Лента новостей

00:00
Этот день в истории - 25 Марта
23:50
Baladi news: Асад остается в объятиях России
23:46
Кто Дмитрию Медведеву прочит скорую отставку
23:43
Foreign Policy: «Последний диктатор Европы» подтверждает свой титул
17:32
Порошенко взял Грефа в заложники
17:27
За США тактика, за Россией стратегия
17:23
Порошенко и Лукашенко снова братья-славяне
17:17
Frankfurter Allgemeine Zeitung: Смерть в Киеве
17:13
Специальное учение войск связи ЦВО
17:11
The Washington Post: Россия вышла настоящим победителем
17:09
Малый ракетный корабль «Углич» начал подготовку к морскому походу в Каспийское море
15:53
США вряд ли станут союзником Украины
15:45
«Смерть Вороненкова не поможет Киеву получить транш»
15:42
Deutsche Welle: На Украине можно делать бизнес без взяток
15:39
Бойню в Чечне устроили в День Конституции (список потерь)
15:34
Bloomberg: Убийство перебежчика — пугающий знак
15:25
В своей стране — хозяева и наследники
15:21
Politiken: Германия должна остановить русский газ
15:18
Россия — Турция: кто кого шантажирует
12:30
The Wall Street Journal: Только Трамп может урегулировать украинский кризис
12:16
Вояж эстонских депутатов в Москву не вернет российский транзит
12:15
«Газпром» подталкивают к замене «Турецкого потока» на «Южный»
12:15
Киевсовет захотел уйти от долгов и призвал к санкциям против компании из России
12:14
Лукавый конь Порошенко
12:13
Одумались: Нацбанк Украины призвал защитить российские банки
12:13
Кто взорвал Балаклею, или Почему партизанам не было бы сложно
12:11
Хороших новостей столько, что нужно съесть лимон
12:10
«Никто не хотел воевать». Климкин признал, что «союзники» не хотят сражаться за Украину
12:10
Марин Ле Пен прибыла в Госдуму
12:09
Шесть бойцов Росгвардии погибли при нападении боевиков в Чечне
11:54
Рабочие Донбасса не сдаются
11:50
Наш ответ за Юлию: вышлем заробитчан на хутора
10:41
Так говорить нельзя
10:37
На Черноморском флоте проходит учение противолодочных сил
10:34
«Путин хочет остановить киевское метро»: Кличко анонсировал транспортный коллапс европейской столицы
10:33
Кто стоит за взрывами в Балаклее?
09:43
Детонация Точек-У на складе в Балаклее
09:37
Подлый удар в спину
09:23
Россия и Турция на грани «томатно-зерновой» войны
09:21
Slate: Как Западу защититься от путинской России
09:17
Янки из Швеции. История человека и корабля
09:10
«Бог войны» разлюбил Украину
09:07
Американцы создают «небесные авианосцы»
09:05
Halo noviny: Заявления о российской военной угрозе иррациональны
09:00
В ВВО проведено летно-тактическое учение с использованием истребителей-бомбардировщиков Су-34
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
» » Вторая мировая война: миф о превосходстве немецких танков ("Die Welt", Германия)

Вторая мировая война: миф о превосходстве немецких танков ("Die Welt", Германия)

Причиной победы Гитлера на Западном фронте в 1940 году часто называют мощь немецкой бронетехники, которая и по качеству, и по количеству превосходила технику стран-членов антигитлеровской коалиции. Однако превосходство немцев имело другую природу.

Вторая мировая война: миф о превосходстве немецких танковВ битве при Аррасе (Arras — город на севере Франции — прим. пер.) блестящая карьера Эрвина Роммеля (Erwin Rommel) едва не оборвалась. Когда танки под командованием генерала стремительно катились к Ла-Маншу, британцы подготовили контрнаступление на открытые фланги немцев. Услышав по рации крики «На помощь! На помощь!», Роммель пробудился от победных мечтаний. Боевое донесение гласило, что враг прорывается через оборонительные рубежи, расстреливает немецкие пушки вместе с расчетами. Роммелю пришлось приложить немало усилий, чтобы отразить вражескую атаку. Однако для этого танковому генералу пришлось прибегнуть к помощи пушек и других традиционных видов оружия. Его же собственные танки оказались беспомощны против британской техники.

Прорыв англичан при Аррасе состоялся 21 мая 1940 года. За шесть дней до этого и на пятый день после начала похода Вермахта на запад французский премьер-министр Поль Рейно (Paul Reynaud) разбудил своего британского коллегу Уинстона Черчилля неприятной новостью о прорыве немцев сквозь линию фронта в Бельгии. «Мы повержены. Фронт прорван под Седаном. Немцы в большом количестве едут на танках и бронетранспортерах».

Таким образом, символом французского поражения стали именно танки. С обеих сторон. В то время как во Франции и Великобритании признали превосходство двигателя внутреннего сгорания, установленного на бронетехнику, и сочли его достаточным основанием для катастрофы, Гитлер и вовсе возомнил, что имеет в своих руках идеальное оружие для ведения блицкрига. Травма позиционной войны, которую диктатор в звании ефрейтора и британский премьер-командир батальона получили на Первой мировой войне, и повторение которой ожидалось в ходе Второй мировой, отошла на второй план с появлением стального колосса, с помощью которого гитлеровские солдаты на десятки километров в день продвигались вглубь вражеской территории.

Однако трудности, с которыми Роммель столкнулся при отражении атаки британцев, доказали, что все было не так просто. Союзники располагали весьма мощными танковыми соединениями, а немцы вовсе не были непобедимыми махинами, которым, по словам Черчилля, никто был не в силах противостоять. При более детальном рассмотрении ситуация разъясняется: у британцев и французов было значительно больше танков, которые к тому же были технически более совершенными. Но использовали они их в соответствии с устаревшими методами и представлениями, не отвечавшими возможностям нового оружия. В этом и только в этом немцы имели превосходство, но это было скорее случайностью.


PzKpfw III Ausf. B в Польше 1 сентября 1939 года

Сначала давайте поговорим о технике: большинство танков, находившихся на вооружении десяти танковых дивизий Вермахта, находились «на рудиментарной стадии развития немецких танковых войск, которые весной 1940 года переживали еще только первую стадию своего становления», как это охарактеризовал военный историк Карл-Хайнц Фризер (Karl-Heinz Frieser) в своей книге «Легенда блицкрига» (Blitzkrieg-Legende). По его словам, модели Panzer I и Panzer II (в переводе просто «Танк I» и «Танк II» — прим. пер.) были вообще-то учебными машинами, которые использовались, по сути, от безысходности. Их броня достигала толщины лишь, соответственно, 13 и 14,5 миллиметра, а вооружение состояло из пулеметов и — в случае с моделью Panzer II — двухсантиметровой пушки, которую сами танкисты называли «колотушкой».

Даже более новые модели Panzer III и Panzer IV имели не намного лучшее вооружение, а именно короткоствольную пушку калибра, соответственно, 3,7 и 7,5 сантиметра. Это же касалось и двух чешских моделей танков, у которых пушки имели калибр 3,7 сантиметра.

Это вооружение не шло ни в какое сравнение с вооружением британского пехотного танка Mark II Matilda, имевшего броню до 80 миллиметров толщиной. В ближнем бою против французских танков SOMUA (20 миллиметров) и Char B (32 миллиметра) немецкие танки Panzer III и Panzer IV также не имели никаких шансов. Мощнейшие модели «Тигр» и «Пантера», олицетворяющие немецкую бронетехнику времен Второй мировой войны, были приняты на вооружение лишь в 1943 году.

Этот дисбаланс дополнительно усиливается, если обратить внимание на цифры. На одном лишь своем Северо-восточном фронте французы и британцы располагали более чем 3200 танками. Еще 1000 танков оставались в боеготовности в тылу. У Вермахта же было лишь 2800 бронемашин, из которых 1500 приходились на Panzer I и Panzer II. Лишь 630 танков были «третьей» и «четвертой» модели, и это было меньше, чем количество машин SOMUA и Char B у французов. К тому же тем готовы были прийти на помощь 300 бельгийских и нидерландских боевых машин.

Однако решающую роль сыграли некоторые технические детали. Немецкие танки были меньшего размера, но зато быстрее, чем машины-гиганты союзников, а также имели лучшие прицелы. Башни «третьей» и «четвертой» моделей были сконструированы так, что внутри находилось место и для наводчика. Таким образом, командир экипажа мог целиком сконцентрироваться на командовании, тогда как в британских и французских танках именно командир отвечал за наводку. Кроме того, все немецкие танки были оборудованы рациями, тогда как британские и французские офицеры вынуждены были общаться между собой с помощью жестов.

Различные технические возможности предопределили различия в тактике. Немецкие генералы танковых войск, такие как Гудериан (Heinz Guderian), Хот (Hermann Hoth) или Роммель, задействовали свои части в комплексе и объединяли скорость и огневую мощь своих войск. Их противники, однако, продолжали мыслить категориями Первой мировой войны. Вместо того чтобы определять ключевые участки фронта, они вели боевые действия по всей его линии, расставляя танки на равном удалении друг от друга. Но если противнику удавалось прорвать эту цепь, то ему ничто не мешало и дальше идти через линию фронта.

Однако в этом мышлении командование союзников не было одиноко. Большинство немецких генералов также считали танковые войска не самостоятельной боевой силой, а лишь вспомогательным элементом по отношению к пехоте, основным транспортным средством которой по-прежнему оставались животные: так, одна дивизия Вермахта состояла из примерно 15 тысяч солдат и 5 тысяч лошадей. И для того, чтобы немецкий генеральный штаб, скрипя зубами, принял «Желтый план» генерала Эриха фон Манштейна (Erich von Manstein), потребовалось властное слово Гитлера.

Его основной идеей было то, что семь танковых дивизий должны были перебраться через Арденны и напасть с фланга на силы союзников, продвигавшихся на север. С этой целью было создано крупнейшее моторизованное соединение из 41 тысячи машин, которое до этого уже имело опыт ведения боевых действий. Но командование оставило за собой возможность в срочном порядке отправить эти силы на помощь двигавшимся следом пехотным частям, если бы танкам не удалось с первого же раза прорвать французский фронт на реке Маас.


Pz.Kpfw.IV Ausf.F2 фо Франции, июль 1942 года

Танковому соединению Кляйста это удалось — благодаря еще одному фактору: принципу делегирования полномочий. В отличие от офицеров союзников, которые получали не только приказы, но сразу же и средства для их исполнения, немецким военным предоставлялись необычно широкие возможности по принятию решений. Эта традиция зародилась еще во времена Первой мировой войны. Командирам отдельных частей поручалось ориентироваться в соответствии с конкретными условиями на местности, не «привязываясь» к оценкам расположенных на отдалении штабов. Эту традицию принял и нацистский режим, по крайней мере, на тактическом уровне.

В соответствии с этим принципом, танковые генералы повели своих солдат вперед. Пока противники разрабатывали сложные наступательные операции и выдвигались вперед лишь в случаях, когда складывались воедино все элементы операции, немцам было дозволено импровизировать, исходя из развития ситуации и используя каждую слабость союзников.

К этому следует добавить технические инновации, из которых смогли извлечь выгоду молодые офицеры Гитлера. В частности, им на помощь приходили пикирующие бомбардировщики, уничтожавшие вражеские бункеры, и тяжелые зенитки, которые задействовались также в наземном бою. С помощью именно этих пушек калибра 8,8 сантиметра Роммелю удалось переломить критическую ситуацию при Аррасе.

Французский историк Марк Блок (Marc Bloch), сам участвовавший в войне, увидел основную причину «странного поражения» хорошо вооруженных союзников в этом «методологическом оппортунизме» Гитлера и его танковых генералов. Но диктатора и его новых героев связывало еще одно убеждение: они были готовы все поставить на одну карту.

«Блицкриг» на западном направлении, провозглашенный геббельсовской пропагандой великой победой, стал, таким образом, не только химерой в борьбе против большевизма за мировое господство. Он еще и превратил войну в игру ва-банк, в которой излишняя самоуверенность взяла верх над рациональной оценкой собственных возможностей. И символом этого сумасшествия стали танки.


Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald)
"Die Welt", Германия
 





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Российская Федерация
    Генерал-майор
    mind1954

    В Польше немцы стали отрабатывать организацию взаимодействия пехоты

    и авиации с танками, а уж во Франции довели ло совершенства !

    Была отработана прямая радиосвязь при взаимодействии !

    Пехота натыкалась на огневые точки, так тут же вызывала "Штюги 3",

    которые расстреливали прямой наводкой огневые точки противника !

    (Кстати, в дань такой практике и мы создали СУ-76).

    А танки, натыкаясь на танки или артиллерию противника, тут же,

    напрямую, вызывали "Штуки", а те ориентировались по передовым танкам,

    накрытым немецкими флагами !!!

     

    0

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх