Лента новостей

18:01
Порошенко готовится стать диктатором
17:59
Кремль поднимает «мёртвую руку»
17:52
Гражданство России: ловушка для русских
17:46
Поросенок Петр просит Париж помочь с мусором
17:35
Украина: Страна под снос?
17:33
А если ВКС России начнут борьбу с ВСУ как с террористами в Сирии?
17:32
«Родина борща — людям Земли»
17:25
Оценка из первых рук или Тысяча и одна ночь по-украински
17:23
Очень глупый президент, и как его сливают
17:22
За Крым придется доплатить: Зачем в России хотят ввести курортный сбор?
17:21
Всем врагам назло: Трамп настаивает на полноценной встрече с Путиным
17:19
Россия прекратит выпуск Ан-148. Что придет на замену?
17:18
Украинские радикалы наполнены ненавистью к новому врагу
17:17
Американские войска на Украине: чем ответит Москва на «наступление» НАТО
17:16
Почти иномарка: что думают белорусские танкисты о новом Т-72Б3
17:16
The New York Times: Чем Путин очаровал Стоуна и Трампа
17:13
Мигрантов «европеизируют» через ЛГБТ-мечети
17:13
Такого ужаса Россия не испытывала никогда!
17:12
У Кремля появилась Рузанна. Навальный уже не в тренде
17:11
«Белому Лебедю» создают новейшую историю
17:11
Прибалтика должна вернуть России вложения в ее развитие
17:10
На линии нового «Подлёта»
17:08
The Hindu: Самый высокотехнологичный город России
17:07
«Космический корпус» Америки: чем грозит миру агрессия США на орбите
17:07
Проклятие 5,45 и похороны «Гренделя»
17:05
США бросают Порошенко в атаку против России
17:04
Нужен ли он России Договор о РСМД?
14:17
MM Pr?myslov? spektrum: Российский рынок заменить трудно
14:13
Кроме нефти и газа
13:52
Vatan: Война внутри войны
13:46
Америка за год сделала бездомными 65,6 млн человек
13:43
EurasiaNet: Можно ли выжить на прожиточный минимум?
11:57
По чьей вине приходится оправдываться за «Запад-2017» Шойгу, Лаврову, Лукашенко и Равкову?
09:08
Пакт Путина – Трампа
09:07
Le Monde diplomatique: Минск противится российскому брату
09:05
Пророссийские настроения в Мариуполе никуда не исчезли
09:04
Bild am Sonntag: Трамп знал, что химатаки не было
09:03
Лютая зрада: Путинские агенты пробрались в окружение президента
09:03
Лай саудовского пуделя
09:01
The Daily Beast: ЦРУ: Путин ненавидит Америку
09:01
Как истребитель НАТО Шойгу перехватывал
08:57
Порошенко готовится стать диктатором
08:55
«Северный поток-2» — месть Украине
08:54
Известная автобусная компания отказалась перевозить украинцев по безвизу
08:53
Бесстрашная Америка: Не пугайте нас русским «Цирконом»
Все новости

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
» » Stratfor: Одесса и Тирасполь как зеркало регионального конфликта

Stratfor: Одесса и Тирасполь как зеркало регионального конфликта

Stratfor: Одесса и Тирасполь как зеркало регионального конфликтаУкраинская Одесса и приднестровский Тирасполь, когда-то бывшие частью одного и того же региона — Новороссии, теперь оказались на разных сторонах серьезного регионального конфликта, пишет аналитик Stratfor Евгений Чаусовский. Побывав в обоих городах, эксперт пришел к выводу, что царящее в них относительное «спокойствие» — лишь иллюзия, скрывающая внутренние противоречия.


Одесса и Тирасполь, которые во времена императрицы Екатерины Великой были частью одного и того же региона — Новороссии, сегодня совсем не похожи друг на друга, пишет аналитик Stratfor Евгений Чаусовский, посетивший оба города. Несмотря на то что настоящие боестолкновения идут в нескольких сотнях километров оттуда, «спокойная обстановка» на одесских и тираспольских улицах кажется весьма иллюзорной, констатирует эксперт.


Одесса долгое время была «уникальным украинским городом», в котором мирно сосуществовали самые разные этносы — русские, украинцы, турки, поляки, евреи и другие. Такая ситуация начала меняться лишь к XX веку: в послевоенные годы город покинули представители многих народов, и к сегодняшнему дню большинство одесситов — либо русские, либо украинцы, отмечает Чаусовский. Тем не менее в Одессе и сегодня остаются следы ее «многонационального прошлого» — прогуливающиеся по ее улицам пешеходы «уже не такие разные, как было в XIXвеке, но все же разнообразия здесь больше, чем в других украинских городах», пишет аналитик.


Такие исторические особенности города оказали значительное влияние на то, как здесь воспринимают продолжающийся на востоке Украины конфликт, продолжает автор. «Я поговорил с несколькими горожанами, и они все подчеркивали, что Одесса — нейтральная территория. По их словам, они лишь хотят, чтобы их оставили в покое, и не желают принимать участия в "бардаке, творящемся в остальных регионах”», — пишет он. Однако конфликт задел и Одессу: в 2014 году город потряс «самый кровавый инцидент с момента начала "евромайдана”» — столкновения между пророссийскими и проукраинскими демонстрантами, закончившиеся пожаром в Доме профсоюзов, напоминает Чаусовский.


«Когда я спустя почти год после пожара пришел к Дому профсоюзов, то обнаружил, что стены здания хранят следы от пожара, его окна — разбиты, а двери — заколочены, — пишет он. — Неподалеку, у мемориала, укрытого фотографиями и цветами, собрались люди, чтобы почтить память погибших <…> Две пожилых женщины с раздражением говорили о хулиганах, которые до этого осквернили мемориал. Они пожаловались, что президент Петр Порошенко не предпринял никаких мер в отношении вандалов, и рассказали, что в украинских новостях постоянно лгут, поскольку, по их мнению, "никакого порядка” в Одессе не видно».


Плохое состояние украинской экономики сказалось на городе, который острее других ощущает снижение торгового оборота с Россией: на его улицах можно увидеть множество попрошаек, отмечает аналитик. Местные жители говорят, что падение курса гривны и высокая инфляция сильно ударили по их финансовому положению. Кроме того, город периодически страдает от «организуемых сторонниками России терактов», пишет Чаусовский. Из-за них в городе много полицейских и военных. Впрочем, в отличие от Киева и Харькова, где на многих улицах развешаны флаги Украины, в Одессе гораздо чаще встречаются красно-бело-желтые флаги самого города, подчеркивает аналитик.


Совсем недалеко от Одессы проходит граница Приднестровья – отколовшегося от Молдавии региона, который поддерживает Россия, продолжает автор. В настоящий момент на приднестровской территории дислоцированы более тысячи российских военнослужащих. Вместе с тем добраться туда Чаусовскому удалось без каких-либо проблем — достаточно было лишь сесть на маршрутное такси и доехать до села Кучурган, расположенного у самой границы.


«Я ожидал, что на границе у меня возникнут сложности, и боялся, что мой американский паспорт вызовет подозрения. Но оказалось, что я был неправ: украинские таможенники лишь бегло просмотрели мои документы и пропустили меня, — рассказывает автор. — Когда же я попал на пункт приднестровской таможни, меня лишь попросили заполнить небольшую форму для получения визы, которую обработали тут же на месте, даже не взяв с меня никаких сборов. Молодой таможенник задал мне несколько вопросов — узнавал, сколько планирую оставаться, где буду жить, чем занимаюсь, где был на День Победы и как все прошло. Он говорил со мной вежливо — особенно после того, как заметил, что я родился в Москве. Лишь пятнадцать минут спустя я без каких-либо затруднений оказался в Приднестровье».


Приднестровские пейзажи очень похожи на украинские, а вот дороги сильно отличаются — здесь они гораздо более качественны и имеют четкую разметку, отмечает Чаусовский. Но сильнее всего контраст с Украиной ощущается в столице, Тирасполе. «Я вдруг ощутил, будто перенесся назад во времени, в эпоху до распада СССР. Архитектура города — целиком советская: я проходил мимо бетонных многоквартирных домов, украшенных серпом и молотом административных зданий и огромных парков, заполненных памятниками, среди которых был и один танк, расположенный на площади Суворова», — рассказывает эксперт.


При этом, в отличие от Одессы, попрошаек на улицах Тирасполя не видно — что тем более удивительно, учитывая, что Приднестровье испытывает экономические проблемы еще с тех пор, как Украина прекратила торговать с регионом, пишет Чаусовский. Наконец, еще одно явное отличие — это отсутствие большого количества полицейских и солдат на улицах — автор заметил среди прохожих лишь нескольких военных. «Один солдат — молодой человек, которому было не больше двадцати, — сел в маршрутку, — отмечает автор. — И тут я вдруг понял, что, если не брать во внимание немного другой цвет формы, он почти не отличался на вид от молодых военных в Одессе. Однако, родившись лишь в паре десятков километров друг от друга, они оказались на разных сторонах серьезнейшего конфликта, последствия которого сильно сказались на всем регионе». 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх