смеется Западу в лицо
07:27
Этот день в истории - 26 Июня
20:23
«Историческое хамство» Польши не оставило возможностей для диалога
19:28
Вести недели с Дмитрием Киселевым от 25.06.17
19:23
Вот, что успела сделать Россия за 3 месяца
19:21
Американский журналист разоблачил Трампа
19:19
США завоёвывает роль третьесортного государства
19:16
Politico: нарастает возможность начала новой Гонки вооружений
19:15
Дрожащие перед Россией соседи думают, что надо дрожать больше, и это поможет
19:13
В НАТО объяснились за «перехват» самолёта Шойгу
18:48
Налетев на $ 325 млн. штрафа, Киев может начать войну
18:21
«Европейский вал» на границе с Россией
18:14
«Ужать Россию до границ Московского княжества»
18:00
В чем Трамп упрекнул Порошенко
14:39
Мощная поддержка: появились кадры, как Ми-28Н и Ми-35 бомбят ИГ в Араке
14:38
Порошенко приговорил ОБСЕ
14:36
Турецкий бизнес возвращается в Крым
14:35
В РФ достойно ответили Киеву на «новые правила въезда»: Украина заплатит
14:34
Рогозин рассказал, как США посеяли зерно вражды между Россией и Украиной
Все новости

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
» » От «Кристи» – к Т-90

От «Кристи» – к Т-90

От «Кристи» – к Т-90Путь в лидеры отечественная школа танкостроения начинала с внимательного изучения англо-американского опыта

В истории отечественного танкостроения немало «веховых» событий, оказавших влияние на дальнейшую направленность научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. О некоторых из них продолжает рассказывать читателям «Красной звезды» генерал-лейтенант Александр ШЕВЧЕНКО, начальник Главного автобронетанкового управления Минобороны России.

Первые шаги 

Россия в танкостроении «стартовала» только в 1920 году, когда на заводе «Красное Сормово» был с большим трудом восстановлен один образец трофейного лёгкого французского танка «Рено», а затем изготовлены ещё 14 подобных машин, да и то с использованием на некоторых машинах котельного металла вместо броневой стали.

С позиций системного взгляда на развитие танкостроения следует высоко оценить годы первой пятилетки. Тогда в стране появилась возможность серийно производить танки, и в 1929 году было создано Управление механизации и моторизации РККА, образованы Научно-испытательный автобронетанковый полигон (Кубинка, 1931 г.) и Академия механизации и моторизации РККА (1932 г.). 

В июле 1929 года Совет народных комиссаров СССР утвердил первую танковую программу, которая предусматривала оснащение армии всеми типами бронетанкового вооружения. Вскоре, однако, дало о себе знать отставание отечественной промышленности в разработке конструкций танков, поэтому уже в начале декабря 1929-го было принято решение командировать за границу представителей Наркомата обороны и промышленности для приобретения современных образцов вооружения и получения технической помощи по их производству. 

Почти весь период 1930-х годов наши конструкторы и технологи учились делать танки, копируя и «перекраивая» купленные в Америке и Англии танки «Кристи» (серия отечественных танков «БТ») и «Виккерсы» (танки типа Т-26). У англичан была заимствована идея изготовления многобашенных «танков прорыва сильно укреплённых позиций» (отечественные аналоги: двухбашенные СМК и Т-100, трёхбашенный Т-28 и пятибашенный Т-35).

Сложности проистекали в том числе из-за того, что постановка на производство новых танков потребовала рабочих высокой квалификации, а их в начале 1930-х годов в требуемом количестве ещё не было. Да и многие компоненты, необходимые для производства танков (сталь для траков гусениц, резина для бандажей катков, ферродо для дисков сцепления и т.п.), в этот период ещё только создавались.

А-20 против А-32


Первым «детищем» сложившейся в 1930-е годы в отечественном танкостроении системы «исследователь – заказчик – конст­руктор – промышленность – войска» стал средний танк Т-34. Руководство Автобронетанкового управления РККА 13 мая 1938 года утвердило краткую тактико-техническую характеристику «колёсно-гусеничного танка БТ-20». На этой основе коллектив КБ-24 завода № 183 (г. Харьков) приступил к работе. 

Прошло всего три с половиной месяца, как в начале сентября разработанный харьковским заводом проект и макет танка БТ-20 были рассмотрены комиссией АБТУ РККА под председательством военинженера 1 ранга Я.Л. Сквирского. Комиссия утвердила проект с рядом изменений и предложений, в числе которых было: «Изготовить один танк колёсно-гусеничный с 45-мм пушкой, два танка гусеничных с 76,2-мм пушками и один корпус для обстрела». 
27 февраля 1939 года на заседании Комитета обороны при Совнаркоме СССР состоялось обсуждение чертежей и макетов танков А-20 и А-32, и большинство присутствующих отдало предпочтение проекту колёсно-гусеничного танка А-20. 

Но руководитель КБ Михаил Ильич Кошкин в присутствии секретаря ЦК ВКП(б) и фактического руководителя страны И.В.Сталина высказал свои сомнения в отношении требований заказчика изготовить в металле лишь один колёсно-гусеничный танк и предложил изготовить и представить на государственные испытания две спроектированные заводом № 183 машины – А-20 и А-32.

По данным малотиражной газеты завода № 183 от 27 сентября 1940 года, «обращаясь к заказчику, Сталин предложил не стеснять инициативу завода, дать коллективу возможность работать и разрешить изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам». 

15 июня 1939 года колёсно-гусеничный танк А-20 был передан военному представительству АБТУ на войсковые испытания, а двумя днями позже начались аналогичные испытания и гусеничного танка А-32. Испытания проводились комиссией под председательством начальника 1-го отдела АБТУ майора Е.А. Кульчитского. В её выводах было, в частности, указано: «Танк А-32, как имеющий запас по увеличению веса, целесообразно защитить более мощной бронёй, соответственно повысив прочность отдельных деталей и изменив передаточные отношения».

По окончании войсковых испытаний на обоих танках был произведён текущий ремонт, после чего в начале сентября 1939 года они были отправлены на полигон в подмосковную Кубинку. А 23 сентября состоялся показ новых танков членам правительства. Машины продемонстрировали свои возможности по преодолению искусственных и естественных препятствий. 

В результате наркомами обороны, среднего и тяжелого машиностроения 27 ноября 1939 года на имя Сталина и председателя Совнаркома СССР В.М. Молотова была направлена докладная записка, в которой сообщалось: «…Оба танка прошли все заводские и полигонные испытания… Испытания показали, что эти машины являются непревзойдёнными из всех существующих танков данного типа. Отличаются надёжностью и прочностью ходовой части. На А-32 имеется полная возможность усилить броню до 45 мм без особых переделок, что обеспечит защиту от огня 37-мм бронебойных снарядов».

Для проверки возможности усиления броневой защиты на харьковском заводе № 183 в период октября – декабря 1939 года были проведены заводские испытания догруженного до массы в 24 т опытного танка А-32. На каждом борту корпуса танка были уложены металлические болванки общей массой 5330 кг. На лобовом листе корпуса размещалось 700 кг балласта. Ещё 800 кг груза было закреплено на крыше башни танка.

Полученный результат позволил в пределах отведённой массы увеличить толщину броневых листов танка А-32 до 45 мм и тем самым обеспечить его защиту от огня противотанковых пушек калибра 37 и 45 мм.

Обращаясь к заказчику, Сталин предложил не стеснять инициативу завода, дать коллективу возможность работать и разрешить изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам

«1 процент гения и 99 процентов пота»

19 декабря1939 года состоялось заседание Комитета обороны, на котором было принято решение о принятии на вооружение РККА танка Т-32 гусеничного с дизель-мотором В-2 с проведением ряда изменений и присвоением названия Т-34.

В феврале 1940 года харьковский завод № 183 предъявил комиссии под председательством полковника В.Н. Черняева на войсковые испытания два первых танка Т-34, которые прошли испытательный пробег сначала в районе Харькова, а затем по маршруту Харьков – Москва и обратно.

Дальнейшие испытания обоих машин продолжались на полигоне в Кубинке. В заключении по результатам испытаний было отмечено, что оба танка соответствуют предъявленным требованиям, но без устранения отмеченных недостатков (всего указывалось скрупулёзно 86 пунктов!) танк Т-34 не может быть допущен в серийное производство.

Для проверки качества выпускаемых серийных танков Т-34 в ноябре-декабре 1940 года был проведён длительный кольцевой пробег трёх танков по маршруту Харьков – Москва – Смоленск – Гомель – Киев – Полтава – Харьков, в ходе которого были выявлены все слабые места танка и определена возможность эксплуатации в отрыве от основных баз. Комиссия сделала свыше 40 замечаний по работе механизмов и агрегатов танка.

Параллельно решалась сложная задача по созданию надёжной танковой пушки и двигателя. В ноябре 1940 года танк Т-34 с новой пушкой Ф-34 подвергся небывало интенсивным испытаниям на Гороховецком полигоне. За три дня из пушки было проведено 2807 выстрелов. На тактических занятиях 23 ноября силами экипажа, выделенного из 14-й танковой дивизии, полный боекомплект танка (77 снарядов) был расстрелян с ходу всего за 44 минуты.

Что касается двигателя, то уже в начале 1930-х годов на основании постановления Совета труда и обороны от 15 ноября 1930 года широко развернулись работы по созданию двигателей, работающих на тяжёлом топливе, однако принятие на вооружение широко известного ныне танкового дизеля В-2 состоялось только 19 декабря 1939 года.

Позднее Александр Александрович Морозов, главный конструктор харьковского завода № 183 имени Коминтерна, писал в своих воспоминаниях: «Т-34… не отличается от любой другой хорошей конструкции, в нём, как и в каждом «гениальном» решении, заложены, говоря словами Эдисона, один процент гения и девяносто девять процентов пота…»

Т-80: рождённый в муках


Не менее интересна судьба другого советского танка, появившегося спустя четверть века. В июне 1976 года к Т-64 и Т-72 прибавился танк Т-80. Истории его появления предшествует заявление тогдашнего руководителя СССР Н.С. Хрущёва о «бесперспективности» тяжёлых танков. Разумеется, после такого «гениального» вывода правительством было принято решение прекратить серийное производство и разработку новых тяжёлых танков. Ленинградское и челябинское конструкторские бюро и заводы остались без оборонных заказов.

Челябинское КБ постепенно отказалось от танковой тематики, а ленинградское КБ после нескольких очень тяжёлых лет и при полном отсутствии перспектив самостоятельной работы получило поддержку со стороны тогдашнего секретаря ЦК КПСС Д.Ф. Устинова, министра авиационной промышленности П.В. Дементьева и бывшего главного конструктора ленинградского КБ, ставшего заместителем министра оборонной промышленности, Ж.Я. Котина. 

Именно они помогли «пробить» постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16 апреля 1968 года о разработке в КБ ленинградского Кировского завода танка с газотурбинным двигателем мощностью 1000 л.с.

Газотурбинный двигатель имеет много преимуществ перед дизелем. Он очень компактен, не требует наличия системы охлаждения, имеет хорошие тяговые характеристики, не запускается в обратную сторону, как дизель при скатывании танка назад и при несвоевременной реакции плохо обученного водителя. Этот двигатель не глохнет при встрече машиной очень тяжёлого грунта или препятствия, легко запускается в самый сильный мороз.

Однако приспособляемость газотурбинного двигателя к работе в условиях быстрых разгонов и торможений, большого количества остановок на поле боя и необходимости частых пусков, большой запылённости воздуха явилась очень сложной инженерной задачей. Тем не менее конструкторам под руководством Н.С. Попова удалось её успешно решить, и в результате в 1976 году на вооружение был принят первый в мире серийный танк с силовой установкой на базе газотурбинного двигателя. В США танк с ГТД («Абрамс») был принят на вооружение только через четыре года.

Завершая рассказ о советском периоде отечественного танкостроения, отмечу, что война в Персидском заливе с использованием США и их союзниками по антииракской коалиции большого количества бронетанковой техники (весна 1991 г.) дала новый импульс в развитии наших танков. В частности, Уральское конструкторское бюро усовершенствовало танк Т-72Б, повысив его защищённость. В результате в 1993 году на вооружение был принят танк Т-90.

От своего предшественника он отличался использованием усовершенствованной динамической защиты, а также комплекса оптико-электронного подавления «Штора», впервые используемого на танках. Машина хорошо показала себя в ходе испытаний за рубежом, закупается рядом стран и до сегодняшнего дня имеет достаточный экспортный и модернизационный потенциал.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Генерал-майор
    mind1954

    Появление на Т-34 дизеля думаю не случайно !

    Был такой конструктор Чаромский, который работал над авиационными

    дизелями. Некоторые, даже, стояли на Пе-8, но не показали надёжности !

    А на БТ стояли авиационные двигатели, весьма огнеопасные, поэтому,

    видимо, для обеспечения аналогичных характеристик и обратились

    к авиационным дизелям ! Считаю, что, всё-таки, свою родословную В-2

    ведёт, по традиции, от этих авиационных дизелей !!!?

     

    0

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх