Лента новостей

22:58
Декабрь 41-го. Спасти Москву
22:48
Минобороны РФ бьёт рекорды продаж
22:44
Как Америка и Канада Арктику поделили
22:41
Монтян: Украину разорвут поляки, венгры и румыны
22:40
Меркель всё ближе к Горбачёву
22:40
Что десантные корабли США делают у берегов Сирии
22:38
Как еще можно «потерять» палубник: типы аварий на авианосцах
22:30
«Светлана» подвела летчиков во второй раз
22:28
Детонационные двигатели заменят ядро газотурбинных
22:27
Американцы усиливают флот рядом с Сирией
19:53
Счастлива ли ты, Россия?
19:50
В наш монастырь со своим «Евровидением» не ходят!
19:49
Удар по Авакову: компромат с Майдана используют для досрочных выборов в Раду
19:45
Хуже, чем в Алеппо: почему беженцы отказываются жить на Украине
19:42
Ночь над ЕС: удар в Италии, пат в Австрии
19:41
Будет ли Порошенко стёрт до нуля
19:40
Порошенко подписал собственный «пакт Молотова-Риббентропа»
19:34
История Кэтрин Энгелбрэхт. Как давят инакомыслящих в США
19:32
Друзья боевиков на трибуне ООН: Москва поставит вето на резолюцию Запада по Алеппо
19:31
Немецкие СМИ обратили внимание на неадекватное поведение Порошенко
19:15
«Я ценю в России ее дух»: оперная звезда Хосе Каррерас в восторге от России
19:13
Донбасский счёт
19:06
Эксперт: коррупционные скандалы во власти уже не удивляют украинцев
19:04
Крупное ДТП с детьми в Югре: в больнице остаются 19 человек
19:01
Замглавреда Spectator объяснил, почему люди больше не верят западным СМИ
18:56
Игра с ядерным огнем: циничные заявления США
18:56
Чем крах референдума в Италии обернется для ЕС
18:55
Прибалтика – жизнь при свечах
18:53
Российская военная-медик погибла при обстреле госпиталя в Алеппо
18:51
Порошенко открыл телевышку на горе Карачун для вещания на территорию ДНР
18:48
Ставки растут: что стоит за попыткой Киева заставить «Газпром» платить
18:47
Трамп сознательно идет на конфронтацию с Китаем
18:47
Почему опять упал «Прогресс»
18:46
Антонов просит $703,2 млн у правительства Украины, чтобы выжить
18:44
На «Адмирале Кузнецове» разбился второй истребитель. Кто виноват?
18:42
Тартус примет большой десантный корабль «Георгий Победоносец»
17:00
Настоящей головной болью Дональда Трампа является российский ядерный арсенал
16:59
Иран снова под ударом?
16:58
Юрий Селиванов: И опыт – сын ошибок трудных
16:57
Виктор Муженко: наша армия — она настоящая, не бутафорская
16:55
В Сирии в результате обстрела госпиталя погибли российские медики
16:54
ЛНР: ВСУ перебросили в Донбасс иностранных наёмников и новую технику
16:53
Взаимосвязь между испытаниями С-300ПС близ Крыма, заявлениями Турчинова и реальной ситуацией на Донбассе
16:43
Ynet: Хаос в воздухе из-за российского авианосца
16:39
В Мосуле ликвидировали министра нефти ИГ
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Репортаж из Донбасса: «Ополчение ждет приказа на наступление…»

Репортаж из Донбасса: «Ополчение ждет приказа на наступление…»

Живя в Донбассе, к перемирию относишься не то, чтобы скептически, но с изрядной долей сарказма. Да, в целом по линии фронта стрелять стали меньше на порядок. Да, никакие батальонно-тактические группы в наступление не ходят. Но (!) не было ни одной ночи, чтобы не работали как минимум 120-мм минометы. Гаубицы тоже — дело обычное. Бывает, что в контрбатарейной стрельбе поучаствует и «Град», запустив пакет из 40 «гостинцев». Например, в Донецке обычно «обмен любезностями» происходит в промежутке с 22.00 до полуночи.

 

Дорога в мятежные республики для находящегося в списках «Миротворца» лежит через Россию. В моем случае это был Ростов-на-Дону.

 

Репортаж из Донбасса: «Ополчение ждет приказа на наступление…»

Молодые и старые, как правило – бородатые – ополченцы на блок-постах обращают внимание только на «наличие отсутствия» оружия в машине и прописку (иногда) на оккупированной территории. По какой-то странной причине просят не фотографировать на блок-постах и не пользоваться телефоном.

 

Нет, теоретически понять можно – военный объект, GPS-позиционирование… Но с точки зрения профессионала – глупость. Навигаторы в автомобилях работают постоянно и у всех. Точно так же, как и видеорегистраторы. Так что никаких проблем для разведки противника нет. Скорее это уже чисто психологическое.

image_big_77995

Куда как более оправдан неформальный запрет фотографировать людей в форме. Хочешь сфотографировать – спроси разрешения – через раз тебе его дадут.

 

И дело тут вовсе не в мифических русских войсках, которые шифруются (кстати, масок на лицах никто не носит), а в том, что до 10 тыс. ополченцев (точный учет никто не вел) приехали воевать с нацистами из контролируемых хунтой населенных пунктов и лицо на фото может выйти боком их родным и близким.

 

В апреле среди 16 выданных хунтой пленных были три матери ополченцев, арестованных именно за то, что сыновья воюют против нацистов.

Долго ли, коротко ли, но мы подъехали к пропускному пункту Успенка, официально в России именуемому Матвеев Курган. Километров за 10 показался хвост огромной очереди из сотен фур, между которыми приткнулись крошечные на их фоне «ГАЗели» и прочая мелочь, самые разнокалиберные автобусы от ПАЗиков до огромных «Неопланов».

 

Ничего, за час управились. Вполне демократичный осмотр ручной клади, дотошные вопросы по поводу паспорта (где, кем, когда…) идентификация личности и «Прощай, Россия». Через пару сотен метров – уже ополченцы проверяют документы.

 

Шмотки их не интересуют – в этом они явно доверяют русским коллегам. Зато паспорт… «Пройдемте», — сказали, увидев мой, украинский. За углом нас поджидали представители местной спецслужбы. Вопросы были ожидаемы и касались только одного – факта выдачи паспорта и прописки на оккупированной территории.

 

В конце концов прозвучал логичный вопрос: «А почему Вы из дому не приехали сюда напрямую?». После получения ожидаемого ответа: «Потому что ТУДА я могу вернуться только на танке», нам вежливо разрешили проследовать к ожидавшей нас машине.

 

Пулевые отверстия на Успенке, еще прошлогодние, я фотографировать не стал – их и без нас снимали все, кому не лень. А вот немедленно по прибытию в Донецк решил разыскать принтер и распечатать ориентировку с сайта «Миротворец» о себе любимом.

 

Опережая события – я так и сделал этим же вечером – сэкономив себе во время поездок по прифронтовой и фронтовой зоне массу времени. При всех последующих проверках смотрели не на выданные правительством ДНР пропуска и разрешения, а сличали физиономию на распечатке с оригиналом.

 

Мог ли я подумать шесть лет назад, вставляя в Живом Журнале свое фото, что обычная аватарка станет лучшей рекомендацией и идентификатором, чем паспорт и прочие документы, которыми я запасся в поездку?!

 

Здесь будет уместно вспомнить историю, предшествующую поездке. Моей коллеге взбрело в голову, что нужно купить берцы, камуфляж, а ребята обещали подвезти бронежилет, «и надо еще найти каску». Тогда же договорилась об интервью с одним из ярких представителей «российско-сепаратистких войск», как их любят именовать в Киеве подконтрольные хунте СМИ.

 

«Русскому террористу» оказалось хорошо за 40. Подтянутый спортивный мужик с хорошо выраженными повадками спеца, за 15 минут объяснил, что камуфляж, бронежилет и надписи «Пресса» где только можно сделают ее разве что желанной мишенью для снайпера, но никак не сберегут здоровье.

image_big_78141

И мы, без бронежилетов и шума, тихо въехали на территорию мятежной республики. Наша дорога лежала в Донецк. Где мы воочию убедились, что ни о каком перемирии не идет и речи.

 

Что касается столицы ДНР, то наблюдатели ОБСЕ «наблюдают» всё это из центра города, из своих номеров. Если, конечно, не гуляют в ресторанах и/или иных злачных местах, мне неизвестных. Но никогда их белые джипы не срывались после начала обстрела и не неслись сломя голову документально фиксировать нарушения.

 

Бог их знает, сколько людей и из каких разведок курируют деятелей из этой конторы, но командиры частей, которые держат линию фронта и прифронтовые территории, много раз рассказывали о том, чем занимаются эти деятели.

 

Бывало, что снимали после визита ОБСЕ маячки. Бывало – не снимали. И после отъезда «наблюдателей» получали залп-другой гаубичной батареи как раз по тем местам расположения ополченцев, откуда только что убыло ОБСЕ.

 

А бывает и иначе. Командир одного из полков ЛНР, наученный горьким опытом, прямо от блок-поста на въезде отправлял за ОБСЕ-шниками машину негласного сопровождения. И дважды его бойцы фиксировали, что приезжают, скажем, 10 человек, а уезжают 9.

 

Отставшего ловили и после недолгих сказок о том, что я местный, засланный казачок плавно переходил к версии «Меня подвезли добрые дяди из ОБСЕ», а заканчивалось все требованием вернуть его международным наблюдателям. Возвращали. В багажнике отвозили и вываливали: «Забирайте ваше чадо, гости дорогие. И больше не забывайте – следующий раз заблудится и не вернется».

 

Так что если у кого и были иллюзии о беспристрастности и миротворческой миссии, то давно все вышли.

 

По обстановке. С «той» стороны фронта вблизи Донецка никто особенно соблюдением отвода крупнокалиберной артиллерии и танков не заморачивается. Видимо, в силу того, что наблюдатели ОБСЕ лояльнее относятся к хунте.

 

Как сообщают мои товарищи из близлежащих к Донецку сел, контролируемых войсками хунты, «Днем трах-бах. По ночам полноценные стрелковые бои, плюс танки и минометы, реже самоходы. Вчера весь вечер Абакумова утюжили. А ночью Марьинка гудела».

 

Из другого населенного пункта шлют весточку: «Участились взрывы в тихих ранее районах. Там, где войска ДНР не могут быть по определению. Что это, маневры ВСУ, диверсии, партизаны, утилизация свидомых или неразорвавшихся БК? Фиг поймешь. Сегодня ночью не шибко громко было. Но техника моталась, включая танки. И, кстати, с утра праздношатающихся солдат не густо, только заправщики снуют».

 

image_big_78174

Всюду, где приходилось бывать, спрашивал об иностранных гражданах, воюющих в составе юкки (так янки именуют любых вооруженных лиц и части, воюющие на стороне хунты — от UK).

 

Дважды командиры армии ДНР рассказывали о поляках. Один раз их взяли при контратаке. Тогда пытались отбить группу ополченцев, попавшую в засаду. Отбили изуродованные трупы. Зачем так измываться над рядовыми бойцами, которые по определению не знают никаких военных секретов, нормальному человеку понять невозможно. Когда на место добрался взводный, допрашивать было уже некого – у одного из бойцов не выдержали нервы.

 

Второй раз живыми взяли несколько поляков. И даже передали в Луганск. Отчего и почему информация об этом засекречена – бог и высшее командование знают. От плененных ляхов остались только трофеи, однозначно указывающие на их национальную принадлежность. Подробно описывать их не буду – вдруг командование сочтет это нарушением чего-то-там и накажет командира. Так что о нем тоже промолчу.

 

Спрашивал об иностранцах и жителей прифронтовой полосы со стороны юкки. Вот что они рассказывают: «Грузинов не видел у нас, я имею в виду, в форме ВСУ. А амеры иногда похаживают. Лично парочку видал. Шли, базарили на своей мове.

 

Их мырыканський акцент ни с чем не перепутаешь – приходилось пересекаться в еще мирной жизни. Ходили, осматривались по улицам, без оружия и шибко веселые, в песочной форме, все с иголочки, как на параде. Уж кто они там – командиры, советники, инструкторы, контролеры или боевики – врать не буду. Но они есть».

 

Из соседнего населенного пункта рассказывает девушка: «Так что есть тут наемнички, а вернее были и никуда не девались еще с прошлого лета. Правда, увидеть их сложнее. Не то что бы они прятались, но их всего несколько десятков.

 

Ходят по двое, кто говорил, что и троих видел сразу. Но не больше. С обычными вояками они на улице не общаются, вроде даже как-то брезгуют ими. К местным не пристают, в очереди за водкой не стоят, наши б… сами к ним ходят.

 

Вернее, потаскухи местные сами водят их на личные хаты (видел бы ты тех проституток, затрапезные, опустившиеся, что и бомжи ими побрезговали бы. А теперь по моде одеты шалавы. А я все гадала, но не могли простые вояки им столько бабла на шмотки отвесить, а оно вон оно чо!).

 

Где живут постоянно, не в курсе. И не надо думать – тут не бабские разборки. У нас городок маленький, все друг друга знают. Та же Анька как пошла после школы по рукам, так и докатилась. Я с ней и раньше-то не очень, типа «Привет-пока», а теперь и никто с ними не общается, с подстилками убогими».

image_big_77993Удалось побеседовать с «террористом» с позывным Контур, имевшим отношение к дебальцевской операции, в которой с украинской стороны было немало именно юкки.

 

«Как я могу быть равнодушным к происходящему, если много лет жил на Украине? — рассуждает он. — Я проходил в парадном расчете по Крещатику на День Победы в 80-х. Это родная для меня земля.

Ведь если бы во время развала Союза я служил на Украине, был бы сегодня гражданином Украины. Тогда ведь всех, кто на момент распада оказался на Украине, объявили гражданами этой страны. Точно так же было и с украинцами, оказавшимися в России.

 

Миллионы людей получили паспорта вне зависимости от того, кем они себя считали. Да и тогда никто и помыслить не мог, что Украина будет отгораживаться от России торговыми барьерами, строить границу, вставлять палки в колеса любому сближению и даже время из принципа переводить, чтобы не совпадало с московским… Нет, это моя земля. И я не мог остаться равнодушным к тому, что ее захватили бандеровские наци».

 

Рассказал Контур о том, как после разгрома Дебальцевского котла разминировал город и общие впечатления от проведенной операции. С точки зрения сапера, юкки воевать не умеют и не хотят. При этом к ним ни в коем случае нельзя подходить с позиции «шапками закидаем» – хватает у противника грамотных специалистов по минно-взрывному делу.

 

И хотя в целом оборона Дебальцево не была должным образом оборудована инженерными заграждениями, встречались участки дистанционного минирования, нигде и никем не обозначенные минные поля (Контур встречал многочисленные подрывы беспорядочно отходивших юкки на собственных минах), вполне профессионально поставленные ловушки на танкоопасных направлениях, дорогах, отдельных объектах в том же Углегорске.

 

Контур, как и все реально участвовавшие в операции люди, рассказал о том, что ни о каком организованном отступлении и речи не было. Юкки уходили хаотично и беспорядочно, по разным направлениям. Захлопнувшаяся крышка на трассе и второстепенных дорогах вовсе не означала сплошного кольца окружения.

 

Да его и быть не могло в условиях, когда в операции участвовало всего 4-5 тысяч человек. Это идет вразрез со всеми наставлениями по военному делу, но реально наступающие ополченцы уступали юкки на момент начала операции в численности раза в полтора. И уж никак невозможно организовать сплошное кольцо окружения территории в тысячу с лишним квадратных километров.

 

Учитывая, что в Дебальцевском котле оказались около 8 тысяч солдат самой разной подчиненности (МВД и Нацгвардия, ВСУ и какие-то части спецназа, даже ГАИ, отряды правосеков и ОУН, чеченский батальон Дудаева, которые вообще никому не подчинены), с первых же дней начался исход. Даже не так – ИСХОД.

 

То одно, то другое подразделение снималось и, преимущественно ночью, отходило. В результате образовывались дыры в обороне, куда сразу проникали передовые отряды ополченцев. Именно поэтому уже через несколько дней оказалось возможным дойти даже до горотдела милиции и разгромить его.

 

Мало того, Контур со смехом рассказывал, что разведгруппы ополченцев каждую ночь шастали по городу и окрестностям, разрисовывая технику противника своими эмблемами и надписями с наилучшими пожеланиями. А так как это носило массовый характер и безнаказанно продолжалось каждую ночь, эффект оказался потрясающим, и бегство целых подразделений стало массовым.

 

Как пояснил Контур, подавляющее большинство юкки не готово к контактному бою, и быстрый захват Дебальцево стал возможен именно потому, что как только те или иные части оказывались без артиллерийско-минометного и танкового прикрытия, как только бой начинал переходить к стрелковой фазе на близких дистанциях, юкки отходили. Причины пусть ищут специалисты, практики же просто констатировали этот факт и пользовались им.

В результате, половина группировки «рассосалась» по окрестностям, и к тому моменту, как началась клоунада с «организованным отходом в соответствии с приказом Порошенко и по плану Генштаба», никакой линии обороны не существовало.

 

А так как солдаты противника с лета знают основное правило успешного бегства – технику в исправном состоянии оставлять ополченцам – работой саперы оказались загружены по самое «не могу». Одних только абсолютно исправных танков пришлось осмотреть более 80-ти.

 

В целом же, после взятия города под контроль, саперы работали часов по 15 в сутки. Это безумие – работа на износ ведет к неоправданному риску (снижается внимательность), но острая нехватка кадров требовала отдачи по-полной. Тем более, что за Контуром шли его ученики из очередного набора, которых натаскивали прямо «в поле».

 

Что такое работа сапера, мало кто себе представляет. Это ведь не только снятие растяжек, которые кое-где хаотично оставили отступающие. Контур особо обратил внимание, что никакого сплошного минирования юкки не вели, равно как и не занимались целенаправленно разрушением Дебальцевского железнодорожного узла.

 

Хотя официальная версия Киева звучала именно так: «Дебальцево оставлен войсками организованно ввиду того, что утратил свое значение, как крупный железнодорожный узел. Разрушения таковы, что минимум 9 месяцев движение не может быть восстановлено». Ложь достаточно наивная – уже через месяц прошел первый состав.

 

А чтобы это стало возможным, Контур и его люди сутками обследовали здания и сооружения, медленно и настырно заглядывая во все углы и открывая все шкафчики. Уже под конец работы, в одном из кабинетов, за фальшпанелью открылся мини-бар в котором (о чудо!) сохранились в целости две бутылки отличного шампанского.

 

Вот тогда-то, в честь завершения разминирования и освобождения Дебальцево, группа Контура впервые с начала операции попробовала спиртного. На улице был мороз и шампанское в стаканы и кружки не столько наливали, сколько вытрясали. «Впервые пил ледяное шампанское, – смеётся Контур. – Скорее даже не пил, а ел».

 

Что же до будущего Донбасса, то, судя по всему, что происходит вокруг, дело быстро идет к войне.

 

Ополченцы, за последние 9 месяцев ставшие регулярной армией, дисциплинированно ждут приказа на наступление, которого не получат. Все ждут, когда юкки начнут первыми. «Вельт политик», однако.

 

И судя по концентрации техники с той стороны фронта и иностранцам, которых все больше, до начала очередной фазы крупномасштабных военных действий осталось не слишком много времени. По крайней мере, ополченцы на это очень надеются.

 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх