Лента новостей

22:58
Декабрь 41-го. Спасти Москву
22:48
Минобороны РФ бьёт рекорды продаж
22:44
Как Америка и Канада Арктику поделили
22:41
Монтян: Украину разорвут поляки, венгры и румыны
22:40
Меркель всё ближе к Горбачёву
22:40
Что десантные корабли США делают у берегов Сирии
22:38
Как еще можно «потерять» палубник: типы аварий на авианосцах
22:30
«Светлана» подвела летчиков во второй раз
22:28
Детонационные двигатели заменят ядро газотурбинных
22:27
Американцы усиливают флот рядом с Сирией
19:53
Счастлива ли ты, Россия?
19:50
В наш монастырь со своим «Евровидением» не ходят!
19:49
Удар по Авакову: компромат с Майдана используют для досрочных выборов в Раду
19:45
Хуже, чем в Алеппо: почему беженцы отказываются жить на Украине
19:42
Ночь над ЕС: удар в Италии, пат в Австрии
19:41
Будет ли Порошенко стёрт до нуля
19:40
Порошенко подписал собственный «пакт Молотова-Риббентропа»
19:34
История Кэтрин Энгелбрэхт. Как давят инакомыслящих в США
19:32
Друзья боевиков на трибуне ООН: Москва поставит вето на резолюцию Запада по Алеппо
19:31
Немецкие СМИ обратили внимание на неадекватное поведение Порошенко
19:15
«Я ценю в России ее дух»: оперная звезда Хосе Каррерас в восторге от России
19:13
Донбасский счёт
19:06
Эксперт: коррупционные скандалы во власти уже не удивляют украинцев
19:04
Крупное ДТП с детьми в Югре: в больнице остаются 19 человек
19:01
Замглавреда Spectator объяснил, почему люди больше не верят западным СМИ
18:56
Игра с ядерным огнем: циничные заявления США
18:56
Чем крах референдума в Италии обернется для ЕС
18:55
Прибалтика – жизнь при свечах
18:53
Российская военная-медик погибла при обстреле госпиталя в Алеппо
18:51
Порошенко открыл телевышку на горе Карачун для вещания на территорию ДНР
18:48
Ставки растут: что стоит за попыткой Киева заставить «Газпром» платить
18:47
Трамп сознательно идет на конфронтацию с Китаем
18:47
Почему опять упал «Прогресс»
18:46
Антонов просит $703,2 млн у правительства Украины, чтобы выжить
18:44
На «Адмирале Кузнецове» разбился второй истребитель. Кто виноват?
18:42
Тартус примет большой десантный корабль «Георгий Победоносец»
17:00
Настоящей головной болью Дональда Трампа является российский ядерный арсенал
16:59
Иран снова под ударом?
16:58
Юрий Селиванов: И опыт – сын ошибок трудных
16:57
Виктор Муженко: наша армия — она настоящая, не бутафорская
16:55
В Сирии в результате обстрела госпиталя погибли российские медики
16:54
ЛНР: ВСУ перебросили в Донбасс иностранных наёмников и новую технику
16:53
Взаимосвязь между испытаниями С-300ПС близ Крыма, заявлениями Турчинова и реальной ситуацией на Донбассе
16:43
Ynet: Хаос в воздухе из-за российского авианосца
16:39
В Мосуле ликвидировали министра нефти ИГ
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Кремлевский узник («Polityka», Польша)

Кремлевский узник («Polityka», Польша)

Кремлевский узник (Мы оцениваем людей по достоинству только тогда, когда их уже нет. Кто знает, куда повернули бы ядерные переговоры с Ираном, если бы Владимир Путин все еще дружил с Бараком Обамой? Без России в качестве посредника и гаранта договора, скорее всего, не будет. Какая судьба ждала бы Башара Асада, если бы Путин перестал действовать назло Западу и прекратил поставки вооружений в Сирию? По Путину могут заскучать и болгары, если этой зимой им придется спать в одежде. Земля еще вертится, но, кто знает, что случится, если российский президент в конце концов на всех обидится и запрется в Кремле?

От переменчивого настроения российского президента зависит также судьба 40 миллионов жителей Украины. Как показывают опросы, большинство из них хотели бы

видеть свою страну в объединенной Европе. Но у них не будет на это шансов, пока не станет ясен статус Крыма и двух областей — Луганской и Донецкой, которые более или менее непосредственным образом оккупируют россияне.

Но с Путиным уже никто не хочет говорить. В последний раз rendez-vous больших держав состоялось под некоторым давлением в июне в Нормандии, где победители Второй мировой войны встречались в 70-ую годовщину высадки союзников. Уже полгода царит полная тишина. А ведь раньше бывало совсем иначе: западные лидеры видели в Путине друга, демократа. Он был партнером по самым важным международным мероприятиям: в Афганистане, вышеупомянутой Сирии, а путинская Россия должна была на долгие годы гарантировать Европе энергетическое благополучие.

Но часто события разворачиваются не так, как нам бы хотелось. Ничто не указывает на то, что Путин планировал войну на Украине, которая (что сегодня отчетливо видно) привела его страну на грань экономического краха и превратила ее в глобального изгоя. Сейчас, конечно, можно демонизировать Путина, который, впрочем, этого заслуживает, но это лишь закрепляет за ним роль мученика за собственный народ. Между тем проблема состоит в том, что российский президент — это не только виновная сторона, но и жертва. И если Запад не успеет понять этого вовремя, он может вскоре еще заскучать по Владимиру Владимировичу.

1.
Один журналист задал Путину вопрос о 1989 годе: «Как вы считаете, Советский Союз сделал все возможное, чтобы спасти ГДР?» Переводя на менее дипломатический язык, отправил бы Путин (который 25 лет назад был резидентом в Дрездене), туда войска, будучи на месте Горбачева. Президент отказался отвечать. Но после Грузии 2008 года и Украины 2014 стало сложно сомневаться в том, что если бы он обладал такой властью, он подавил бы протесты в Восточной Германии, как сделали его предшественники в Будапеште в 1956 и в Праге в 1968. Это эффект ошибочной логики, которой следовали многие предыдущие кремлевские руководители: безопасность России прямо взаимосвязана с отсутствием безопасности в соседних государствах.

Так что сегодня Донбасс для российского президента — это то, чем был ГДР для СССР. Продолжая эту кремлевскую логику: как объединение Германии добило Советский Союз, так демократическая и стабильная Украина была бы смертельной угрозой для режима Путина. Известный американский дипломат и советолог Джордж Кеннан (George Kennan) еще в 1947 году писал: «Тот упор, который делается Москвой на угрозу советскому обществу из внешнего мира, объясняется не реальным существованием антагонизма, а необходимостью оправдать сохранение внутри страны диктаторского режима». Прошло 60 лет, а все осталось ровно так же. Таким образом Путин в некотором смысле оказался жертвой этой логики, а не ее создателем. Пылающие соседние регионы — это лучшая легитимация для каждого кремлевского режима. Экспансия, распространение влияния — это лишь искра, средство для достижения цели. Здесь вновь вспоминается Кеннан, который уверял, что характер советской власти выступает всегда продуктом идеологии и обстоятельств. С одной стороны, марксизм говорил о вечной экспансии до тех пор, пока она не доберется до самых дальних уголков мира. С другой, это не был абсолютный императив, он зависел от обстоятельств.

Кеннан писал: советские политические действия — это «плавный поток, который, если ему ничто не мешает, непрестанно движется к наме¬ченной цели. Его главная забота — во что бы то ни стало заполнить все уголки и впадины в бассейне мировой власти». Российская система раз в какое-то время приспосабливается к действительности. И вновь, очень точно: Путин ведет себя по отношению к внешнему миру именно так, как поток Кеннана, распространяя свои влияния, где это только возможно: на Украине, в Грузии, Азербайджане или в Венгрии Виктора Орбана. Но там, где Запад ударяет кулаком по столу, Путин останавливается, потому что его главная цель — сохранить свой режим. Для блага России и своего собственного.

2.
Кремль, как никакое другое место проживания в Москве, изменяет своих постояльцев. Бывший «кремлевский банкир» 90-х Сергей Пугачев, несколько лет назад сбежавший в Лондон, недавно вспоминал о Путине на страницах британских газет. Его удивляло, что будущий президент никогда не носил с собой документы, хотя все другие высокопоставленные чиновники всегда были ими нагружены. Путин, работая еще в администрации Бориса Ельцина, держался в стороне. Он подолгу сидел в своем кабинете и читал газеты или смотрел телевизор, который он обожал.

Он никогда не казался Пугачеву особенно амбициозным. Более того, у него не было политических планов, он вовсе не хотел остаться в Кремле, и жил одним днем. Его нерешительность стала особенно заметной, когда он уже стал премьером и изумлял подчиненных неожиданной отменой своих решений. Он воодушевлялся каким-нибудь проектом, а потом на следующий день отправлял его в корзину. Он не был гением зла, который ждал лишь того, когда сможет подчинить себе весь земной шар. Сейчас уже стало видно, что, скорее, власть подчинила его себе.

Как полагает Пугачев, было две причины, по которым в последний день 1999 года Путин стал исполняющим обязанности президента, и обе они не связаны с его гипотетическими способностями. Во-первых, никого другого под рукой не было. Все, кто мог, бежали от Ельцина, который погряз в алкоголизме. Во-вторых, для олигархов, которые в моменты недееспособности Ельцина управляли государством, Путин казался безопасным вариантом, человеком, которого будет легко контролировать. Но вскоре им пришлось призадуматься.

Самые важные представители олигархов должны были провести «личную» встречу с новым президентом. Путин на это согласился, но при условии, что место для нее он выберет сам. За два часа до встречи оказалось, что это будет старая дача Сталина в Кунцево. Там собрались все сливки 90-х годов. Грилем занимался Роман Абрамович. Но разговор не клеился. После встречи Пугачев не скрывал удивления: «Почему вы ни о чем его не спросили?» «А о чем нам было спрашивать, — ответил один из олигархов. — когда этот кагэбэшник завез нас на сталинскую дачу... Хорошо, что живы остались».

Спустя несколько месяцев олигархи получили из Кремля предложение, которое было невозможно отвергнуть: откажитесь от политики и части вашего имущества, а взамен получите безопасность и возможность зарабатывать дальше. Иначе потеряете все. Те, кто взбунтовались, уехали из страны или попали за решетку. Покорные остались при своих активах, хотя неизвестно, как долго еще это будет продолжаться.

3.
В середине сентября 2014 года был арестован Владимир Евтушенков. Занимая 15 место в списке богатейших россиян, он считался безукоризненным образцом путинского олигарха. Он никогда публично не заикался о политике и был до тошноты нейтральным: исправно платил налоги, а когда на воплощение президентской идеи нужно было добавить 100 тысяч долларов, добавлял 200. Российский политолог Лилия Шевцова говорит, что арест Евтушенкова символизирует конец независимой олигархии, а Путин все сильнее ограничивает круг своих доверенных людей. Надежен лишь он и россияне.

Похожим образом вели себя его кремлевские предшественники. Царь Николай II считался помазанником божьим, и не желал видеть никаких посредников между собственной персоной и народом. Излишне политически амбициозных людей он уничтожил, созвал парламент на короткое время, чтобы быстро его распустить, а опору для своей власти нашел в тайных службах и цензуре. Отрекшись в 1917 от престола, он оставил после себя политическую пустыню, заменить его было некому. Лучше всего на эту роль подходили большевики, закаленные годами работы в подполье. История повторилась после краха СССР. Десятилетия коммунистического режима не позволили сформироваться альтернативным элитам, поэтому очередную лакуну пришлось заполнять человеку старой закалки — Борису Ельцину.

И сегодня все повторяется: либеральная оппозиция в России существует, по сути, только в интернете. Ее последними конвульсиями была протестная акция на Болотной площади в декабре 2011 года, которая оказала нулевой эффект на действия режима и даже ускорила вытеснение оппозиции в подполье. Под домашний арест посадили единственного обладающего весом лидера этого движения Алексея Навального. Путин, как и Романов, не хочет видеть в своих отношениях с народом никаких посредников. И этот болезненный страх за свою власть регулярно приводит в России к ужасному результату, что прекрасно демонстрирует один предвыборный ролик, снятый в феврале 2012 года путинскими сторонниками.

Оппозиция призывает: «Россия без Путина!». Представим себе, как это могло бы выглядеть: так начинается ролик. На выборы идет сотня политических партий, Запад восторгается. Вскоре улицы захватывают вооруженные националисты и объявляют войну мусульманскому меньшинству. НАТО захватывает Калининградскую область, китайцы — Хабаровск, грузины Краснодар, а Петербургом управляют скинхеды. Приходит зима, начинаются проблемы с продовольствием, царит хаос. Из страны уходят все западные корпорации, наступает гиперинфляция. Лидеры оппозиции умоляют американцев предоставить им убежище. Потом пропадает электричество, не работают мобильные сети. Видео заканчивается громовым вопросом диктора: «Россия без Путина? Решать тебе». Проблема в том, что система уже все решила.

4.
Части западных наблюдателей свойственна нездоровая тенденция прославлять путинский гений. Они усматривают в каждом его шаге шахматную комбинацию, которая в три хода приведет к мату. В этом смысле Путина можно назвать самым переоцененным политиком нашего времени, и именно сама система придает ему иллюзорные черты гения. Достаточно одного фундаментального вопроса: если Путин планировал войну на Украине, зачем он потратил 50 миллиардов долларов на Олимпиаду в Сочи, которая была призвана продвигать положительный образ России в мире.

Это замечание очевидно (если считать, что Путин действует рационально), однако и оно вызывает вопросы. Ведь если с одной стороны, президент России, как кажется, действует интуитивно и принимает решения без лишних раздумий, то с другой стороны, сложно избавиться от ощущения, что его действия точны, будто бы он планировал их заранее (пример — «зеленые человечки» в Крыму). Это лишь видимость противоречия: Путин не планирует, но планов у него много. Под его управлением Россия вернулась к масштабному планированию особенно в военной сфере. После скудных 90-х страна начала активную ремилитаризацию, а поскольку Россия держится на бюрократии, большая часть этих расходов пошла на написание абсолютно абсурдных проектов (как атака на Китай), которые убирают в долгий ящик, или чуть менее абсурдных, которые попадают к Путину. А президент (в зависимости от обстоятельств, о которых писал Кеннан) или воплощает их в жизнь или выбрасывает.

В последние годы российские стратеги поражают своей агрессивностью. В 2010 году они, например, решили, что Россия имеет право нанести ядерный удар в ответ на конвенциональную атаку, а также допустили превентивные ядерные удары. В своей новейшей версии эта доктрина прямо указывает на США и НАТО, как главную угрозу для Москвы. Знатоки литературных стратегий говорят, что если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то рано или поздно оно выстрелит.

5.
Между тем висящее ружье пока совершенно не волнует мировых лидеров, поэтому на ноябрьском саммите стран G-20 в австралийском Брисбене слово «неловкость» получило новое определение: встретить Путина в кулуарах международного саммита. В аэропорту российского президента не ожидал ни один политик. Путин поселился в скромной гостинице, где его соседями были делегации Мексики и Мавритании. На памятной фотографии он едва поместился в кадре, стоя где-то рядом с президентом ЮАР. За обедом организаторы посадили Путина вдалеке от столика G-7. На завтраке он уже не появился, а из Москвы заявил, что не собирается ехать в январе в Давос.

Путин растерял большинство влиятельных союзников. В Европе на теплый прием он может рассчитывать лишь в Белграде, а на кофе его могут пригласить еще, возможно, в Будапеште и Риме. Запускаемый 1 января проект Евразийского союза — это, скорее, сборище напуганных постсоветских республик, чем копия Евросоюза, как хотел бы президент. Даже Китай относится к России чисто прагматически. Путин при каждом удобном случае навещает Пекин и действительно привозит контракты на продажу нефти и газа. Но китайцы не чувствуют себя ничем обязанными: они поддерживают отношения с Вашингтоном и беспардонно торгуются с Москвой по поводу цены на сырье.

Изоляция Путина в экономической сфере приносит эффекты (о которых никто даже и не мечтал) в виде падения стоимости рубля и усаливающегося кризиса российской экономики, что российский президент, в свою очередь, использует в обращенной к россиянам антизападной пропаганде. Однако политическая изоляция — это уже игра с огнем. Американский политолог украинского происхождения Александр Мотыль говорит, что на все следует взглянуть с другой стороны: Путин — это тоже жертва системы, которая определяет его и ограничивает. Давить на него снаружи, означает опасно балансировать между задуманным воздействием на его решения и тем, что он окажется приперт к стенке. Перекрытый поток все равно найдет выход или прорвет плотину. Конечно, можно назвать такой подход копией аргументов сторонников Путина. Вопрос только в том, готов ли Запад к такому риску.

Джордж Кеннан много раз подчеркивал, что русским нужно всегда оставлять пути отступления. В тексте «Источники советского поведения», опубликованном в 1947 году на страницах журнала Foreign Affairs, он писал: «иностранное госу¬дарство должно предъявлять требования к ее политике таким образом, чтобы у России оста-вался открытым путь к уступкам без ущерба для престижа». Взамен за уступки в отношении Украины Путин мог бы, например, стать международным переговорщиком по Ираку и Сирии.

6.
В противном случае риск давления на Путина грозит взрывом. По мнению Маши Гессен, журналистки и автора вышедшей в Польше книги «Путин: человек без лица», кремлевский режим уже вошел в третью заключительную фазу. Она наиболее опасна, так как отличается неожиданными поворотами и агрессией. Она может, хотя вовсе не обязательно, продлиться несколько лет. Гессен утверждает, что первая фаза правления Путина продолжалась всего пять лет, до 2005 года. Тогда произошел откат демократических реформ 90-х. Путин подчинил себе СМИ, а на практике также ликвидировал свободные выборы. Вторая фаза (2005-2012) была периодом политической стагнации. Третья — продолжается уже два года.

Гостивший недавно в Варшаве Глеб Павловский, главный политический стратег Путина в первые годы его власти, придерживается сходного мнения. Он говорит, что если ни одна из сторон конфликта не пойдет на уступки, то политический крах России будет неизбежен, и, как предыдущие кризисы 1917 и 1991, он будет глубоким и хаотичным. В России вновь появилась экстремальная вертикальная структура власти, у которой, по сути, нет альтернативы. Поэтому когда уже произойдет крах, все рухнет за один день, не больше. Мир, пожалуй, к этому не готов. 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх