Лента новостей

23:10
«Она спасёт нас от террористов»: во Франции растёт число сторонников Марин Ле Пен
23:06
Указы Трампа хотят блокировать автоматически
23:05
Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства
23:04
Экс-президент Латвии назвала своих соотечественников злыми и завистливыми
23:03
Фийон обидел Украину
21:58
Порошенко попросили назначить Саакашвили послом Украины в Грузии
21:58
Россия впервые получила от США координаты целей ИГ в Сирии
21:57
Зачем Россия шлет в Сирию «дальнобойных птиц»?
21:55
В России могут создать космический корабль без ракет-носителей
21:49
Станет ли 2017 годом нового «Илюши»
21:48
Тайна писем президентов США и генсеков СССР
21:45
«Газпрому» угрожает «Левиафан»
19:35
«Стая» бомбардировщиков Ту-22М3 массово нанесла удары в Сирии
19:29
Altay «забуксовал»
19:25
Изандлвана: тяжёлый урок для Британской империи
19:19
Shot Show 2017: Новинки оружейного мира
19:15
Умная военная логистика: войсковые транспортные средства
19:09
«Атлантическая решимость»: американcкий десант в Латвии
19:08
17 тысяч геев — ударная сила «голубого» Бундесвера
19:06
Россия вынесла жесткий выговор командованию Сирийской армии
19:05
Планы Варшавы: воевать за НАТО до последнего солдата
19:03
Оборона Дейр-эз-Зора: Из Сирии поступают тревожные сообщения
19:01
Порошенко громко опозорился перед ВСУ. Военные в ярости
18:59
Что объединяет рыцаря и танк?
18:57
Кива потребовал вооруженной зачистки Донбасса после удушения блокадой
18:56
Боевики ИГ отброшены и окружены в Дейр эз-Зоре бойцами армии Асада
18:55
Пятеро египетских полицейских погибли в результате нападения боевиков на Синае
18:46
Скандал в США: дочь Клинтон не стерпела оскорблений в адрес Бэррона Трампа
18:43
Ту-154: ни заменить, ни списать
18:42
«Белый лебедь» и «Медведь» себя еще покажут
18:42
«Танк в тельняшке» добавит огня российской «десантуре»
17:23
Экс-глава Еврокомиссии: немедленно снимите антироссийские санкции!
17:02
В России испытали модель экранплана с грузоподъемностью до 500 тонн
17:01
Небо Израиля «охраняют» российские комплексы ПВО
16:57
К чему приведут планы Трампа отказаться от нефти ОПЕК?
15:05
Повитухи, бурная Ангара и учителя-вахтовики: как живет деревня староверов
15:05
Румен Радев вступил в должность президента Болгарии
15:04
Застрельщик Майдана признал, что на Западе украинцы всегда будут отбросами второго сорта
15:03
Бери или плати, Украина...
15:02
Будущее Украины было запрограммировано в 90-х: Это не государство, а колхоз
14:59
«Лицемеры и вруны»: бегун Андрей Дмитриев дал оценку российскому спорту в эфире ARD
14:57
Элитное подразделение сирийских войск «Щит» готовится к рывку на Пальмиру
14:57
Щит ВКС РФ прикрыл страну от вражеского ракетного удара
12:37
В России намерены создать летающий внедорожник
12:35
Украинский корабль открыл огонь по российской буровой вышке в Черном море
Все новости

Архив публикаций

«    Январь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
» » А в чем состоит учение Христа?

А в чем состоит учение Христа?

А в чем состоит учение Христа?Образ Бога, который Христос явил, оказался очень понятным и отзывчивым, он словно бы вернулся из детских воспоминаний человечества, узнался

 

Есть один вопрос, от персонального ответа на который зависит то, как человек понимает христианский дискурс, видит его в прошлом и представляет его возможности в дальнейшем. Звучит он так: а в чем, собственно, состоит учение Христа? Любое учение должно содержать ядро, сердцевину, то, с чего начинается весь дальнейший дискурс. Невозможно иметь учение о том, о сем, о пятом, десятом, и при этом все это иметь в разрозненном виде. Так в чем, собственно, состоит учение Христа, не разодранное на различные морализаторские поучения?


Христос, как мы читаем в евангелиях, постоянно «нарывается на спор» (из споров, из ответов Его фарисеям, в основном и сложили что-то навроде учения), у Иоанна эти споры даются прямо в виде диалогов, у прочих евангелистов большей частью — отголоски споров, некоторые пафосные изречения без начала и без конца, выдранные, вероятно, из каких-то записанных и утерянных логий. Кто-то что-то вспомнил, где-то старожилы постарались вспомнить, но в любом случае пафос выдает отрывок из какого-либо спора даже в таком надерганном виде. Что Христа «заводило»? То, что Его не признают за Бога — Второе Лицо Троицы, а Он ногами топает, и говорит, Второе Я лицо, а кто не верит, тот в ад пойдет — так, что ли? Упрощенно все к этому и сводится, если почитать даже святых отцов. Вот, мол, какие безумцы были, не признавали, не то, что мы — признали. Достаточно было почитать, и все сразу стало ясно. А эти даже живьем не могли разобраться. Раз видят чудо, должны сразу понимать: вот он — Бог.

 

Второе лицо. И сразу начать поклоняться правильно.


Ответ Церкви на сей счет, то, каким он в итоге получился, складывался параллельно развитию догматического учения. Сперва люди жили деятельным ожиданием наступления Царства Божия, эпохи, когда все будет по-честному: зло, угнетение, несправедливость отступят, миропорядок обретет, наконец, свое исконное качество, «правление» вернется к Богу, будучи отобранным у дьявола и его тутошних прислужников, восторжествует правда. Выражение «Сын Божий» не имело четких догматических определений и понималось довольно широко и просто: как имеющий право говорить от лица Бога. Не просто транслировать волю как пророк, а иметь все полномочия не только говорить, но и поступки свои считать соразмерными тому, как поступает Бог. Вопрос совсем не ставился — насколько масштабно может действовать Сын Божий, лишь — насколько соответственно. Споры Христа с законниками так и понимались, что Христос добивается от назвавших себя служителями соответствия пожеланиям Бога, а не того, как они эти пожелания истолковали снова в пользу неправде и злу.


Миссия Христа оттого вызвала такой огромный отклик, что образ Бога, который Христос явил, оказался очень понятным и отзывчивым, он словно бы вернулся из детских воспоминаний человечества, узнался. С образа Бога стряхнулась шелуха капризного властителя, наступило «примирение» человека с Богом, как выражался апостол Павел. Бог, оказывается, тоже страдает от всего этого свинства и просит от людей деятельного участия в содействии для утверждения победы добра над злом. Рефлексия, что Бога надо ублажать всяческими театральными представлениями, отступала.

 

Труднее всего было с рефлексами религиозного самоконтроля, которые изживались сложнее всего. Регламент «безгрешной» жизни зависит не от внешних установок «можно-нельзя», а от чистоты намерений, от соизмерении их на соответствие добру.


Божественной физикой и математикой самые грамотные заинтересовались только веку к третьему, а к четвертому уже разошлись вовсю. Уравнение сразу стали составлять с неизвестными, и первой неизвестной стала «природа Бога». Судя по написанному, никто не удосужился хоть как-то определить словами, что это такое, она сразу же была включена в уравнение. Есть в Христе эта «природа Бога» или ее нет. Другими неизвестными стали «природа человека» и «личность» («ипостась»). Вот с уравнения с этими тремя неизвестными, где одна неизвестная неизвестнее других, и началось все то, что позже назвали «догматическим богословием». Там позже подключались и другие неизвестные — воля, энергия, уравнение становилось все более сложным и вычурным, так что Христос в итоге сделался очень сложной формулой, равной «природа Бога» плюс «природа человека» плюс «ипостась» и там еще воли с энергиями, и Бог знает еще что, одним словом, красиво смотрелось, но не решалось, так на него в итоге и плюнули, анафемствовав всех, кто в уравнение по каким-то причинам не верил и составлял другие, не менее интересные уравнения.


С природой же Бога обошлись самым суровым образом. И тут мы возвращаемся к нашему вопросу. Миссия Христа, по слову апостола Иоанна, была в том, чтобы явить природу Бога. Но не для того, чтобы ей похвастаться, вот, мол, у меня есть, а у вас нет. Возвращение утраченного образа Бога составляло суть Его проповеди, звучавшей и в словах и поступках. Любой поступок можно истолковать по-разному — требуются слова от первого лица, чтобы не было кривотолков. И любые слова можно объяснить самым извращенным способом — для этого нужны соответственные поступки, толкующие слова однозначно. Ведь по большому счету доказать что-либо в таких вот «мировоззренческих» вопросах все равно ничего нельзя. Человек, люди будут строить дискурс своей жизни, исходя из своей веры в то, как этот мир устроен. Либо он продукт исполнения случайности, либо изделие суровой, капризной воли. Либо он основательно добр.


Миссия Христа сводилась к тому, что не доказать, а показать последнее. Мир не получился случайным образом, не создан взбалмошной, требовательной волей, а в основе своей — благ, и благо его понятно на самом простом уровне, без сложных толкований о высших, недоступных понятиях блага. Из того факта, что Христос Бога называет Отцом, а Себя Его Сыном, можно ведь сделать разные выводы. Начать, к примеру, с подсчета «природ». Не пытаясь даже объяснить себе, что это такое, приняться наделять их функциями, одна, мол, исключительно для исполнения чудес, а другая для всего остального. В конечном счете договориться до того, что вся миссия сводилась к тому, чтобы, вконец устыдив людей, научить их правильно поклоняться Троице, почитать иконы, блюсти помыслы, и все ради соответствия назначенному и ожидаемому от них нравственному идеалу. То есть перелить из пустого в порожнее, изменить форму взаимоотношений. А изменение формы, это ре-форма. Что делает Христа ре-форматором, хоть и с небывалыми прежде божественными полномочиями, но ре-форматором. Мол, не нравилось Отцу, как вы тут поклоняетесь, результат не тот, мораль хромает, отклоняется от задумки о человеке.


Боговедение всегда спотыкается о форму. Как оформить взаимоотношения. Отыскиваются профессионалы, которые находят, вычисляют, обычно, нужную форму, и все возвращается на круги своя. Следствие — то каким человек должен быть, то есть мораль — ставится прежде причины. Потому что профессионалы, роясь в книгах, больше ничего не находят. Лишь то, что надо не так, а вот так. А раз так, то можно догадаться, что надо еще и вот так. И так вот тоже. Этого не делать, и того также нельзя. Поэтому религиозная мораль всегда складывается беспричинной. Она составляется всегда случайным образом, фрагментарно, а причину уже после вычисляют из нее самой. И до смысла никогда не доходит. Боговедение неизбежно скатывается к поклонению Требовательному, Страшному Господину. Хоть именуй его «любящим отцом», хоть еще как, но сумма «богословия» рисует картинку довольно вздорного, нервного «деда», именуемого отчего-то притом еще и «бесстрастным». Вот такой «дед» Христу очень не нравился.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх