Лента новостей

22:59
Украинцы возмутились переводом речи Порошенко в ООН на русский: Это вообще президент Украины?
22:55
«Курва должна сидеть на цепи»
22:53
Путин в «Яндексе»: президент впервые посетил офис главной российской IT-компании
22:51
Перспективная схватка США и России
22:50
Очередная дурь киевских властей
22:16
Сын Хрущева рассказал о единственном способе для Украины отобрать Крым у России
22:15
Угроза «белого экстремизма»: в Германии мигранты изнасиловали ещё одну девушку
22:14
Дадут ли США ещё один шанс Порошенко?
22:11
Наш сосед Намбия
22:09
Истерикой Трампа удовлетворён
22:07
Двойное дно американской щедрости: как Роскомнадзор разоблачил махинации Google в России
22:05
Посольство США решило поиздеваться над гражданами РФ
22:05
Под перекрестным огнем Дейр-эз-Зора: американцы провели «красную черту» России
22:03
Хроники маразма: Украина обяжет российских артистов получать разрешение СБУ на гастроли в Крыму
22:01
Турецкие СМИ в восторге от способности российских С-400 сбивать «высокотехнологичные» самолеты США
22:00
Место встречи: Порошенко: моя борьба, 21.09.17
21:58
Вспомнил В-2 – прослезился: генерал армии США с «осторожным оптимизмом» оценил секретный проект B-21
17:24
В России возрождаются аэропланы
17:22
Украина выплатила России 1,16 млн. фунтов стерлингов судебных издержек по делу о госдолге
17:21
Прибалты опять просят о помощи: NATO тут как тут…
17:20
Песков заявил о неприемлемости термина «страна-агрессор» в адрес России
17:19
Мегазрада: Украинская вышка на Чонгаре стала вещать российское радио
17:16
Государство отказалось делиться с россиянами нефтегазовыми доходами
17:15
National Interest: Американская армия оказалась бессильной против русского оружия
17:15
Поучительная история создания одного из предков «Томагавка»
17:14
Почему сбить ракету КНДР почти невозможно
15:11
Успеют ли военные городки подготовиться к холодам?
13:48
Бывший канцлер Германии: Ни один российский президент не выведет Крым из состава страны
13:47
Редкая экспозиция: в Крыму обнаружили более ста золотых скифских украшений
13:47
Глобалисты готовят победу Меркель на выборах
13:46
Российские «младогубернаторы»: новый губернаторский корпус рассказал Путину о своих планах
13:42
Витязь в козлиной шкуре
13:40
Главный секрет русских хакеров
13:37
Я уже давно ничему не удивляюсь. 80-е, 90-е и нулевые в России глазами иностранца
13:25
Трамп победил Уолл-Стрит: провозглашен курс на изъятие долларов
13:24
Рекс Тиллерсон в тисках гегемонов: Госдеп США придерживается фундаментальной политики
13:24
Неизведанная Африка: или как Трамп страны выдумывал
13:13
В Сирии произошли некоторые странные вещи
10:24
Стыдно!
10:20
Кто «минирует» Россию
10:19
Эксперименты продолжаются: Путчисты «декоммунизировали» стандарты качества
10:18
Операция «Возмездие»: ВКС РФ жестоко отомстили за атаку на российских военных, уничтожив ряд главарей «Аль-Каиды» в Идлибе и Хаме
10:17
NI: Как американский флот планирует сокрушить Китай и Россию на море
10:14
Почему США оставят Порошенко без обеда и «Джавелинов»
10:13
Миллионы украинских туристов едут в Россию
Все новости

Архив публикаций

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 


» » Какова вероятность ядерной войны с Россией? ("Vox", США)

Какова вероятность ядерной войны с Россией? ("Vox", США)

Какова вероятность ядерной войны с Россией?Почти всю весну меня мучил вопрос: могут ли Соединенные Штаты и Россия начать войну, причем даже ядерную? Впервые я услышал такого рода опасения в конце 2014 года вскоре после тайного вторжения России на территорию восточной Украины, и когда ее вооруженные силы начали осуществлять беспокоящие действия против соседних стран-членов НАТО, защищать которые США обязаны согласно свои договорным обязательствам. 

Из бесед с аналитиками и политическими руководителями я понял, что все большее количество людей в США, Западной Европе и в России сегодня снова предупреждают о превращении войны в реальную возможность. Они сравнивают сегодняшнюю Европу с Европой накануне Первой мировой войны. Если война начнется, утверждают эти люди, последние изменения в российском ядерном мышлении вполне могут перевести ее в ядерную плоскость. 

На прошлой неделе была опубликована моя длинная статья, в которой я изложил эти угрозы, написал, как они возникли, и что может произойти. Но на один вопрос я так и не смог дать удовлетворительный ответ: насколько все это вероятно? 

Среди моих источников я обнаружил превалирующее мнение о том, что мир намного вероятнее войны. Во всех сценариях возникновения войны присутствует несколько накладывающихся друг на друга событий, таких как приграничные провокации и случайные столкновения авиации в воздухе. Но мои собеседники подчеркивали, что хотя война крайне маловероятна, шансы на ее возникновение больше не являются ничтожно малыми, и они достаточно реальны для того, чтобы мир начал воспринимать их всерьез и реагировать соответствующим образом.

«Есть такое ощущение, что война больше не является чем-то невозможным, — сказал мне информированный российский аналитик Федор Лукьянов, рассказывая о растущей обеспокоенности в рядах московской внешнеполитической элиты. — Вопрос, который пару лет назад был абсолютно невозможен — может ли произойти война, настоящая война — сегодня вернулся. Люди задают его». 

Оценки Лукьянова были похожи на то, что я услышал, готовя материал для статьи. Ощущения, вопросы, опасения, нависающие на заднем фоне подобно грозовой туче. Но ни он, ни кто-то другой из числа моих собеседников не смогли сказать наверняка и точно, насколько вероятна война. Вероятность ее начала действительно велика, раз люди начинают беспокоиться и думать об этом всерьез, но насколько точно, этого не мог определить никто.

Это не удовлетворило политолога Джея Ульфельдера (Jay Ulfelder), специализирующегося на политических прогнозах и нестабильности, и ведущего великолепный блог. Он организовал социологический опрос с двумя вопросами, проведя его в двух экспертных сообществах политологов в режиме онлайн. Сначала он попросил респондентов оценить шансы на начало войны между США и Россией в предстоящие четыре с половиной года. Второй вопрос звучал так: каковы в случае возникновения конфликта шансы на то, что одна или обе стороны применят ядерное оружие

Ульфельдер взял первые 100 ответов и подверг их статистическому анализу. Вот совокупный вывод из того, что он выяснил:

Вероятность войны: 11%
Вероятность применения одной или обеими сторонами ядерного оружия в случае начала войны: 18%
Вероятность ядерной войны между США и Россией: 2%

Ульфельдер предупреждает, что его опрос не отличается особой научностью (позднее в своем письме он назвал его допотопным), и что большой веры ему быть не должно. Вместе с тем, он отмечает, что результаты опроса примерно совпадают с выводами гораздо более скрупулезного социологического исследования William & Mary, проведенного в 2014 году, когда двум с лишним тысячам экспертов был задан вопрос о вероятности войны. 

Никто из моих собеседников не отважился давать количественные оценки, однако данные проведенных опросов в целом совпадают с теми ощущениями, которые я вынес из разговоров с этими людьми. В итоге получилось, что выводы William & Mary, Ульфельдера и мои собственные примерно одинаковы. Конечно, их нельзя назвать окончательными, ибо невозможно сделать окончательную оценку по такому сложному и многовекторному вопросу как непреднамеренная эскалация, ведущая к большой межгосударственной войне. Но постоянство данных говорит о том, что в этом что-то есть.

Что же означают эти цифры? Много ли это: 11-процентная вероятность войны и двухпроцентная вероятность ядерной войны? С одной стороны, вроде бы мало — один шанс из 50 на возникновение ядерной войны. А с другой, шансы значительно выше, чем по другим вещам, которые мы считаем серьезными угрозами. Скажем, шансов погибнуть в автомобильной аварии у нас вдвое меньше. А если вести речь о ядерной войне между двумя великими ядерными державами, то и два процента это очень и очень много. 

Глядя на эти цифры, я вспомнил формулу, с которой уже в первую неделю учебы знакомится каждый студент, изучающий международные отношения: угроза равна намерению, помноженному на возможности. Иными словами, чтобы понять степень угрозы, надо намерение навредить вам умножить на способность навредить вам. 

Но в случайной эскалации, способной привести к ядерной войне, нет такого понятия как намерение. Однако двухроцентную вероятность войны вы можете назвать намерением. Цифра невелика, но если помножить ее на потенциал крупной ядерной войны, который исчисляется миллионами погибших, а может и буквально привести к концу света, то она покажется более существенной. А мне она кажется тревожной.

Макс Фишер (Max Fisher)
"Vox", США
 





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх