Лента новостей

08:57
Какова главная цель Турции в Сирии?
08:52
Порошенко решили «не резать»
08:50
Антироссийские политики опаснее русских
08:39
Андрей Ваджра: Последние дни западного мироустройства
08:38
За веру, царя и Отечество!
08:36
Кризис российского космоса: ни одного пуска в интересах государства на протяжении полугода
08:35
Сила интернета. Целевая аудитория – вся Россия
08:33
«Один я Д’Артаньян»: Коломойский вывалил компромат на Порошенко, Тимошенко и Саакашвили
08:30
Документальный фильм: «Почему я бездомный?»
08:29
Богатый бог-правитель, или Мифология и древний смысл богатства и скупости
08:28
Эксперт: легализация бэби-боксов равносильна легализации наркоторговли
00:00
Этот день в истории - 5 Декабра
23:50
Океанский исполин: как «Адмирал Кузнецов» опередил свое время
23:26
Обама пробует устроить ловушки для Трампа
23:22
Италия – новый эпицентр политического и финансового землетрясения в ЕС
23:21
Эрдоган предложил Путину отказаться от долларов в сделках России и Турции
23:20
В Узбекистане выбирают нового президента
23:20
Украина не может обойтись без угля из Донбасса
23:12
ОБСЕ на Донбассе: О чём молчит Александр Хуг
23:11
После пинка под Одессой украинские укро-«херои» отыгрались на арабских моряках. Пора вводить ЧФ на Дунай?
23:10
Украина отказалась выплачивать компенсацию за разворот самолета «Белавиа»
23:06
Немецкие бизнесмены планируют производить в Крыму масло и шланги
23:05
Сирийский город Эт-Талль полностью перешёл под контроль правительства
22:57
Die Welt: По масштабу миграции в ЕС конкурировать с украинцами могут только арабы
22:56
Антон Крылов: Идеология здорового человека
22:55
Вести недели с Дмитрием Киселевым от 04.12.16
22:54
В Крыму предупредили о риске обрушения возводимой Украиной вещательной вышки
22:39
Президент Польши назвал признание Киевом правды о Волыни условием для хороших отношений
22:38
Экватор боёв за Алеппо: сирийская армия на пути к Цитадели
22:27
Путин: Трамп быстро осознает новый уровень ответственности
22:25
Иран научился подделывать лучшие ракеты России
22:23
Сорок украинских Ан-148 нуждаются в дорабоктке из-за проблем с прочностью
19:47
Страх перед Путиным создает прогресс
19:39
Теневое ЦРУ предсказывает расцвет России
19:37
Сдержать русского медведя
19:33
Опасный обман по имени «президент Трамп»
19:31
Путин: риторика кардинально изменилась
19:27
Перебор с турками
19:23
Путин предлагает ЕС присоединиться к модели постсоветской интеграции
19:20
Конгресс ссорит Трампа с Россией
19:18
Продление наказания для легкоатлетов — пощечина для Путина
09:22
Музей Тавриды: «Украина хочет сорвать справедливое решение суда о скифском золоте»
09:22
Покушение на «святого Петра»
09:21
Шахматист Сергей Карякин рассказал, как относится к Гарри Каспарову
09:20
Турецкая мечта Чавушоглу
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Американская ловушка

Американская ловушка

Американская ловушкаСогласно американским официальным документам, глобальная система противоракетной обороны (ПРО) Соединенных Штатов Америки, включающая компоненты для обороны территории страны, регионов, театров военных действий и отдельных объектов, должна создаваться поэтапно, эволюционно. Архитектура системы (как промежуточная, так и конечная) еще не определена и существует только для ПРО начальных возможностей, развернутой к 2004 году. В 2014 году компания «Боинг» получила пятилетний контракт Агентства противоракетной обороны (АПРО) стоимостью 325 млн долл. на цикл работ, связанных с оптимизацией архитектуры глобальной системы ПРО (BMDS). 

Создается сеть систем и средств ПРО, которая будет адаптивной, живучей, финансово реализуемой, способной противостоять будущим угрозам. Все системы ПРО должны быть адаптивными (мобильными или транспортабельными, способными к быстрому развертыванию, обладать потенциалом к модернизации) и позволяющими компенсировать неточности в оценках угрозы. Для повышения адаптивности систем и повышения их возможностей по уничтожению баллистических ракет (БР) средней, промежуточной и межконтинентальной дальности на ранних участках полета должны быть оптимизированы к концу нынешнего десятилетия места дислокации средств наблюдения и поражения. 

По линии Агентства противоракетной обороны на работы в области ПРО в 2014 финансовом году было ассигновано 7,64 млрд долл., в 2015 финансовом году – 7,871 млрд долл. 

На 2016 финансовый год запрошено 8,127 млрд долл., на 2017-й – 7,801 млрд, на 2018-й – 7,338 млрд, на 2019-й – 7,26 млрд, а на 2020 год – 7,425 млрд долл. Всего же в течение 2016–2020 финансовых годов планируется израсходовать 37,951 млрд долл. 


Противоракетные перехватчики 

В настоящее время система ПРО территории США (Ground-based Midcourse Defense, GMD) включает 30 противоракет GBI (26 – в Форт-Грили, штат Аляска, и 4 – на авиабазе Ванденберг, штат Калифорния). К концу 2017 года должно быть завершено развертывание дополнительных 14 противоракет GBI в Форт-Грили. 

Министерство обороны США намерено создать на территории страны третий позиционный район с противоракетами GBI. Объявлено о начале экологической экспертизы четырех возможных районов развертывания. Ожидается, что экспертиза завершится в 2016 году, после чего будет принято решение о строительстве шахтных пусковых установок, пунктов управления и связи, а также вспомогательных объектов в одном из указанных районов. 

Продолжается развитие инфраструктуры ПРО. В Форт-Грили начаты работы по строительству заглубленного пункта управления пусками противоракет GBI, защищенного от ударной волны и электромагнитного импульса ядерного взрыва. Стоимость работ оценивается в 44,3 млн долл., срок готовности – март 2016 года. 

Основной упор в предстоящие годы будет делаться на поддержании и развитии ПРО территории США. Продолжатся испытания с целью оценки надежности и эффективности уже развернутых средств. Будут усовершенствованы программное обеспечение системы боевого управления и связи GMD, а также алгоритмы распознавания целей аппарата перехвата. Последний будет модернизирован: к 2020 году создан так называемый переработанный аппарат перехвата (Redesigned Kill Vehicle, RKV) модульного типа с более высокой надежностью, эффективностью и меньшей стоимостью. Будут модернизированы существующие ракеты-перехватчики GBI и созданы новые двуступенчатые. Большое внимание будет уделено повышению надежности и боеготовности ракет-перехватчиков, что должно позволить «бороться с большим числом угроз меньшим числом противоракет GBI». 

Совершенствуется система боевого управления и связи ПРО территории США. К 2017 году должна быть создана в Форте Драм, штат Нью-Йорк, а к 2020 году – усовершенствована вторая станция передачи данных системы связи с перехватчиком в полете (In-Flight Interceptor Communication System Data Terminal, IFICSTD). Это позволит поддерживать связь с противоракетами GBI на больших расстояниях и повысит эффективность обороны Восточного побережья США. 

В 2014 году проведены успешные испытания (FTG-06b) наземной ПРО территории США, в ходе которых заатмосферный аппарат перехвата перехватил цель в условиях противодействия. Целью проверки была демонстрация эффективности ракеты-перехватчика с расширенными возможностями GBI CE-II (Capability Enhancement II) против ракеты промежуточной дальности. В конце 2016 года должны состояться испытания FTG-15 с перехватом МБР впервые. Запланированы испытания двигателей системы управления и алгоритмов распознавания целей. 

В начале 2015 года Соединенные Штаты имели пять РЛС передового базирования AN/TPY-2 и четыре объединенные наземные тактические станции JTAGS, обеспечивающие передачу потребителям данных системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). 

В 2015 году должна быть развернута пятая батарея системы THAAD ( первая – в Форт Близ, вторая – на острове Гуам). Всего пока планируется иметь восемь батарей: три батареи – с пятой по восьмую – предполагается развернуть в 2015–2017 годы, примерно на два года раньше, чем планировалось. Всего к концу 2016 года будет на вооружении 203 противоракеты THAAD. До 2015 года проведено 11 испытаний ракеты-перехватчика THAAD, все признаны успешными. На 2015 год запланировано испытание FTT-18 с перехватом боеголовки ракеты промежуточной дальности. Ведется разработка системы ПРО THAAD 2.0, которая будет иметь значительно более высокие характеристики. 

Количество ЗРК «Пэтриот» (Patriot) предполагается оставить прежним: 15 батальонов с 60 батареями в своем составе. Принимается на вооружение улучшенный вариант противоракеты PAC-3 – PAC-3 MSE, имеющий большую дальность и способный бороться с более совершенными и сложными угрозами. Модернизированы РЛС ЗРК «Пэтриот» PAC-3 (до конфигурации 3), теперь они могут даже отличать пилотируемые ЛА от беспилотных, выявлять среди баллистических целей наиболее опасную. В 2017 году предполагается начать новую программу модернизации РЛС, которая будет иметь электронное сканирование луча, более широкие возможности по слежению за сложными и множественными целями, а также увеличенный радиус действия, более высокую живучесть, низкую стоимость, повышенную защищенность от РЭБ, повышенную оперативную готовность. 


Приоритет – прикрыть территорию США 

С октября 2012 по июнь 2014 года США провели в рамках работ по созданию систем и средств противоракетной обороны 14 испытаний (четыре с Израилем), что явно недостаточно, считают конгрессмены. Военные продолжают принимать на вооружение системы, не прошедшие достаточного количества испытаний и не способные противодействовать применению противником ложных целей и других контрмер. На 2015 финансовый год намечено проведение 12 летных испытаний, в том числе с перехватом имитатора боеголовки МБР (испытание FTG-06b). На 2016 финансовый год запланировано семь летных испытаний. 

Активно модернизируется система боевого управления и связи (СБУС) ПРО. Фирма «Нортроп Грумман» получила очередной опцион стоимостью 750 млн долл. к базовому 10-летнему контракту агентства ПРО на глобальную сетецентрическую СБУС. Общая стоимость контракта оценивается в 3,25 млрд долл. В числе основных модернизируемых объектов центральный командный пункт Пентагона вблизи Вашингтона (федеральный округ Колумбия), 100-я бригада Армии США (обслуживающая в том числе позиционные районы противоракет GBI), центр боевого управления ВВС в горе Шайенн (Колорадо-Спрингс, штат Колорадо), узлы связи ВМС в Дальгрене (штат Вирджиния) и центры обработки данных Агентства ПРО в Хантсвилле (штат Алабама). 

Компания «Локхид-Мартин» продолжает по заказу ВВС США работы по отладке и совершенствованию специального программного обеспечения, предназначенного для оперативного анализа глобальной воздушно-космической обстановки. Целью усилий является всесторонняя увязка воздушных ударов с активными и пассивными мерами защиты от баллистических и крылатых ракет, а также пилотируемой авиации противника. Так, например, в ходе реализации проекта DIAMOND Shield информация, поступающая из разных географических районов, информационных средств различного базирования и имеющая различный формат, обрабатывается на нескольких командных уровнях и обобщается в общую информационную картину. При этом наивысшим приоритетом пользуются ПРО и ПВО территории США, далее – прикрытие американских войск на ТВД, а затем – важных объектов стран-союзников. 

МО и Ассоциация оборонной промышленности США оценивают ход выполнения проекта создания инфракрасной системы наблюдения космического базирования SBIRS-High как весьма успешный. Система SBIRS должна заменить существующую космическую систему предупреждения о ракетном нападении DSP. На геостационарной и высоких эллиптических приполярных орбитах в настоящее время функционирует по два космических аппарата SBIRS (соответственно SBIRS GEO-1, -2 и SBIRS HEO-1, -2). Запуск следующих двух КА на геостационарную орбиту намечен на 2015 и 2016 годы. К 2019 году ожидается серьезная модернизация наземного компонента системы, должна быть увеличена пропускная способность каналов передачи данных и повышена оперативность управления группировкой. Предполагается, что к этому времени первые два аппарата выработают свой ресурс и будут заменены на два новых (SBIRS GEO-5 и -6). К запуску готовы также полезные нагрузки SBIRS HEO-3 и -4, которые будут размещаться на аппаратах космической разведки США по мере необходимости. 

Совершенствование космических средств наблюдения должно позволить расширить возможности по распознаванию целей системой ПРО территории США и в регионах. Осуществляемое развертывание средств космического базирования должно дать возможность «запускать противоракеты дистанционно», а в перспективе, например на этапе 3-го европейского поэтапного подхода (ЕПАП), «задействовать ракеты-перехватчики дистанционно». 

На орбите продолжают функционировать два экспериментальных КА STSS системы наблюдения и слежения ПРО, запущенные в 2009 году. Для космических аппаратов используются датчики, работающие в видимом и ИК-диапазонах длин волн, они активно участвуют в летных испытаниях элементов ПРО. 


Новые радары и датчики 

В бюджете АПРО на 2016 год большое внимание уделено созданию к 2020 году на Аляске крупноапертурной наземной РЛС Х-диапазона (Long Range Discrimination Radar, LRDR) с расширенными возможностями по распознаванию боеголовок; модернизации к 2010 году сети РЛС системы предупреждения о ракетном нападении UEWR (к 2017 году будет усовершенствована РЛС в Клире, к 2018-му – в Кейп Коде); совершенствованию сетецентрической архитектуры боевого управления и связи; обеспечению информационной безопасности; противодействию иностранным разведкам и особенно киберугрозам. РЛС LRDR должна расширить возможности ПРО территории США по распознаванию целей, летящих с тихоокеанского направления. 

Конгресс США рассматривает возможность модернизации существующей крупноапертурной РЛС Х-диапазона GBR-P (Ground-Based Radar – Prototype) и ее перемещения с атолла Кваджалейн на Восточное побережье США. 

РЛС морского базирования Х-диапазона SBX продолжает функционировать как высокоточный радар среднего участка траектории полета БР в ходе проведения летных испытаний, одной из целей которых является совершенствование алгоритмов распознавания целей. Указанная РЛС используется также в интересах Тихоокеанского командования и командования Североамериканского континента. 

Пентагон объявил о намерении развернуть стационарную РЛС СПРН типа AN/FPS-132 стоимостью 1,1 млрд долл. в Катаре. Подрядчиком выбрана фирма «Рейтеон». Дальность действия станции оценивается в 3–5 тыс. км, что в несколько раз превосходит расстояние до самой удаленной точки на территории Ирана. Предполагается, что станция будет иметь три полотна ФАР и обеспечивать обзор в секторе 360±. 

Важным направлением работ является включение РЛС AN/TPY-2 передового базирования в систему контроля космического пространства. Технические характеристики указанных РЛС позволяют осуществлять слежение за спутниками на орбите (и осуществлять, по-видимому, на них наведение), что было подтверждено, в частности, в ходе проведения в январе 2012 года соответствующего эксперимента, финансировавшегося космическим командованием ВВС. Согласно планам, в 2018 году сеть боевого управления и связи ПРО уже будет включать данные о движении объектов на орбитах. 

Большое внимание уделяется созданию моделей ПРО и моделированию, что позволяет экономить средства и оценивать эффективность систем в условиях, которые не могут быть воспроизведены. Продолжают разрабатываться более совершенные алгоритмы распознавания целей. 

Соединенные Штаты намерены укрепить свое доминирование в области ПРО, в том числе за счет более точной оценки угроз со стороны потенциальных противников. Будет разработана эффективная технология распознавания целей на любых ТВД, а также МБР, летящих в сторону США. 

АПРО намерено приступить к развертыванию датчиков, основанных на новых технологиях, после 2020 года. В частности, планируется создать новое поколение лазерной системы, размещаемой на беспилотных летательных аппаратах, стоящей гораздо меньше существующих систем ПРО и способной обнаруживать и следить за БР, а при определенных условиях – даже выводить их из строя. Применение указанных технологий может оказаться особенно эффективным на активном участке полета БР. Совместно с ВВС и Управлением перспективных исследований МО (DARPA) разрабатывается и проходит проверку технология масштабирования мощности лазерного излучения. В 2016 финансовом году пройдет испытания волоконно-оптический лазер мощностью 34 кВт, созданный в Массачусетском технологическом институте и позволяющий получать 1 кВт мощности на 1 кг веса. Заметные успехи достигнуты в Ливерморской национальной лаборатории, которая протестирует в 2016 году лазер на парах щелочных металлов с диодной накачкой мощностью 30 кВт. В качестве возможного носителя лазерных систем на авиабазе Эдвардс проходит летные испытания перспективный БЛА, уже продемонстрировавший возможность летать на высоте 16 км около 33 часов. 

Создается новый датчик для тактической многоспектральной системы целеуказания, размещаемой на БЛА MQ-9 «Риппер» (Reaper), что «обеспечит возможность точного слежения и распознавания целей на тысячи километров». 

Реализуется второй этап программы создания общей ступени перехвата (Common Kill Vehicle, CKV), включающей множество аппаратов перехвата, предназначенной для поражения целей за пределами атмосферы и призванной стать общей для новых двуступенчатых противоракет GBI, ракет-перехватчиков SM-3 Block IIB и противоракет следующего поколения THAAD. В рамках первого этапа были разработаны концепция и требования к аппарату перехвата RKV для противоракет GBI. К 2017 году планируется испытать алгоритмы управления аппаратами перехвата. 

Продолжается создание новейших технологий будущего. Агентство ПРО планирует финансировать разработку на конкурсной основе следующего поколения твердотопливной системы наведения и угловой стабилизации ступени перехвата, несущей несколько аппаратов перехвата. Кроме того, будет продолжено исследование возможности применения электромагнитной пушки для решения задач ПРО. 


Региональная оборона 

Высшим приоритетом остаются региональные системы ПРО для защиты войск США, их союзников и партнеров по коалициям. Продолжается создание и развертывание систем ПРО для защиты от ракет малой, средней и промежуточной дальности в интересах географических командований. 

В рамках Европейского поэтапного адаптивного подхода продолжает создаваться ПРО для защиты союзников и войск США в Европе. Параллельно реализуются второй и третий этапы ЕПАП. Осуществляется постепенное расширение площади защищаемой территории и наращивание возможностей по перехвату БР – от ракет малой и средней дальности на первом этапе (завершен в конце 2011 года) до БР промежуточной/межконтинентальной дальности на третьем (2018 год). Второй и третий этапы предусматривают создание в Румынии к 2015 году и в Польше к 2018 году наземных баз ПРО США, оснащенных соответственно противоракетами SM-3 Block IB и SM-3 Block IIA. 

На втором этапе должна быть модернизирована многофункциональная система управления оружием (МСУО) «Иджис» (Aegis) до версий 4.0 и 5.0. В зависимости от угроз в регионах ракеты-перехватчики SM-3 Block IB будут соответственно развертываться ВМС в глобальном масштабе. К концу 2016 финансового года всего должно быть закуплено с начала производства 209 указанных противоракет. 

Завершение четвертого этапа планировалось первоначально на 2020 год, но администрация отложила его выполнение на более поздний срок. Главной причиной переноса сроков (о ней никогда не говорилось в официальных заявлениях) являются, по-видимому, серьезные технические трудности на пути разработки принципиально новой ракеты-перехватчика SM-3 Block IIB (еще не определена до конца даже концепция будущей противоракеты) и аппарата перехвата (работы по нему только начались). Кроме того, выявилось несколько серьезных технических проблем: трудность распознавания ложных целей, сложность управления аппаратом перехвата на заключительном участке и др. 

3 октября 2013 года успешно прошли летные испытания FTM-22 с перехватом ракеты средней дальности, что позволило сделать заключение об эффективности МСУО «Иджис» версии 4.0 и ракет SM-3 Block-IB, и принять решение о запуске в производство последних. 15 января 2014 года успешно был проимитирован перехват указанными противоракетами трех БР средней дальности. 

АПРО продолжает осуществлять совместную разработку противоракеты SM-3 Block IIA с Японией и модернизировать МСУО «Иджис». В июне 2015 года прошли первые и успешные летные испытания ракеты-перехватчика. МСУО последней версии (5.1) будет сертифицирована в первом квартале 2018 года и устанавливаться на корабли и наземные комплексы. 

Увеличивается количество кораблей ПРО, к концу 2016 года их будет 35. Растет число кораблей, дислоцирующихся в акваториях различных регионов. В частности, в 2015 году завершится начавшийся в 2014 году перевод четырех крейсеров с системой ПРО в испанский порт Рота. 


Угрозы названы 

На саммите НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 года еще раз было подчеркнуто, что ПРО наряду с ядерными и обычными вооружениями является составляющей сдерживания. Главными источниками угроз названы КНДР и Иран. 

Североатлантический альянс активно проводит исследование возможных вариантов создания противоракетной обороны в Европе и путей ее интеграции с американской системой ПРО. Деятельность НАТО в области ПРО осуществляется в двух направлениях: во-первых, создание к 2018 году в рамках программы ALTBMD активной эшелонированной системы ПРО ТВД для защиты сил блока от ракет малого и среднего радиуса действия (страны предоставляют средства обнаружения и поражения, НАТО – систему боевого управления и связи, интегрирует все в систему систем); во-вторых – строительство противоракетной обороны (так называемой ПРО НАТО), обеспечивающей защиту территории, населения и сил европейских стран НАТО. Согласно принятым решениям, ПРО НАТО должна стать результатом выполнения расширенной программы ALTBMD. 

Одновременно с указанными программами альянс развивает и концепцию формирования интегрированной ПВО-ПРО НАТО, в которую составной частью должна войти ПРО НАТО. 

В соответствии с принятым американской администрацией поэтапным адаптивным подходом к созданию ПРО в регионах, развертывание противоракетной обороны в АТР должно идти аналогично созданию ПРО в Европе: развитие национальных систем, объединение их и включение составной частью в глобальную ПРО США. Наиболее тесно Соединенные Штаты сотрудничают в области ПРО в АТР с Японией, Южной Кореей, Тайванем и Австралией. 

В конце 2014 года США имели несколько батарей «Пэтриот» с противоракетами PAC-3 в Японии и Республике Корея, 2 РЛС AN/TPY-2 в Японии, 16 кораблей с системой ПРО «Иджис» в зоне АТР, батарею THAAD на острове Гуам. РЛС AN/TPY-2 призваны укрепить региональную оборону, «безопасность Японии, американских сил передового базирования и территории США от угрозы северокорейских баллистических ракет». 

США намерены развернуть в Южной Корее противоракетные комплексы THAAD, уже проинспектированы возможные места дислокации. Китай уже выразил свою озабоченность. 

МО США активно использует в своих целях данные австралийской загоризонтной радиолокационной сети JORN, позволяющей обнаруживать и следить за морскими и воздушными объектами на дальностях до 3 тыс. км и высотах до 1 тыс. км. 

Соединенные Штаты намерены создать в зоне Персидского залива «кооперативную» ПРО. Бывший глава Пентагона Чак Хейгел предлагал Бахрейну, Катару, Кувейту, Объединенным Арабским Эмиратам, Оману и Саудовской Аравии совместно финансировать развертывание американских средств ПРО в Персидском заливе. По его мнению, примером подобного сотрудничества может служить ПРО НАТО. Как известно, каждое из указанных государств покупало или продолжает приобретать у США системы ПРО/ПВО и необходимые для них РЛС. Причем в наибольших масштабах – Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия. 

В ближневосточной зоне в качестве элементов глобальной ПРО Соединенные Штаты уже могут использоваться радары AN/TPY-2 в Израиле и Турции, корабли с системой ПРО «Иджис» в прилегающих морях, а также в перспективе противоракетные комплексы THAAD с РЛС AN/TPY-2, поставляемые в страны Персидского залива. 

Соединенные Штаты пытаются использовать технологии, разработанные Израилем в рамках таких программ, как «Праща Давида» (David's Sling), «Железный купол» (Iron Dome), «Перехватчик верхнего эшелона» (Upper Tier Interceptor) и ракета-перехватчик «Эрроу» (Arrow), в своих интересах. Осуществляются закупки противоракетных средств, в частности РЛС и других компонентов системы «Железный купол». 

Таким образом, США, привлекая страны НАТО, своих партнеров и друзей в различных регионах мира, объединяя в общую сеть средства обнаружения, слежения, поражения, командования и управления, фактически строят единую воздушно-космическую оборону, способную решать в перспективе в глобальном масштабе как задачи ПВО-ПРО, так и противокосмической обороны. 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх